США, Китай, ЕС: соперничество и глобальная бифуркация

2018 год представлял собой своего рода коктейль из противоборства и сотрудничества между тремя глобальными экономическими центрами – Соединёнными Штатами, Китаем и Европейским союзом.

В течение первого года пребывания в должности президента США Дональд Трамп избегал конфронтационной торговой политики (в отношении которой корпоративная Америка не имеет единой позиции) и занимался политикой внутренней, направленной на массовое перераспределение богатств в пользу сверхдоходов большого бизнеса, включая самую низкую с 1939 года ставку корпоративного налога наряду с множеством других дружественных бизнесу регулятивных решений. Только в 2018 году он обратил внимание на мировую торговлю. Воодушевлённый стремительно растущей национальной экономикой, с марта 2018 года он ввёл ряд тарифов, экспортный контроль, ограничения на иностранные инвестиции и санкции.

Однако в июле США и ЕС объявили о «прекращении огня», и обе стороны согласились не вводить дополнительные тарифы в ожидании дальнейших переговоров. В сентябре США, Мексика и Канада согласовали (но ещё не ратифицировали) новую НАФТА с пересмотренными условиями (переименованную в USMCA – соглашение США, Мексики и Канады); также было подписано пересмотренное соглашение о свободной торговле между США и Южной Кореей (KORUS). Переговоры по трансатлантическому торговому соглашению должны возобновиться в 2019 году, но они наверняка будут трудными. Администрация Трампа хочет открыть европейское сельское хозяйство для американских фермеров и, если этого не произойдёт, угрожает ввести тарифы на импорт европейских автомобилей. Однако автомобильные тарифы вызовут существенную оппозицию внутри США. Эта угроза не вызывает доверия, и в любом случае Европа вряд ли пойдёт на значительные уступки в отношении своего сельского хозяйства.

Несмотря на то, что Трамп стремился приуменьшить экономические конфликты со странами «Большой семёрки» и другими союзниками, он действует совсем иначе в отношении Китая. В Стратегии национальной обороны США от 2018 года провозглашается, что Китай «в ближайшем будущем стремится к региональной гегемонии в Индо-Тихоокеанском регионе и ослаблению роли Соединённых Штатов ради достижения глобального превосходства».

Куда делась Эбола? Приоритеты новой национальной оборонной стратегии США
Владимир Батюк
То обстоятельство, что среди необходимых преобразований в американском оборонно-промышленном комплексе в новой национальной оборонной стратегии на первый план поставлено совершенствование ядерного арсенала США, свидетельствует о подготовке американского военного ведомства к Большой Войне, а не к контртеррористической операции или к борьбе с лихорадкой Эбола.
Мнения экспертов

В марте Трамп ввёл тарифы на экспорт в размере 250 миллиардов долларов и пригрозил ввести дополнительные пошлины на 267 миллиардов долларов для китайских товаров. Китай отреагировал, подняв тарифы на автомобили и политически важные сельскохозяйственные товары из США. В октябре в своём выступлении в Гудзоновском институте вице-президент Пенс объявил о системной стратегии сдерживания Китая. Китай и США активизировали военную активность в Южно-Китайском море. Новогоднее послание исполняющего обязанности министра обороны США Патрика Шанахана на 2019 год заключалось в том, чтобы «помнить Китай, Китай и ещё раз Китай».

Тем не менее двусторонние переговоры между Трампом и Си Цзиньпином в кулуарах конференции G20 в Буэнос-Айресе в декабре и на более низком уровне между торговыми представителями в Пекине в начале января привели к уступкам с обеих сторон. В декабре Трамп согласился воздержаться от введения дальнейших тарифов на китайские товары до 1 марта в ожидании дальнейших дискуссий. В январе Китай отреагировал на это возобновлением закупок сои из США, отказавшись также от ответных мер против импорта американских автомобилей. Китай также возобновил импорт сырой нефти и объявил о начале диалога по структурным реформам в отношении интеллектуальной собственности, субсидий и прямых иностранных инвестиций.

Эти примирительные шаги свидетельствуют о признании в Вашингтоне и Пекине того факта, что финансовые рынки и экономики двух стран крайне уязвимы для протекционистской политики и риторики, и этот урок вызвал особый резонанс у Дональда Трампа, который пережил потери республиканцев на промежуточных выборах и вряд ли хочет идти на президентские выборы в 2020 году на фоне растущей экономической турбулентности.

Чем закончатся торговые войны Трампа? Спойлер
Ричард Лахманн
Политические взгляды Дональда Трампа изменялись то в одну, то в другую сторону. Одно время он призывал ввести налог на богатство, создать национальную систему медицинского страхования и признать право на аборты. По многим вопросам он не имеет вообще никакого мнения. Даже сейчас, два года спустя после своего избрания президентом, он пребывает в неведении о многих областях политики. Невежество Трампа, его безучастность достигают крайней степени даже в сравнении с Джорджем Бушем-младшим, которого до избрания Трампа считали самым ленивым и тупым президентом современной эпохи.
Мнения экспертов

В своём докладе о глобальных экономических перспективах за январь 2019 года под названием «Темнеющее небо» Всемирный банк предупреждает, что «над мировой экономикой скапливаются грозовые тучи». Экономика Китая замедляется, а в четвёртом квартале 2018 года прогнозируется падение официального ВВП до 6,2% на фоне резкого сокращения прямых иностранных инвестиций, инвестиций в основной капитал, розничных продаж, промышленного производства и прибыли. В Китае наблюдается значительный избыток производственных мощностей, что приводит к снижению мировых цен на материалы и уже высокому и, судя по всему, нестабильному уровню долга. В течение 2018 года китайские акции снизились более чем на 25%. Прямые иностранные инвестиции Китая в Европе и Северной Америке стремительно падают в результате ограничений, введённых Вашингтоном и Брюсселем.

