Политэкономия конфронтации
Новая энергетическая политика Италии: национальные интересы vs «зелёный переход»

Фактически отказ от поставок российских энергоресурсов откладывает «зелёный переход» для Италии, поскольку экономическая составляющая не позволяет отдавать ему предпочтение. Итальянская Республика стремится утвердиться в двух важнейших избранных для себя ролях: активного самостоятельного актора международных отношений и важного члена общеевропейского дома, последовательно отстаивающего базовые ценности ЕС. Насколько успешной может быть политика «двух стульев», пишет Светлана Гаврилова, кандидат исторических наук, доцент кафедры политологии и политической философии Дипломатической академии МИД России.

В 2022–2023 годах Итальянская Республика, как и целый ряд европейских стран, столкнулась с проблемой диверсификации поставок энергоресурсов особенно остро. Зима 2022–2023 годов была крайне мягкой в Европе, что позволило избежать обострения энергетического кризиса, однако ситуация достаточно серьёзна. Ещё в период премьерства Марио Драги в Италии был запущен план диверсификации поставок энергоресурсов для постепенного отказа от российского газа, который заменяется в первую очередь СПГ, алжирским, азербайджанским и североевропейским газом. Правительство Джорджи Мелони продолжает следовать этому плану, целью провозглашается полный отказ от российского газа к зиме 2024–2025 годов.

В 2022 году первичный спрос на энергию в Италии снизился на 4,5 процента, достигнув 149 175 тысяч тонн нефтяного эквивалента, по сравнению с потребностью предыдущего года, равной 156 179 тысяч тонн. Конечное потребление энергии в стране снизилось в целом на 3,7 процента по сравнению с предыдущим годом, обеспечивалось оно в основном за счёт нефти и нефтепродуктов (36,8 процента), природного газа (27,2 процента) и электроэнергии (22,7 процента). Доля чистого импорта по сравнению с валовой энергообеспеченностью возросла с 73,5 процента в 2021 году до 79,7 процента в 2022 году, что подтверждает зависимость Италии от зарубежных источников поставок. Наблюдалось увеличение импорта нефти и нефтепродуктов. В сфере национального производства зафиксировано снижение гидроэнергетики и добычи нефти и нефтепродуктов. Широкое применение во всех отраслях (электроэнергия, тепло, транспорт) нашли возобновляемые источники энергии. Доля общего потребления энергии, покрываемая возобновляемыми источниками энергии, оценивается примерно в 19 процентов.

Потребление энергии итальянскими домохозяйствами в 2022 году сократилось на 2,7 процента, но расходы при этом выросли на 49,9 процента. Такой колоссальный рост был смягчён регулятивными мерами, в том числе носившими чрезвычайный характер: отменены системные сборы для сектора электроэнергии и газа, снижены налоги (в частности, ставки НДС на природный газ и акцизы на топливо), увеличены социальные надбавки. Примечательно, что для анализа явления национальной энергетической бедности и выработки соответствующей политики в Министерстве окружающей среды и энергетической безопасности Италии была создана специальная структура – Национальная обсерватория энергетической бедности.

Правила и ценности
Зима близко: социальные ожидания от первой военной зимы в Европе
Жак Сапир
«Война возвращается в Европу» – это уже звучит как новая мантра. Но война никогда не исчезала полностью и до Украины. Например, предыдущие военные зимы в Европе были связаны с кровавым раздроблением Югославии. Однако конфликт на Украине обладает серьёзными геополитическими последствиями, меняющими правила игры. И хотя в ЕС ведутся обнадеживающие разговоры о перспективах на эту зиму, то, что она будет сложной и может быть холодной и тёмной, – очевидный факт, пишет Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук и МГУ имени М.В.Ломоносова.
Мнения участников


Ключевой составляющей энергетической политики Италии, безусловно, остаётся газовый сектор. Газохранилища в Италии способны накапливать до 16,5 миллиарда кубометров газа, из них 4,5 миллиарда составляет стратегический резерв, которого достаточно для покрытия 25 процентов национальных потребностей. Добыча газа в самой Италии покрывает только 4 процента национальных потребностей. По сравнению с 2022 годом внутреннее производство в 2023 году сократилось на 6,5 процента.

