Азия и Евразия
Афганский вызов: снижается ли острота проблемы?

Приход «Талибана»  к власти в Афганистане ознаменовался завершением многолетней войны. Сегодня в стране восстановился мир. Талибы укрепляют свою власть и готовятся к долгосрочному правлению. Центральная Азия находится в поисках приемлемой модели взаимодействия с новой властью Афганистана. Де-факто нет ни одной внешнеполитической и внутриполитической силы, которая могла бы помешать правлению талибов. Мировое сообщество, уставшее от афганской проблематики, выбирает плохой мир вместо хорошей войны с «Талибаном», пишет Рустам Хайдаров, доктор философских наук.

Евразийский геополитический ландшафт ощущает на себе сильнейшие тектонические сдвиги. Одни конфликты, держащие в напряжении весь мир, сменяются другими. Наверное, при разрушении однополярного мира неизбежно происходит слом устаревшей геополитической конструкции. При этом современная мировая система международных отношений подвергается оптимизации. В таком контексте могут возникать новые конфликтные очаги или же размораживаться замороженные конфликты. Афганский конфликт в своей активной фазе продолжался вплоть до вывода оккупационных войск США из Афганистана в августе 2021 года. Это событие почти совпало с началом разрушения однополярного мира и началом СВО Российской Федерации в Восточной Европе.

Талибский Афганистан недолго оставался в центре внимания мировой общественности. Конфликт в Восточной Европе затмил собой процессы в афганском обществе, которое сейчас приспосабливается к жёсткому правлению религиозных радикалов в соответствии с предписаниями и нормами мусульманского права – шариата. Очевидно, что государственное строительство в Афганистане теперь будет вестись по принципу религиоцентричности и при этом логика и стратегия развития афганского общества в большей мере будут зависеть от той интерпретации, которую талибы дадут религиозным нормам и текстам, прежде всего сурам Корана. Пока талибские трактовки религиозных предписаний в отношении женского образования и прав женщин в целом коренным образом отличаются от тех интерпретаций, которые дают богословы мусульманских стран Ближнего Востока.

Азия и Евразия
Афганистан: два года после возвращения «Талибана» – опыт суверенного развития
Иван Сафранчук
На практике за два прошедших года талибы не оправдали в полной мере ни позитивных, ни негативных ожиданий. Талибы не отступились от своих принципов. Они считают себя освободителями страны от иностранной оккупации. Они уверены, что заслужили победу и имеют право на свою власть. О том, укладывается ли талибский Афганистан в спектр мирового разнообразия и смогут ли талибы удерживать власть в более отдалённой перспективе, пишет Иван Сафранчук, директор Центра евроазиатских исследований ИМИ МГИМО МИД России.
Мнения участников


Сегодня в Афганистане уверенно правит «Талибан». Второй приход талибов к власти существенно отличался от их первого пришествия в 1996 году. Во второй раз «Талибан»стал вести себя прагматичней, оставляя открытой площадку для диалога как со своими соседями, так и с глобальными и региональными державами. Изменилась также его риторика, ставшая более дипломатичной. Кроме этого, важно отметить, что к моменту нового прихода талибов к власти в Афганистане военно-политическое поле в этой стране было зачищенно от сил, которые могли бы с ними конкурировать. Если в прошлый раз им противостоял «Северный альянс», состоявший в основном из этнических таджиков и узбеков, то в 2021 году у них не было сильных оппонентов. В результате после победы талибов в стране фактически прекратилась война.

Прогнозы о том, что непуштунское население создаст очаги сопротивления и даст отпор религиозным радикалам, не сбылись. Сегодня ни одна страна в мире не готова и не имеет возможности создать что-то наподобие «Северного альянса», который в своё время был успешно использован, а потом ликвидирован усилиями США и их союзников. В лагере нынешних противников режима талибов сегодня не наблюдается единства и консолидации сил.

У антиталибовских групп, которые обосновались за пределами Афганистана, фактически отсутствует прочная база внутри страны, они раздроблены и не имеют авторитетного лидера, который мог бы организовать движение сопротивления режиму и руководить им.

При этом население Афганистана устало от многолетней войны и мечтает о хотя бы хрупком мире и относительной стабильности, даже под знаменем религиозных фундаменталистов. Кстати, свергнутое правительство Исламской Республики Афганистан не имело поддержки среди большинства населения страны, так как оно было слишком коррумпировано и экономика страны полностью зависела от финансовой помощи США.

Сейчас Афганистан переживает сильнейший социально-экономический кризис, который является результатом неэффективного государственного управления бывших руководителей этой страны. Однако афганцы – народ терпеливый и трудолюбивый. На наш взгляд, если в стране будет обеспечен мир, то её предприимчивые граждане очень быстро восстановят свою экономику и торговлю. Афганистан в перспективе, при укреплении мира, обеспечении стабильности и развития национальной экономики, способен полностью изменить геополитический и геоэкономический расклад в регионе.

