Дипломатия после институтов
Суверенная Евразия: как страны континента прокладывают путь к полицентричному порядку

Евразия находится в процессе активного строительства своей экономической и политической структуры: страны континента преодолевают зависимость от Запада и ищут своё место в новом полицентричном мире. Создание общего экономического пространства – это длительный и трудоёмкий процесс, однако на континенте уже развиваются несколько эффективных многосторонних объединений, которые являются зачатком того, чем может стать Евразия в случае доброй воли крупнейших экономик континента, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

Вместе с тем отдельные её части всё ещё хранят риски нестабильности. С одной стороны, Ближний Восток остаётся крупнейшим сосредоточением политических и исторических конфликтов: сохраняется фактическая раздроблённость в Сирии и Ливии, тлеет гражданский конфликт в Йемене, Ирак разделён по принципу гражданского противостояния, остаются неурегулированными курдский вопрос и арабо-израильский конфликт. Возникают новые проблемы: наблюдается перелив нестабильности с Южного Кавказа на Ближний Восток, сохраняются сложные отношения между Азербайджаном и Ираном. С другой стороны, соперничество между Саудовской Аравией и Ираном становится менее острым, и стороны готовы рассматривать процесс нормализации двусторонних отношений. Кроме того, происходит постепенная экономическая синхронизация Ближнего Востока с Азией. Китай и Индия укрепляют своё положение в регионе, а азиатские рынки становятся узловыми для стран Ближнего Востока. Стоит ожидать, что такая интеграция будет углубляться и далее, став целью развития Востока на протяжении всего XXI века: становление евразийского экономического и политического пространств, открытых для сотрудничества и развития.

Международный порядок на Ближнем Востоке больше не определяется внешними силами, а выстраивается за счёт усилий государств региона. Основные центры влияния – Турция, Саудовская Аравия, Иран, Египет, ОАЭ, Ирак, Израиль и Алжир – играют главную роль в формировании нового баланса и системы региональной безопасности. Все они, возможно кроме Израиля, находились в исторически обусловленной зависимости от Запада и сейчас ищут оптимальную модель внешней политики, опирающуюся на суверенитет. В этом смысле Россия является естественным партнёром ближневосточных стран. При этом, в отличие от советского периода, Москва не ограничена блоковым мышлением и подходит к партнёрству со странами региона гибко. Россия – важнейший участник процессов в сфере региональной безопасности. Её стратегическое сотрудничество с Сирией, Ираном, Алжиром, другими странами имеет существенное значение при определении общего политического ландшафта в регионе. Кроме того, Россия продвигает на глобальном уровне общую для стран региона идею защиты суверенитета и независимости от стран Запада.

Дипломатия после институтов
Влияние европейского кризиса на Ближний и Средний Восток
Андрей Сушенцов
Полицентричность несёт в себе колоссальные риски, особенно для такого региона, как Ближний Восток. Тем не менее без американского участия в региональных делах некоторые застарелые кризисы перестанут подогреваться извне. Поэтому старые противоречия могут смягчаться, и страны будут искать новую почву для сотрудничества. Для России это шанс укрепить свое влияние и расширить круг партнёров, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.
Мнения участников


Особенно это проявляется в энергетической сфере. Нерыночные механизмы, введённые западными странами для ограничения возможностей российской экономики, влияют на всех производителей энергоресурсов без исключения. Большинство из них находятся на Ближнем Востоке. Региональные игроки внимательно следят за эффективностью этих мер, поскольку понимают, что, если санкции, направленные против экономики России, достигнут цели, они могут быть универсально применены и к другим производителям нефти. Безусловно, можно сказать, что эти ограничения являются основным фактором экономической войны Запада против России. И потому совершенно не удивительно, что между Россией и странами ОПЕК+ есть общая платформа по противодействию ограничениям от западных стран в области нефтегазовой добычи.

Новым важным обстоятельством, которого не было несколько десятилетий назад, является и то, что главным источником спроса на энергоресурсы становятся страны Азии, а зависимость стран Запада от экспорта энергоресурсов остаётся высокой.

Ограничения со стороны стран Запада становятся и источником экономических возможностей. Речь идёт о переходе на торговлю в национальных валютах, создании безопасной системы передачи финансовой информации между банками в обход системы SWIFT, создании новых транспортных коридоров. Недавние инициативы по созданию газового хаба в Турции показывают, что именно на Востоке формируются новые центры ценообразования энергоресурсов. Изменение логистики товарных потоков между Россией и странами Запада наглядно демонстрирует, что теперь эти маршруты проходят в значительной степени через Турцию и арабские страны. Именно Восток стал центром глобальных перемен в области транспорта. Экономически оправданные маршруты прямого логистического, энергетического сообщения между Россией и Европой, нереализуемые ранее из-за политических амбиций контрагентов, сегодня дают возможность для амбициозных логистических проектов на Востоке. Эти инициативы будут связывать Россию с Турцией и странами Ближнего Востока, создавая новую транспортную связь в континентальных масштабах.

Возможно, именно этого импульса не хватало для того, чтобы российский тезис о повороте на Восток обрёл практические очертания.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.