Цены на газ в Италии в 2023 году снизились, однако всё ещё заметно превышают уровень до 2022 года. Потребление энергоресурсов в целом в стране заметно сократилось, но в поддержание режима жёсткой экономии вмешиваются объективные факторы – например, беспрецедентная жара лета 2023 года.

В 2023 году газ в Италию поступает через сеть пунктов пропуска, задействованы регазификационные установки для переработки СПГ в газообразное состояние:

  • Тарвизо (Фриули – Венеция – Джулия): поступает российский и североевропейский газ, трубопровод Trans Austria Gas мощностью до 45 миллиардов кубометров в год;
  • Пассо Грис (Пьемонт): газ из месторождений в Северном море, трубопровод Transitgas, максимальная пропускная способность – 35 миллиардов кубометров газа в год;
  • Мадзара-дель-Валло (Сицилия): газ из Алжира через трубопровод Transmed, мощностью более 30 миллиардов кубометров в год;
  • Гела (Сицилия): газ из Ливии через трубопровод Greenstream, пропускной способностью 8 миллиардов кубометров в год;
  • Мелендуньо (Апулия): газ из Азербайджана для Италии и Северной Европы, трубопровод (Trans Adriatic Pipeline), мощность – 10 миллиардов кубометров в год, планируется её увеличение;
  • Панигалья (Лигурия): терминал является первым регазификационным заводом в Италии, мощностью 3,5 миллиарда кубометров в год;
  • Ливорно: плавучий регазификационный терминал Olt, мощность – 3,7 миллиарда кубометров в год;
    Порто-Виро (Венето): плавучий регазификационный терминал, обеспечивающий поставки из Катара, Египта, Тринидада и Тобаго, Экваториальной Гвинеи, Норвегии, мощность – 4 миллиарда кубометров в год.

В 2022–2023 годах импорт итальянского газа существенно изменился: Россия перестала быть лидером на рынке поставщиков в стране. Ключевая роль в настоящее время принадлежит Алжиру: двусторонние соглашения были заключены сначала Марио Драги, а затем Джорджей Мелони. Примечательно, что первый государственный визит Джорджи Мелони в 2023 году был совершён именно в Алжир. При этом Алжир сменил Россию в качестве главного поставщика газа в Италию ещё в 2022 году. В 2023 году его доля увеличилась до 36 процентов, а доля российских поставок сократилась с 38,2 процента в 2021 году до 15 процентов. В стране ведётся работа по увеличению импорта газа из Анголы, Кипра, Конго, Египта, Индонезии, Ливии, Мозамбика, Нигерии, Катара и Республики Конго.

Важную роль на итальянском газовом рынке играет Конго: с 2023 года благодаря развитию проекта СПГ планируется закупка более 4,5 миллиарда кубометров в год. Из Египта планируются поступления 3 миллиардов кубометров в год. Ведутся переговоры с Катаром об увеличении его доли в поставках СПГ. Доля Ливии на итальянском энергетическом рынке практически неизменно снижается с 2015 года. При этом во время визита Джорджи Мелони в страну было заключено новое соглашение между Eni и ливийской компанией National Oil Corporation об инвестициях в разработку двух месторождений у побережья Ливии, которые, согласно прогнозам, покроют требования внутриливийского спроса, а также будут обеспечивать экспорт в Италию и другие страны Европы. Ещё одним важным поставщиком газа в Италию стал Азербайджан: импорт из этой страны достиг 14 процентов, планируется увеличение мощности Трансадриатичнского газопровода для дальнейшего наращивания объёмов поставок.  Азербайджан является третьей страной после Алжира и Ливии, на которую Италия делает ставку, чтобы увеличить импорт газа и заменить поставки из России.

СПГ, очевидно, играет всё более значимую роль в итальянских поставках, для чего в стране предполагается открытие дополнительных регазификационных установок. Поставки СПГ в Италию фактически удвоились за последние два года: в 2022 году его доля составляла 20,7 процента, а в начале 2023 года она составила около 23 процентов и продолжает возрастать.

