Азия и Евразия
Азия и Евразия в многополярном мире

Региональные процессы, активность средних государств, как и неизменная политика баланса сил в отношениях с великими державами, будут создавать запрос на активное вовлечение России в решение целого ряда местных вопросов и проблем. Тем более что внутренние процессы трансформации в большинстве стран – соседей России только вступают в решающую стадию, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор Валдайского клуба.

Главная особенность геополитического положения России состоит в том, что на всех, кроме китайского, направлениях огромного пространства, не разделённого внутри серьёзными топографическими барьерами, она окружена двойным поясом государств, для которых сопоставимый с ней уровень военного и экономического могущества является недостижимым. Только на западе Россия взаимодействует с объединением держав, способных в своей совокупности представлять угрозу в отношении базовых российских интересов и ценностей. Однако и в этом случае взаимодействие с ключевым партнёром – США – определяется в рамках глобального баланса сил и подчиняется его правилам.

Это пространство, главным силовым полюсом которого является Россия, и есть современная Евразия. Азия, в свою очередь, непосредственно соседствует с этим геополитическим пространством, но в силовом отношении сконцентрирована вокруг другой важнейшей державы современного мира – Китая.

Сейчас отношения между Китаем и Россией основаны на общих интересах и ценностях в отношении международного порядка, а также на отсутствии объективных оснований для взаимных противоречий в сколько-нибудь обозримой перспективе. В каком-то смысле две великие державы опираются друг на друга и обеспечивают себе самое важное – полную безопасность на значительной части своих континентальных границ. Это положение позволяет Китаю и России вести достаточно гибкую политику в отношении стран-соседей и придаёт им уверенность в диалоге с третьим глобальным центром силы – Соединёнными Штатами.

Поэтому стабильность китайско-российских отношений, фактический союз между этими странами является наиболее твёрдой основой силовой политики в огромном регионе.

Для Китая и России отношения друг с другом имеют центральное значение с точки зрения выживания и достижения целей национального развития.

Непосредственное окружение России представлено несколькими группами государств, отношения с которыми являются для неё одинаково важными. Это государства, являющиеся участниками формальных институтов Запада (НАТО и Европейского союза), страны – соседи России, образовавшиеся на месте республик бывшего СССР в 1991 году, а также целый ряд значимых региональных держав Ближнего, Среднего и Дальнего Востока. Отдельное направление российской внешней политики в Евразии представляет собой Индия – одновременно региональный и глобальный игрок, евразийская и азиатская держава.

Демократия и управление
Какими будут отношения России и Европы?
Тимофей Бордачёв
Несмотря на то, что сейчас радикальные изменения всей сложившейся за последние тридцать лет системы отношений России и Европы выглядят достаточно драматически, уже через несколько лет мы будем жить в новой реальности. И в практическом отношении эта реальность не будет сильно отличаться от того, что есть сейчас, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай».

Мнения экспертов


В условиях реальной многополярности и отсутствия вероятности выстраивания международной политики вокруг одного центра принятия основных решений Россия неизбежно столкнётся с выбором между необходимостью стабилизации своего ближайшего окружения в тех или иных институциональных формах и развития гибкого открытого взаимодействия с разными партнёрами применительно к конкретной ситуации или региону. Последнее не означает отказа от уже существующих институциональных форм сотрудничества в рамках СНГ, ШОС, ЕАЭС или ОДКБ. Все они должны сохраняться и даже развиваться в той степени, в какой это отвечает российским интересам. Тем более что сейчас появляются новые возможности определить потенциал и ограничители эффективности этих объединений.

В рамках меняющейся российской политики в Азии и Евразии можно выделить несколько географических и функциональных направлений.

Во-первых, это развитие многопланового стратегического сотрудничества с Китаем. Это сотрудничество происходит как на глобальном, так и на региональном уровне, включает в себя экономические и военно-политические аспекты. Пандемия коронавируса значительно ослабила темп взаимодействия экспертного сообщества России и КНР, и вряд ли мы можем рассчитывать на его восстановление в прежних объёмах в ближайшее время. Однако пандемия не стала серьёзным препятствием для развития торгово-экономических связей и практического военного сотрудничества. В последнем случае мы можем наблюдать достаточно высокий уровень координации действий применительно к вызовам глобального и локального характера, с которыми сталкиваются обе державы.

