Правила и ценности
США на пути военной эскалации с Китаем

Если отказ Китаю в суверенитете над его законными водами выглядит целью США даже в глазах критиков нынешней «ястребиной» политики Вашингтона, вряд ли Америка сойдёт с пути военной агрессивности, полагает Радика Десаи, профессор факультета политических исследований, директор исследовательской группы по геополитической экономике Университета Манитобы.

В Вашингтоне всё громче звучат барабаны войны. За опрометчивым визитом Нэнси Пелоси на Тайвань последовал визит целой группы членов Конгресса. Всего через несколько недель президент Байден заявил, что США «готовы защищать Тайвань в случае китайского вторжения». В течение двух дней после этого американские и канадские военные корабли провели очередную провокационную операцию по защите «свободы судоходства» в Тайваньском проливе. Такие операции становятся всё более частыми после решения президента Обамы повернуться к Азии. Американцы также ускорили принятие Закона о политике в отношении Тайваня, который направлен на «поддержку безопасности Тайваня и его права на самоопределение».

Дипломатия после институтов
Тайваньский вопрос: «один Китай» не может ждать вечно
Василий Кашин
Новый этап китайской политики в отношении Тайваня будет, по всей видимости, характеризоваться более активным использованием военных инструментов давления на остров. При формально сохраняющейся приверженности мирному пути решения проблемы реальные возможности «мирного воссоединения» сужаются, полагает Василий Кашин, директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ.
Мнения экспертов


Если закон пройдёт, он станет главным внешнеполитическим наследием Байдена, даже несмотря на войну против России через «посредничество» Украины. Это перевернёт давнюю политику США в отношении единого Китая, превратив многолетнюю «стратегическую неопределённость» в стратегическую уверенность в приверженности США «независимости» Тайваня.

После разворота Обамы к Азии и шумных торговых, технологических и валютных войн Трампа Байден был избран с надеждой на то, что он будет придерживаться более умеренного и миролюбивого подхода.

Вместо этого его президентство спровоцировало полномасштабный четвёртый кризис в Тайваньском проливе, чреватый ядерной войной.

Даже на фоне всей суматохи украинского конфликта политические круги США полны паники по поводу Китая. Возьмём, к примеру, влиятельный Совет по международным отношениям, чрезвычайно весомую часть внешнеполитической элиты США с 1918 года, когда доклад его основателей лёг в основу знаменитых Четырнадцати пунктов, которыми президент Вильсон ответил на большевистский Декрет о мире с его призывом к самоопределению всех народов. В последние месяцы флагманский журнал этой структуры Foreign Affairs публиковал статьи под такими заголовками, как «Тайвань не может ждать: что Америка должна сделать, чтобы предотвратить успешное китайское вторжение», «Как пережить следующий кризис в Тайваньском проливе», «Вашингтон должен быть готов к конфликту независимо от поездки Пелоси», «Америка должна подготовиться к войне из-за Тайваня» и «Время на защиту Тайваня истекает: почему Пентагон должен сосредоточиться на краткосрочном сдерживании». Автором последней статьи была Мишель Флурной, которую одно время считали главным советником Байдена по обороне.

Не стоит относиться ко всему этому как к блефу. В дополнение к возобновлению четырёхстороннего диалога QUAD, формированию AUKUS и беспрецедентной фокусировке НАТО на Китае администрация Байдена проводит массированную концентрацию сил в западной части Тихого океана. 59 из 111 кораблей ВМС США, рассредоточенных по всему миру, сейчас закреплены за Седьмым флотом. В его состав входят три суперавианосца и три авианосца меньшего водоизмещения. На них базируются F-35, способные нести ядерное оружие. Кроме того, США участвуют в многочисленных военных учениях в регионе, в том числе по обеспечению «свободы судоходства» в Тайваньском проливе.

Конечно, ослабление экономической мощи США в последние десятилетия также сопровождалось снижением военной мощи, о чём свидетельствует череда военных неудач, кульминацией которых стало позорное бегство из Афганистана. Поэтому в США раздаются голоса с призывами проявлять осторожность. Например, Госдепартамент опубликовал материал под заголовком «Пекин всё ещё играет в долгую игру на Тайване: почему Китай не готов к вторжению». Появились и противодействующие структуры. Одной из наиболее важных является Институт ответственного государственного управления Куинси, эксперты которого исходят из того, что «практические и моральные неудачи усилий США в одностороннем порядке формировать судьбу других стран с помощью силы требуют фундаментального переосмысления внешнеполитических директив США».

Однако многое ли они могут изменить? В конце концов, существует консенсус между двумя основными партиями, а также между «реалистической» и «либерально-интернационалистской» школами внешнеполитического мышления. Он заключается как раз в том, что Китай представляет собой главную угрозу для США. Правда, главный эксперт Института Куинси по Китаю предостерегает от «инфляции угроз» в отношении Китая. Он рекомендует, чтобы американские политики «давали более сбалансированные, основанные на фактах оценки возможностей и намерений Китая», и призывает «создать региональную и глобальную систему, ориентированную на максимальный уровень взаимодействий с положительной суммой, в том числе совместные структуры и соглашения для противодействия конкретным общим региональным и глобальным угрозам, включая изменение климата, пандемии, финансовую нестабильность, кибератаки и распространение ОМУ». Он также выступает за «возрождение политики одного Китая в отношении Тайваня наряду с более активными усилиями по увеличению стимулов к компромиссу как в Пекине, так и в Тайбэе таким образом, чтобы сделать возможными политические переговоры». Однако даже он рекомендует, чтобы конечной целью политики США было «более приемлемое с финансовой точки зрения активное противодействие, направленное на то, чтобы лишить Китай чёткого контроля над своей морской периферией».

Если отказ Китаю в суверенитете над его законными водами выглядит целью США даже в глазах критиков нынешней «ястребиной» политики Вашингтона, вряд ли Америка сойдёт с пути военной агрессивности.

Политэкономия конфронтации
«Четвёртый тайваньский кризис»: демократия против логики
Андрей Губин
При анализе «четвёртого тайваньского кризиса» всё же константой является то, что руководство КНР рассматривает военный путь исключительно в случае провозглашения тайбэйской администрацией независимости и прямого вмешательства третьей стороны, то есть США и любых их союзников, пишет Андрей Губин, доцент кафедры международных отношений Восточного института Дальневосточного федерального университета (Владивосток).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.