Think Tank
Шёлковый путь vs путь специй: Индия на Ближнем Востоке

Ближневосточные страны готовы развивать экономические связи с Индией, однако ей не занять место США, России, Китая или ЕС. И стоит ли? Нью-Дели вышел на многонаправленный путь своих отношений с Западной Азией, включён в многосторонние и министоронние форматы. Но «путь специй» сводится к небольшой «тропинке», в то время как параллельно развивается разветвлённая «дорога шёлка», пишет Руслан Мамедов, старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН. Материал подготовлен по итогам первой Российско-индийской конференции Клуба «Валдай», организованной совместно с партнёром Клуба – Фондом Вивекананды.

Один из ключевых кризисов ближневосточной и мировой политики – палестино-израильский – серьёзно отразился на планах Индии. Нарастающая в последнее десятилетие активность Индии в регионе всё чаще сталкивается с реальностью – конфликтами, противоречащими интересами, то прагматичной, то жёсткой политикой заинтересованных сторон.

Индийская внешняя политика на Ближнем Востоке – в Индии этот регион называют Западной Азией – базировалась на традиционном курсе неприсоединения, стремлении не допустить сближения Пакистана с ближневосточными государствами, а также на укреплении стабильности поставок нефти из региона. Долгое время Индия придерживалась сбалансированного подхода к ирано-саудовской конкуренции, палестино-израильскому конфликту, сирийскому и другим кризисам. Но XXI век внёс свои коррективы. Основные постулаты индийской политики сохраняются, но на активность Индии в регионе существенно влияют несколько факторов.

Во-первых, на растущую роль Индии в делах Ближнего Востока был запрос со стороны США. Ключевой идеей США со времён президента Барака Обамы является «поворот в Азию» и купирование угрозы Китая, потому США стремились «опираться» на региональных и внерегиональных партнёров. Поскольку у Вашингтона и Исламабада возникли противоречия, Индия в этом плане отлично подходила для того, чтобы составить конкуренцию Китаю и поддержать сохранение американских интересов в регионе.

Во-вторых, Индия обладает собственным видением растущей роли Китая в Азии; можно предположить, что она видит ущерб, который Китай может нанести индийским интересам. Ближний Восток для Индии в этом плане – важный элемент противодействия планам Пекина, учитывая проект «Пояс и путь». Роль Китая в продвижении Китайско-пакистанского экономического коридора, как и его роль в дипломатическом сближении Ирана и Саудовской Аравии в 2023 году, не говоря уже о собственно территориальных проблемах Индии и Китая, только усиливают настороженность Нью-Дели.

В-третьих, Индия нацелена на развитие экономических связей со странами региона, помимо традиционного для Индии импорта нефти и газа из стран Персидского залива. Среди новых инициатив – экономический коридор Индия – Ближний Восток – Европа (IMEC), официально направленный на повышение связности, торговли и устойчивости между странами-участницами. Индия в этом плане нацелена на превращение в глобальный хаб мировой торговли (из ЮВА на Ближний Восток и Европу).

 

Большая Евразия
Потенциал и достижения экономического сотрудничества Индии и России
Прерна Ганди
Двусторонние отношения между Индией и Россией имеют давнюю историю, проверены временем и пользуются поддержкой населения и руководящих кругов в обеих странах. Несмотря на нынешнюю международную турбулентность и изменение геостратегического ландшафта, геополитическая логика, согласно которой сильная Россия отвечает интересам Индии, а сильная Индия отвечает интересам России, остаётся неизменной, пишет Прерна Ганди, ассоциированный научный сотрудник Международного фонда Вивекананды.

