Дипломатия после институтов
Между Вашингтоном и Пекином: дипломатия Южной Кореи на перепутье

Конкуренция между США и Китаем, которая началась после мирового финансового кризиса, а также конфликт между США и Россией из-за украинского кризиса, сделали невозможным для Южной Кореи дальнейшее сохранение сбалансированной дипломатии. Однако союзнические отношения не должны обязывать полностью согласовать политику со всеми союзниками. Заводить больше друзей, а не врагов – вот ключ к безопасности и процветанию, пишет Чже Сун Хун, заведующий кафедрой русистики Ханкукского университета иностранных языков (HUFS).

Вопреки ожиданиям Южной Кореи, корейско-китайский диалог на саммите АТЭС в Сан-Франциско 15–17 ноября 2023 года не состоялся. Председатель Си Цзиньпин провёл встречи на высшем уровне с лидерами США и Японии, а также ряда других стран, но с президентом Юн Сок Ёлем обошёлся рукопожатием и краткой беседой. Почему Китай не стал проводить полноценную встречу?

Ответ можно найти в высказываниях министра иностранных дел Ван И, сделанных несколько дней спустя. На встрече министров иностранных дел Кореи и Китая, состоявшейся в Пусане 26 ноября, Ван И выразил недовольство участием Южной Кореи в «реорганизации цепочки поставок», которую продвигают США и их союзники, чтобы сдерживать Китай. Он отметил, что «обе стороны должны совместно противостоять тенденции политизации экономических вопросов, инструментализации научных и технологических проблем и секьюритизации экономических и торговых вопросов». На следующей встрече министров иностранных дел Южной Кореи, Китая и Японии Ван И раскритиковал укрепление сотрудничества между Южной Кореей, США и Японией, подчеркнув: «Мы должны продвигать сотрудничество в Восточной Азии посредством взаимодействия, придерживаться открытого регионализма, выступать против идеологического раскола и противостоять формированию региональных лагерей». Поскольку совместная пресс-конференция была отменена из-за сокращения графика китайской стороной, Южная Корея, которая попыталась балансировать между США и Китаем, оказалась в сложной ситуации.

«Дипломатическая дилемма» Южной Кореи

Во время холодной войны Южная Корея могла добиться безопасности и экономического развития только путём сотрудничества с США, Японией и другими капиталистическими странами, но ей приходилось мириться с весьма ограниченной дипломатической автономией. Несмотря на отправку войск на войну во Вьетнаме, Южная Корея не смогла сформировать равноправный союз с США. Хотя она была возмущена искажением прошлого в Японии, она не могла потребовать от Токио справедливой компенсации за колониальное правление. Однако период после холодной войны предоставил Южной Корее возможность диверсифицировать свои международные отношения. Новый импульс экономическому росту был обеспечен в результате установления дипломатических отношений с социалистическими странами, в том числе Советским Союзом и Китаем, и расширения сотрудничества с ними. Более того, угроза со стороны Северной Кореи резко уменьшилась благодаря развитию дружественных связей со странами, которые были союзниками Пхеньяна во время холодной войны. Правда, эти изменения дали возможность оказавшейся в изоляции Северной Корее начать разработку ядерного оружия для своего выживания, что, как это ни парадоксально, подняло угрозу безопасности на новый уровень. Однако стабильные отношения дружбы и сотрудничества с соседними державами послужили основой обеспечения безопасности и процветания Южной Кореи в новом мире.

Это помогло Южной Корее стать передовой страной с точки зрения экономической и военной мощи, но её дипломатическая автономия оставалась ограниченной. Во-первых, на фоне продолжения конфронтации с Северной Кореей, которая стала ядерной державой, сохранялась зависимость в сфере безопасности от США, а во-вторых, по мере активизации экономического сотрудничества с Китаем увеличивалась экономическая зависимость от китайского рынка. Таким образом, в течение последних тридцати лет дипломатия Южной Кореи была сосредоточена на решении проблем Корейского полуострова, включая ядерную проблему Северной Кореи, при сохранении союза с США и «стратегического партнёрства» с Китаем. Южная Корея также стремилась повысить дипломатическую автономию и диверсифицировать экономическое сотрудничество за счёт расширения политического и экономического сотрудничества с Россией, вовлечённой в проблему Корейского полуострова и обладающей как огромными энергетическими ресурсами, так и трансевразийскими транспортными и логистическими возможностями. Если бы отношения между соседними державами были дружественными и основанными на сотрудничестве, у дипломатии Южной Кореи не должно было возникнуть серьёзных проблем. Однако при охлаждении или обострении отношений она оказывалась перед «дипломатической дилеммой», при которой укрепление отношений с одной страной будет восприниматься как акт враждебности по отношению к другой. Конкуренция между США и Китаем, которая началась после мирового финансового кризиса, а также конфликт между США и Россией из-за украинского кризиса, сделали невозможным для Южной Кореи дальнейшее сохранение сбалансированной дипломатии.