Во-вторых, для России сохранит своё значение развитие региональных институтов сотрудничества. Вряд ли стоит ожидать того, что на основе этих институтов в Евразии в обозримой перспективе возникнет сообщество государств, интенсивность отношений и степень взаимного доверия между которыми будут отвечать стандартным теоретическим представлениям о региональных сообществах. Вместе с тем каждый из них отвечает решению определённых важных задач, стоящих перед странами-участницами. СНГ выполняет функцию поддержания особого духа отношений в рамках взаимосвязанного экономического, политического и культурного пространства.

Шанхайская организация сотрудничества – это важнейшая дипломатическая площадка, в которой помимо России, Китая и их общих соседей участвуют такие державы, как Индия, Иран или Пакистан. Евразийский экономический союз создаёт условия для взаимного открытия рынков узкой группы государств и создания общих механизмов адаптации к изменениям мировой экономики. Организация договора о коллективной безопасности является эффективным способом координации усилий стран-участниц в оборонной сфере, что особенно актуально ввиду неопределённости ситуации в Афганистане и вокруг него.

Демократия и управление
Останутся ли в будущем международные институты?
Тимофей Бордачёв
Ядерное могущество пяти постоянных членов Совета безопасности служит гарантией того, что ни одна другая держава не может демонстрировать революционного поведения и стать инициатором новой мировой войны. При этом ядерное оружие сдерживает от революционного поведения и своих обладателей – поэтому в современной мировой политике, даже на высшем уровне, есть только ревизионисты, среди которых отсутствуют даже те, кто хотел бы создать принципиально новые правила. Этот фактор – единственный стабильный элемент сегодняшней геополитики. О том, нуждаются ли вообще современные государства в международных институтах, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай».

Мнения экспертов


Третья группа вопросов евразийской политики России связана с её странами-соседями, которые на определённом историческом этапе были частью Российской империи или СССР. В силу своих масштабов и ресурсной обеспеченности Россия не нуждается в том, чтобы рассматривать эти государства как пространство ресурсного освоения. Также отношения с ними не имеют принципиального значения для безопасности России в плане её национальной обороны. Однако для России является вызовом вероятность превращения стран-соседей в территориальную базу для действий других участников глобального баланса сил или опасных для неё проявлений религиозного и политического экстремизма. Важнейшая ценность для России – способность соседей сохранять и укреплять суверенную государственность, принимать внешнеполитические решения на основе объективной оценки своего геополитического положения.

И наконец, в современных условиях важной частью российской политики в Евразии становятся отношения со средними и малыми державами «второго пояса» российского соседства – Турцией, Ираном, Афганистаном, Японией, КНДР и Южной Кореей. Также к этой группе относятся ведущие государства Западной Европы – в той мере, в какой они способны проявлять самостоятельность в рамках своих отношений с США.

Россия не может рассматривать своих непосредственных соседей как изолированный от окружающего мира регион – все они в той или иной степени усиливают взаимодействие с третьими странами.

Это взаимодействие может иметь форму сотрудничества или конфликта, однако и в том, и в другом случае оно становится дополнительным фактором российской политики. По мере того как Россия и её соседи всё больше интегрируются в международную политику, способность Москвы к учёту этого фактора может играть всё большую роль в успешности достижения поставленных перед ней целей.

Было бы непозволительной наивностью думать, что достижение сравнительной стабильности на западном направлении – наиболее важном сейчас с точки зрения безопасности России – позволит рассчитывать на автоматическое снижение важности событий в других регионах. Региональные процессы, активность средних государств, как и неизменная политика баланса сил в отношениях с великими державами, будут создавать запрос на активное вовлечение России в решение целого ряда местных вопросов и проблем. Тем более что внутренние процессы трансформации в большинстве стран – соседей России только вступают в решающую стадию.

Мы также не можем рассчитывать, что другие глобальные игроки смогут или захотят заменить здесь Россию в качестве основного центра силы. С наибольшей вероятностью усиление активности одних региональных партнёров будет сочетаться с серьёзными внутренними проблемами, испытываемыми другими странами-соседями. В этих условиях важной задачей российской внешней и, отчасти, оборонной политики станет поддержание баланса между возможностями отдельных государств и использование стабилизирующей роли международных институтов.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.