Think Tank
Технологическая конкуренция и национальная безопасность. Война только начинается

Политически мотивированная война технологий только начинается. Интересы национальной безопасности будут всё в большей степени влиять на конкуренцию технологических платформ в самых разных областях. Как это сказывается на обществе и бизнесе, пишет Иван Тимофеев в преддверии XI Азиатской конференции Международного дискуссионного клуба «Валдай», которая состоится 9 декабря в открытом для СМИ режиме.

Эпидемия COVID-19 дала мощный толчок информационно-коммуникационным технологиям. Издержки режима изоляции удалось снизить благодаря платформам удалённой работы. Уже существующие экосистемы финансовых трансакций, электронного документооборота, хранения данных и тому подобное позволили смягчить шок от разрыва привычных коммуникаций. Казалось бы, пандемия должна была консолидировать мировое сообщество в разработке и внедрении новых технологий во имя общего блага. На деле в 2020 году конкуренция крупнейших технологических лидеров лишь усилилась.

COVID-19 вряд ли стоит считать непосредственной причиной обострения конкуренции. Однако именно в прошедшем году она вышла на принципиально новый уровень. Основными противниками в технологической гонке сегодня являются КНР и США. Сфера телекоммуникаций находится на острие соперничества. Вместе с тем её следует рассматривать в контексте более масштабной картины новой холодной войны между Пекином и Вашингтоном. В США исходят из того, что Китай представляет собой всё более серьёзную угрозу. В период президентства Дональда Трампа сдерживание КНР превратилось в ключевой приоритет внешнеполитического курса. Ситуация вряд ли серьёзно изменится с приходом к власти Джо Байдена. Ключевые положения недавно опубликованного Белым домом «Стратегического подхода США к КНР» сохранят свою актуальность и для новой администрации.

Проблемы китайских телекомов начались с относительно мелких эпизодов ещё в период президентства Барака Обамы. 1 апреля 2015 года президент США ввёл чрезвычайное положение в связи с угрозами национальной безопасности в цифровой среде. Поводом стала атака хакеров и похищение данных более 4 миллионов госслужащих США. Американцы связывали действия хакеров с правительственными структурами КНР, хотя Китай и не фигурировал в указе о чрезвычайном положении.

Следующим тревожным звонком стало расследование Минфина и Минторга США против китайской компании ZTE. Её подозревали в поставках оборудования с американскими компонентами в Иран. В итоге компания согласилась выплатить значительные штрафы американским регуляторам (100,8 миллиона долларов в пользу Минфина и 1,4 миллиарда долларов в пользу Минторга). На иранском направлении возникли проблемы и у китайского телекоммуникационного гиганта Huawei. 1 декабря 2018 года в Канаде по запросу США была арестована финансовый директор Huawei Мэн Ваньчжоу. В США её обвиняют в мошенничестве в отношении банка HSBC при попытке обхода американских санкций против Ирана. В Huawei расценили арест в качестве политически мотивированной атаки на компанию. Её всё больше затягивали жернова американских регуляторов и законодателей. В Законах об оборонном бюджете США 2018 и 2019 годов на Huawei были наложены ограничения в поставках для оборонных и правительственных структур США. Аналогичные ограничения были распространены и на ZTE. Но это было только начало.

Мораль и право
Кто потерял Китай?
Радика Десаи
Через четверть века после падения Берлинской стены Соединённые Штаты начали новую холодную войну против России из-за Украины и Крыма. Сейчас, в разгар пандемии, они развязали ещё одну холодную войну, на этот раз против Китая. Причина, как и прежде, – в желании США открыть другие экономики для своих товаров, капитала и денег и наказать страны, у которых могут быть другие планы. Китайско-российские консультации о том, как велись и могут вестись холодные войны, старые и новые, были бы весьма полезны, пишет Радика Десаи, профессор факультета политических исследований, директор исследовательской группы по геополитической экономике Университета Манитобы.

Мнения участников


15 мая 2019 года президент Трамп ввёл чрезвычайное положение в связи с угрозами национальной безопасности США в телекоммуникационной сфере. В тот же день Huawei попал под санкции американского Минторга. Они существенно ограничивали американские компании в поставках комплектующих для Huawei. В дальнейшем ограничения расширялись. С мая 2020 года санкции стали распространяться на полупроводники для Huawei, произведённые за рубежом по технологиям США или с использованием американского программного обеспечения. Затем был расширен и список дочерних компаний Huawei, на которые распространялись санкции. Параллельно американцы не без успеха работали со своими союзниками, убеждая их отказаться от оборудования Huawei в наиболее передовых областях (таких, как технологии 5G), ссылаясь на угрозу шпионажа со стороны КНР. Среди результатов – отказ Великобритании от оборудования китайской компании для сетей 5G в связи с санкциями США.

Помимо Huawei и ZTE возникли проблемы и у других китайских компаний. В августе их список пополнился мессенджером WeChat и видеосервисом TikTok. Дональд Трамп запретил их использование в США отдельными исполнительными указами. В указе отмечалось, что оба сервиса позволяют собирать информацию о пользователях, их местоположении и активности в интернете. Эта информация может использоваться для шантажа, шпионажа, цензуры, дезинформации и так далее. Впрочем, примеры таких действий китайских компаний Белый дом не приводил. Интересно, что спустя полтора месяца после решения Трампа Альянс пользователей WeChat в США добился в Федеральном окружном суде северного округа Калифорнии отмены запрета на использование WeChat. А в октябре 2020 года Федеральным окружным судом Восточного округа Пенсильвании было приостановлено исполнение указа по TikTok.

В самом Китае также уже достаточно давно действуют ограничения в области телекоммуникаций. Но они носят иной характер и связаны скорее с ограничениями информации, а не технологий. В стране действует проект «Золотой щит», который ограничивает доступ к ряду зарубежных сайтов и фильтрует политически неприемлемую информацию. В КНР затруднено или невозможно использование Facebook, YouTube, Twitter, WhatsApp и ряда других сервисов. Однако успешно функционируют их китайские аналоги.

Очевидно, что политически мотивированная война технологий только начинается. Интересы национальной безопасности будут всё в большей степени влиять на конкуренцию технологических платформ в самых разных областях. По обе стороны баррикад бизнесу придётся считаться с растущими политическими рисками.

Россия и глобальные риски
Дело Huawei: у них шпионы, у нас – разведчики?
Иван Тимофеев
Государственный департамент США разместил в своём русскоязычном твиттере ролик об угрозах 5G технологий. Основной угрозой в ролике прямо называется китайская компания Huawei. Материал построен на серии обвинений против компании и призывает держаться от неё подальше. Такой материал вполне мог быть размещен в СМИ или на сайте неправительственной организации. Однако сегодня под ним подписывается и выпускает государственное внешнеполитическое ведомство. Подробнее о последствиях подобной пропаганды – в материале Ивана Тимофеева, программного директора клуба «Валдай».
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.