Правила и ценности
Треугольник США – Республика Корея – Япония в доктрине Байдена
Игорь Истомин
Значение обстановки на тихоокеанском театре для Москвы будет расти по мере переориентации российской экономики на отношения с незападными партнёрами. Сближение в треугольнике Вашингтон – Сеул – Токио создаёт вызовы для выстраиваемых с таким трудом в настоящее время новых логистических маршрутов, проходящих в том числе через Японское море, пишет эксперт Игорь Истомин.
Мнения участников


Проамериканская политика администрации Юн Сок Ёля

Администрация Юн Сок Ёля активно участвует в возглавляемой США инициативе по объединению евроатлантической безопасности и системы безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе, в частности в рамках нацеленного на сдерживание Китая альянса Корея – США – Япония, в отличие от предыдущих администраций, которые пытались найти баланс между США и Китаем, несмотря на давление со стороны Вашингтона. В Пномпеньском заявлении, опубликованном 13 ноября 2022 года, лидеры Южной Кореи, США и Японии решительно выступили против любых односторонних попыток изменить статус-кво в водах Индо-Тихоокеанского региона и «подтвердили важность поддержания мира и стабильности в районе Тайваньского пролива». Впоследствии лидеры Южной Кореи, США и Японии договорились «усилить стратегическую координацию между альянсами США – Япония и США – Республика Корея и вывести трёхстороннее сотрудничество в области безопасности на новый уровень», приняв «Дух Кэмп-Дэвида: совместное заявление Японии, Республики Корея и США» от 18 августа 2023 года. Кроме того, три лидера подтвердили «важность мира и стабильности в Тайваньском проливе» и призвали к «мирному разрешению конфликта». Наряду с этим на Корейском полуострове также прошли совместные военные учения Кореи, США и Японии. 30 сентября 2022 года военно-морские силы трёх стран, в том числе атомный авианосец США, впервые за пять лет провели совместные противолодочные учения. Впоследствии, 3–4 апреля 2023 года, прошли совместные противолодочные и поисково-спасательные учения. Администрация Юн Сок Ёля выбрала явно проамериканский курс, что неизбежно воспринимается как акт враждебности по отношению к Китаю.

Изменения в дискурсе Южной Кореи

Причиной того, что администрация Юн Сок Ёля сделала такой выбор, стали изменения в дискурсивной среде Южной Кореи. Во-первых, приостановка переговоров между США и Северной Кореей возродила нарратив о «жёсткой политике в отношении Северной Кореи». Консерваторы, которые выступали против политики администрации Мун Чжэ Ина, но потеряли позиции из-за переговоров администрации Трампа с Северной Кореей, после прихода к власти администрации Байдена начали выступать за «силовой мир», основанный на сдерживании со стороны США. Во-вторых, начало спецоперации на Украине усилило дискурс «укрепления альянса». Поскольку большинство в Южной Корее видит причину украинского кризиса в отсутствии чётких союзнических обязательств, концепция «сбалансированной дипломатии» подверглась критике как наивная идея, игнорирующая реальность. В-третьих, из-за слухов о вторжении на Тайвань распространилась так называемая теория китайской угрозы, которая даже переросла в политику «отвращения к Китаю». Консерваторы считают попытки Китая расширить своё влияние геополитическими амбициями по разрушению регионального баланса сил, а либералы начали всерьёз критиковать ситуацию с демократией и правами человека в КНР, особенно после того, как председатель Си Цзиньпин был утверждён на третий срок. Кроме того, распространение национализма в Китае стимулировало и националистические настроения корейского народа, который на протяжении сотен лет испытывал китайское влияние.

Дипломатия Южной Кореи, куда дальше?

Дипломатия администрации Юн Сок Ёля основана на убеждении в том, что возглавляемый США мировой порядок не изменится и ему нет альтернатив. Но мировой порядок не может оставаться неизменным. Только за последние сто с небольшим лет он менялся трижды. Стоит напомнить, что Южная Корея быстро уловила изменения в мировом порядке в конце 1980-х годов и реализовала «Северную политику», резко расширив международные связи. Страна не может не двигаться вперёд. Нельзя игнорировать, что Северная Корея, остающаяся бомбой замедленного действия, Китай, становящийся державой-гегемоном, и Россия, которая ведёт решающую борьбу с США за инициативу в мировом порядке, являются нашими соседями. Это означает, что нет причин жертвовать связями с Китаем и Россией ради союза с США. Союзнические отношения не должны обязывать полностью согласовать политику со всеми союзниками. Заводить больше друзей, а не врагов – вот ключ к безопасности и процветанию.

Дипломатия после институтов
Украинский кризис и Южная Корея
Чже Сун Хун
Украинский кризис – это противостояние США и России в борьбе за инициативу в формировании мирового порядка. Иными словами, это военный конфликт между США, пытающимися не допустить доминирования России на постсоветском пространстве ради сохранения однополярной системы на глобальном уровне, и Россией, которая пытается сохранить влияние в постсоветском регионе ради формирования многополярной системы на глобальном уровне. О том, какие уроки может извлечь из текущего конфликта Южная Корея, пишет Чже Сун Хун, заведующий кафедрой русистики Ханкукского университета иностранных языков (HUFS).
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.