Соглашения с Алжиром и Ливией и наращивание сотрудничества с другими странами-поставщиками являются составляющими глобального «Плана Маттеи» правительства правых. Фундаментальная роль в его реализации отводится компании Eni, неизменно присутствующей на Африканском континенте уже более полувека. Благодаря увеличению мощностей Трансадриатического трубопровода Азербайджан также станет важным компонентом плана Маттеи. Полное сокращение зависимости от российских поставок является одним из ключевых пунктов плана, но повышение значимости Италии в контексте обеспечения энергетической безопасности Европы, очевидно, выступает его основной задачей. Итальянская Республика стремится повысить своё влияние в Средиземноморье за счёт энергетики: страна последовательно проводит курс на укрепление собственной роли на международной арене, а регион традиционно представляет особый интерес для Италии в данном контексте.

При этом итальянское Министерство окружающей среды и энергетической безопасности в июне 2023 года направило в Брюссель предложение обновить Комплексный национальный энергетический и климатический план (Piano Nazionale Integrato per l’Energia e il Clima, PNIEC). PNIEC, как указывается на сайте министерства, «является фундаментальным инструментом, знаменующим собой начало важных изменений в энергетической и экологической политике нашей страны в направлении декарбонизации. Цель состоит в том, чтобы реализовать новую энергетическую политику, обеспечивающую полную экологическую, социальную и экономическую устойчивость национальной территории».

PNIEC устанавливает национальные цели до 2030 года по энергоэффективности, возобновляемым источникам и сокращению выбросов CO2, а также цели в сфере укрепления энергетической безопасности, единого энергетического рынка и исследований в данной области, инноваций и конкурентоспособности, устойчивой мобильности, определяя для каждого направления меры, которые будут реализованы для обеспечения их достижения. План предусматривает существенное сокращение потребления газа к 2030 году. Маршрут, проложенный PNIEC, позволяет к 2030 году достичь почти всех целей Евросоюза в отношении окружающей среды и климата, в некоторых случаях «обогнав» ранее установленные показатели.

Италия, согласно PNIEC, уделяет большое внимание возобновляемым источникам энергии. Предполагается, что рост сектора ВИЭ, сопровождаемый более эффективным использованием энергии, будет способствовать сокращению импорта (из России и других государств) для повышения энергетической независимости страны. Однако при этом продолжают расти инвестиции в новые терминалы для СПГ, регазификаторы, трубопроводы. Очевидно противоречие между «Планом Маттеи» и PNIEC, что не добавляет политических очков находящимся у власти в стране правым. В краткосрочной перспективе, несмотря на инвестиции в возобновляемые источники энергии, природный газ и СПГ будут по-прежнему представлять собой важные ресурсы для удовлетворения национальных энергетических потребностей. Отметим, что это сопровождается дополнительными вложениями, которых можно было избежать в случае сохранения объёмов поставок российского газа.

Эти затраты, в свою очередь, не способствуют росту вложений в сферу ВИЭ: фактически отказ от российских поставок откладывает «зелёный переход» для Италии.

Очевидно, что Италия намерена стать ключевым энергетическим хабом для Средиземноморья в контексте поставок газа в европейские страны, и все шаги, реализуемые страной в сфере «новой энергетической политики», направлены в первую очередь на достижение этой – прежде всего политической – цели. «Зелёный переход» явно отходит на второй план, несмотря на декларируемые в PNIEC цели, поскольку экономическая составляющая не позволяет отдавать ему предпочтение. Сочетая эти два практически взаимоисключающих трека, Итальянская Республика стремится утвердиться в двух важнейших избранных для себя ролях: активного самостоятельного актора международных отношений и важного члена общеевропейского дома, последовательно отстаивающего базовые ценности ЕС. Насколько успешной окажется такая политика «двух стульев» – покажет время, однако представляется более вероятным сценарий, в котором национальные интересы всё же будут играть более заметную роль.

Мировая экономика
Судьба зелёной повестки: есть ли будущее у мультилатерализма?
Ниланджан Гош
Зелёная повестка имеет разные коннотации в разных частях мира. Это приводит к огромному расхождению в планировании зелёного восстановления мира после пандемии. Мультилатерализм должен способствовать тому, чтобы одновременно с всеобъемлющей и единообразной зелёной повесткой признавались потребности развития и нюансы динамики сохранения, развития и благосостояния различных развивающихся и слаборазвитых стран. В противном случае он будет отвечать только потребностям богатых, противореча распределительной справедливости в глобальном масштабе, пишет Ниланджан Гош, директор Центра новой экономической дипломатии и Калькуттского центра в Observer Research Foundation  
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.