Мнения участников

 

Между многосторонностью и министоронностью

Многополярный мир рождает конкуренцию в Азии, хотя и азиатские лидеры стремятся придерживаться более изысканной стратегии, чем прямое столкновение. Индия, например, в лучшем сценарии рассчитывает извлекать выгоду из кризиса в американо-китайских отношениях. Развивая свою индо-тихоокеанскую стратегию, Индия вступила в считающийся антикитайским Четырёхсторонний диалог по безопасности (QUAD), куда входят США, Австралия, Индия, Япония. В ближневосточном измерении Индия стала частью I2U2 (Индия, Израиль, ОАЭ, США). Именно экономическим продолжением политической группировки I2U2 можно назвать экономический коридор IMEC. Это косвенный ответ Нью-Дели на продвигаемый Пекином «Пояс и путь». Несмотря на то, что Индия включается в продвигаемые США министоронние (по принципу взаимодействия небольшого количества государств по определённым вопросам) форматы, Нью-Дели также поддерживает и развивает многосторонние форматы.

Индия развивает глобальное видение мировых проблем, сохраняя роль одной из ведущих держав многосторонних БРИКС и ШОС. В январе 2024 года арабские государства – Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет – также стали членами БРИКС, что Индия как крупный экономический партнёр этих государств – особенно государств Залива – приветствовала. Стоит отметить, что Нью-Дели не поддержал Запад в антироссийской политике и санкциях против Москвы.

Тот факт, что Индия сохраняет продуктивные отношения со многими государствами, которые находятся в противоречии или борьбе с США, говорит о стратегической автономии принятия решений Нью-Дели.

В рамках Ближнего Востока палестино-израильская эскалация заморозила как возможность установления саудовско-израильских отношений, так и вопрос экономического коридора IMEC. Что касается индийской позиции по палестино-израильскому треку, то она была прохладно встречена и Израилем, и арабским миром. После октябрьской эскалации конфликта премьер-министр Индии Нарендра Моди выступил с беспрецедентно произраильскими комментариями, осудив ХАМАС. Тем не менее впоследствии Индия вернулась к более сбалансированному подходу, подтвердив свою поддержку созданию двух государств и пообещав гуманитарную помощь Газе. На этом «ближневосточные приключения» Индии не закончились.

Позднее стало известно, что восемь отставных индийских военных, работавших по контракту на оборонные структуры Катара, приговорены в этой стране к смертной казни за шпионаж в пользу Израиля. Приговоры были смягчены, но подробной информации в СМИ не поступает.

В конце декабря 2023 года был нанесён удар по японскому танкеру, связанному с Израилем, вблизи берегов Индии. США обвинили в этом Иран, но Тегеран отверг обвинения.

Найти возможности

На официальном уровне Индия обосновывает свою дипломатию выражением Vasudhaiva Kutumbakam («Одна Земля, одна семья, одно будущее»). Этот подход можно обозначить как «многонаправленность» – поиск позитивных связей, а также возможностей для взаимовыгодного развития при отсутствии каких-либо противоречий в этом видении. Западная Азия в этом плане – ещё один важный элемент «одной семьи».

Получится ли у Индии зайти на Ближний Восток через американскую форточку – вопрос открытый. Очевидно, что Индия сама по себе не рассматривается ближневосточными лидерами ни как потенциальный противовес Вашингтону, ни как замена ему – на эту роль прочат Китай. Ближневосточные страны готовы развивать экономические связи с Индией, однако ей не занять место США, России, Китая или ЕС. И стоит ли? Нью-Дели вышел на многонаправленный путь своих отношений с Западной Азией, включён в многосторонние и министоронние форматы. Но «путь специй» сводится к небольшой «тропинке», в то время как параллельно развивается разветвлённая «дорога шёлка».

Дипломатия после институтов
Россия и Индия: определяющие отношения в эпоху неопределённости
Паван Ананд
Нынешний глобальный порядок находится в стадии длительной реорганизации. Все нации, большие и малые, переоценивают свои позиции и осуществляют перегруппировки. Но периоды неопределённости открывают большие возможности, в том числе для дальнейшего укрепления связей. Вступят ли российско-индийские отношения в фазу переоценки в сторону роста или их будет лихорадить? Об этом пишет Паван Ананд, генерал-майор (доктор), AVSM, заслуженный научный сотрудник USI Индии.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.