Политический кризис во Франции: низы не хотят, верхи не могут

Требования «жёлтых жилетов» во Франции нацелены на то, чтобы собрать вокруг себя единое народное движение, которому «Марсельеза» ближе, чем «Интернационал». Государству следовало это понять. Если народ распевает «Марсельезу», это означает, что происходит нечто действительно важное, отметил в комментарии для ru.valdaiclub.com Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS) и МГУ им. М.В.Ломоносова.

Франция вступила в эпоху политического кризиса. Всё началось с происшествий 1 ноября, и с тех пор требования и лозунги «жёлтых жилетов» вышли на новый уровень. Эти инциденты вызывают сожаление и в некоторых случаях заслуживают осуждения. Однако первейшее из насилий – то, что миллионы французов вынуждены жить в таких условиях. Это недопустимо. И именно потому, что правительство и президент этого не поняли, им приходится иметь дело с народным гневом. И он не утихнет.

Этот кризис, кстати, заставляет вспомнить о событиях мая 1968-го. Между ними есть очевидные различия – но тем не менее можно разглядеть и некоторое сходство.

Нынешнее движение, вышедшее из «периферийной Франции», завоевало симпатии большинства французов. Начавшись с протестов против налогов (в частности, против повышения цен на топливо), оно перешло к требованиям налоговой справедливости, а затем – к проблемам покупательной способности, повышения МРОТ до 1300 евро и серьёзного пересмотра пенсионного обеспечения. 

По своему характеру эти требования нацелены на то, чтобы собрать вокруг «жёлтых жилетов» единое народное движение, которому «Марсельеза» ближе, чем «Интернационал». Государству следовало это понять. Если народ распевает «Марсельезу», это означает, что происходит нечто действительно важное.
Даже профсоюзы прониклись и вскоре перешли от недоверия к поддержке.

После столкновений 24 ноября и 1 декабря популярность движения не уменьшилась. Около 72% французов поддерживают «жёлтые жилеты», и более чем 90% осуждают позицию правительства, которое, по их мнению, отнеслось ко всему безответственно. 

От социального кризиса мы, таким образом, перешли к политическому, поскольку звучит всё больше призывов к отставке президента. Ситуация с 1968 года неслыханная.
Единственным разумным выходом кажется сделка. Но есть ли у властей ресурсы, чтобы вести такие переговоры? Конечно, они могут прибегнуть к чисто техническим мерам, как это сделал премьер-министр Эдуар Филипп. Но на сегодняшний день требование [компенсировать издержки населения после топливной реформы], хотя и остаётся в силе, уже не так неактуально. Речь теперь идёт о проблемах покупательной способности и налоговой системы в целом, то есть о пересмотре того и другого по справедливости. «Жёлтые жилеты» не готовы идти на компромисс, а правительство остаётся, как кажется, глухо к их глубинным требованиям. Если исходить из этих европейских и европеистских решений, возможности так называемого правительства к переговорам – самые что ни на есть ограниченные.

Сегодня Франция столкнулась не только с социальным и политическим кризисом, но и с кризисом представительства «элит», которые управляют нами уже давно. Решение здесь должно быть равно экономическим и политическим. Однако найдено оно может быть лишь в том случае, если мы разрушим ту клетку, в которой Франция была заперта (своими же элитами) в течение двадцати лет.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.