Большинство соседей Афганистана также заинтересованы в том, чтобы в этой стране существовала хоть какая-нибудь централизованная власть, с которой, сохраняя дистанцию, можно было бы вести ограниченное сотрудничество. При этом движение «Талибан», не изменив свою радикальную сущность и проявляя жёсткость во внутренней политике, ведёт диалог как соседями, так и с другими странами, которые проявляют интерес к Афганистану. Причём они ведут диалог на равных, не допуская в отношении себя внешнего диктата. Сегодня можно уверенно прогнозировать, что большинство стран Евразии, имеющих контакты с режимом «Талибана», в ближайшие годы будут институализировать свои отношения с нынешней властью. Практически все страны, контактирующие с афганскими властями, руководствуются принципом прагматизма. Одной из главных задач соседей и партнёров Афганистана сегодня является предотвращение новой гражданской конфронтации внутри афганского общества и оказание гуманитарной поддержки населению этой страны. Кроме того, развиваются экономические и торговые связи между Афганистаном и отдельными странами Центральной Азии, которые заинтересованы в продвижении своих товаров, сельскохозяйственной продукции и энергоресурсов наафганском рынке. При полной стабилизации Афганистана появится возможность создания нового транспортно-логистического и торгового коридора Россия – Центральная Азия – Южная Азия с дальнейшим выходом на Африку и Латинскую Америку.

В стабильном и мирном Афганистане также заинтересован Китай, для которого транзитный потенциал этой страны – крайне важное звено в глобальной инициативе «Пояс и путь». Очевидно, что именно поэтому как Россия, так и Китай наладили ограниченное экономическое сотрудничество с нынешней афганской властью и ведут с ней политический диалог.

Власть талибов укрепляется в Афганистанес каждым днём. Они пытаются заняться решением насущных социально-экономических проблем афганского общества.

Возможно, что логика решения различных проблем экономического характера приведёт к смене «идеологических» талибов во властных структурах на «прагматиков».

Также можно предположить, что этот переходный период займёт несколько лет и мы станем свидетелями полной трансформации военно-политической организации «Талибан» в полноценную политическую партию, а вооружённые структуры талибов интегрируются в ряды регулярной армии Афганистана. При этом, на наш взгляд, как разнородное афганское общество, так и страны-соседи будут адаптироваться к новым реалиям в стране. Но на это потребуется время.

Однако главный вопрос, который интересует сегодня не только соседей Афганистана, но и мировое сообщество в целом, – это вопрос доверия обещаниям «Талибана». Здесь важно понять: чем является Центральная Азия для талибов? Хотят ли они жить с нами на принципах добрососедства или же станут угрозой для нас? Станет ли Афганистан территорией, свободной от международных религиозно мотивированных террористических групп, таких как «Аль-Каида» и «Исламское государство» ? Дело в том, что такой фактор, как мусульманская солидарность, в нашем регионе никто не отменял. Как бы «Талибан»ни пытался отмежеваться от транснациональных террористических групп, использующих ислам для достижения политических целей, талибы обязаны помогать братьям по вере... даже если те ведут не всегда законную деятельность. Пока на эти вопросы нет ясных и однозначных ответов. Возможно, когда «Талибан» окрепнет в социально-экономическом и политическом плане и получит международное признание, он сможет жёстко контролировать различные группировки террористического интернационала на территории афганского государства.

Наибольшее беспокойство стран Центральной Азии сегодня вызывает проблема экспорта идеологии религиозно-политического экстремизма из Афганистана в наш регион. До сих пор актуальна угроза прорыва боевиков террористических групп из афганского государства на территорию постсоветских стран. Поэтому страны Центральной Азии, пытаясь налаживать торгово-экономическое взаимодействие с «Талибаном», одновременно заняты укреплением своей обороноспособности.

Сейчас движение «Талибан» позиционирует себя как освободителя Афганистана от иностранных оккупантов, в частности от США. При этом талибы намерены оказывать максимальное сопротивление любому вмешательству извне во внутренние дела страны. В настоящее время мы наблюдаем, что любые рекомендации и пожелания, например по улучшению прав женщин или учёту интересов этнических групп, воспринимаются крайне негативно, даже если они исходят от мусульманских стран, поддерживающих «Талибан». Новая афганская власть воспринимает это как вмешательство во внутренние дела Афганистана. В результате талибы ещё больше ужесточают свою политику в тех сферах, где они подвергаются критике международного сообщества. Вести переговоры с талибами языком ультиматумов и угроз не получится, так как это ещё больше усугубит военно-политическую и социально-экономическую ситуацию в афганском обществе. Конфронтационная среда – естественная среда обитания для талибов. Они выстояли в тяжелейшем идеологическом и военно-политическом противостоянии с коллективным Западом, которое длилось почти 20 лет. Поэтому новая конфронтация с «Талибаном» выглядит крайне неэффективным занятиемдля любых внешних сил. В итоге основные глобальные и региональные игроки на геополитическом пространстве нашего региона делают выбор в пользу плохого мира, а не хорошей войны с талибами.

Азия и Евразия
Афганистан как фактор безопасности
Улугбек Хасанов
25–26 июля в Ташкенте пройдёт международная конференция «Афганистан: безопасность и экономическое развитие». О том, почему так важно не допустить превращения Афганистана в источник перманентных угроз для сопредельных стран и почему устойчивое развитие Афганистана даст толчок процессу признания международной правосубъектности Центральной Азии, пишет Улугбек Хасанов, профессор Университета мировой экономики и дипломатии МИД Республики Узбекистан.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.