Европа оказалась в не менее шаткой ситуации. Замедление роста в Китае ударит не только по остальной части Азии, но и по Германии, которая в третьем квартале 2018 года уже испытала отрицательный рост (и сокращение экспорта). Доверие к немецкому бизнесу упало. Хотя МВФ ожидает рост на 1,9% к 2019 году, ЕС сталкивается с огромными экономическими и политическими вызовами. ЕЦБ замедлил покупки активов, планирует свернуть программу стимулирования и повысить к концу года процентные ставки. Неолиберальный проект Эммануэля Макрона был сорван протестами «жёлтых жилетов». Италия погрязла в стагнации и долгах.

Независимо от того, какую форму в конечном итоге приобретёт Brexit, он в любом случае нанесёт значительный вред как Великобритании, так и Европе. Brexit не откроет путь к большей независимости и единству в ЕС или в еврозоне, подорванной постоянным экономическим кризисом под руководством Германии. Франко-германская Антанта пребывает на смертном одре. Германия отвергла призывы Эммануэля Макрона к расширенной фискальной политике; Франция и Германия глубоко разделены по поводу торговых переговоров с США. В декабре немецкие руководители автомобильной промышленности провели частные переговоры с торговым представителем США Робертом Лайтхайзером в Белом доме, взяв на себя новые обязательства перед американским рынком, что вызвало недоумение в Брюсселе и Париже. При этом администрация понизила дипломатический статус ЕС, очевидно даже не уведомив об этом Брюссель. Несмотря на потоки смелой и возмущенной риторики, ЕС мало что может сделать (частично исключая «Северный поток – 2») против экстерриториальных санкций США, которые наносят значительный экономический, а также политический ущерб. Выборы в Европарламент в мае почти наверняка принесут дополнительные места популистам и евроскептикам.

Прогноз для экономики США более разнородный, с прогнозируемым ростом на 3% в 2019 году, но даже при таком росте налицо признаки хрупкости. Восстановление экономики, которое началось в 2009 году, не может длиться бесконечно, особенно если ФРС продолжит повышать процентные ставки, а налоговые стимулы в результате сокращения налогов на 1,5 миллиарда долларов (что также приводит к нарастающему дефициту бюджета и увеличению государственного долга до 22 триллионов долларов) сокращаются. Продолжающийся шатдаун также начинает сказываться на экономике США.

Война за стену. Шатдаун Трампа как битва двух миров внутри одной Америки
Виктория Журавлёва
В США федеральные правительственные учреждения закрыты с 22 декабря. Дональд Трамп в его войне с демократами в Конгрессе побил рекорд президента-демократа Билла Клинтона, который с 16 декабря 1995 года по 5 января 1996 года вёл войну с республиканским Конгрессом за сохранение финансирования социальных программ. Тогда федеральные ведомства были закрыты 21 день. До сих пор это был самый длительный период шатдауна в истории США. 23 года назад Билл Клинтон одержал победу в своем противостоянии. Перспективы нынешнего американского президента выглядят не так однозначно.
Мнения экспертов

Безусловно, хотя США и Китай не урегулируют свои конфликты до установленного Трампом срока 1 марта, обе стороны имеют серьезные стимулы для сохранения нынешнего перемирия. Тем не менее остается много спорных вопросов – прежде всего касающихся передачи технологий с экономическими и значительными военными последствиями. По мере того, как корпоративная Америка всё больше осознаёт растущий экономический и военный рост Китая, она, похоже, постепенно склоняется к более ястребиной позиции, уже доминирующей в ведомстве торгового представителя США, Пентагоне и в обеих палатах Конгресса. Многонациональным корпорациям США будет нелегко отказаться от своего пусть даже незначительного первенства на азиатском рынке, на который, согласно прогнозам, к 2050 году будет приходиться более 50% мирового ВВП.

В 2019 году также возможно дальнейшее развитие тенденции к глобальной бифуркации. Многие американские компании постепенно переводят свои цепочки поставок из Китая в другие азиатские страны или обдумывают подобный шаг. Соединённые Штаты также оказывают растущее давление на союзников по НАТО в Центральной и Восточной Европе в поддержку своей стратегии сдерживания Китая. ЕС уже начал ограничивать китайские приобретения европейских компаний в стратегических секторах экономики. Соглашение USMCA недвусмысленно запрещает своим членам подписывать соглашения о свободной торговле со странами с «нерыночной экономикой» (то есть, с Китаем). Арест канадскими властями финансового директора компании Huawei по запросу США и последующее задержание сотрудника Huawei в Польше по обвинению в шпионаже являются ещё одним свидетельством этой тенденции. Всесторонняя торговая война в 2019 году маловероятна, но соперничество между США и Китаем пока находится только в зачаточном состоянии.

Торговая война: сделано в Китае, сделано в США
Александр Ломанов
На форуме АТЭС Си Цзиньпин и Майк Пенс не слушали выступления друг друга. Это недобрый символический знак, который указывает на снижение роли АТЭС как инструмента развития торговли и инвестиций в регионе.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.