Азия и Евразия
Россия – Центральная Азия: как в условиях нестабильности развивать сотрудничество

Россия и страны Центральной Азии вошли в новую эпоху отношений на фоне большей нестабильности и непредсказуемости в мире. Трудностей не избежать. Однако, у России и стран Центральной Азии богатый опыт совместного преодоления возникающих препятствий на пути самостоятельного развития. Есть все основания считать, что очередной «тест» на надёжность взаимодействия и крепость сотрудничества Россия и страны Центральной Азии пройдут достойно, пишет Рашид Алимов, доктор политических наук, генеральный секретарь ШОС (2016–2018).

События августа 2021 года, произошедшие в Афганистане, стали беспрецедентным испытанием для способности России и стран Центральной Азии реагировать на кризисы. Оперативные меры превентивного характера, предпринятые на двустороннем уровне, а также в рамках ОДКБ и ШОС, позволили купировать риски и снизить напряжённость. Однако безопасность – это не результат, а процесс, который должен иметь непрерывный характер. Дугу нестабильности, возникшую по всему периметру афганской границы, невозможно одномоментно превратить в линию доверия и сотрудничества. Для этого прежде всего необходимо построить надёжный «пояс безопасности», концепцию которого предложил президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон.

Содействовать возвращению мира в Афганистан

История ещё даст свою беспристрастную оценку тем, кто сознательно закрывал глаза на беспрепятственное освоение международными террористическими группами территории Афганистана; кто за двадцать лет превратил эту страну в крупнейшего в мире производителя героина; кто довёл афганский народ до гуманитарного кризиса и крайнего обнищания. По оценкам ООН, число афганцев, испытывающих острый голод, с июля 2021 года до марта 2022 года выросло с 14 до 24 миллионов, причём каждый второй из них – ребёнок. Трагедия афганского народа, если он останется один на один с гуманитарной катастрофой, может вылиться в новые потоки беженцев, рост наркоугрозы и всплеск терроризма. В сложное для афганцев время Россия и страны Центральной Азии оказывают им гуманитарную помощь, желают видеть Афганистан мирным, стабильным и процветающим.

Ни Россия, ни соседи Афганистана не заинтересованы в том, чтобы в сердце Евразии оставался очаг нестабильности, а с афганской территории исходили угрозы безопасности соседним странам. В то же время очевидно, что для решения накопившихся за сорок лет проблем универсального подхода не существует. Для поэтапного восстановления Афганистана и возвращения страны в мирное русло развития необходимо создание инклюзивного правительства с участием представителей всех этнических, а главное – влиятельных политических групп афганского общества. На одной ножке стул долго не простоит. Недавнее масштабное наступление Фронта национального сопротивления Афганистана, в результате которого от талибов были освобождены три района провинции Панджшер, свидетельствует о том, что оппозиция не смирилась с новой властью в Кабуле и намерена продолжать с ней вооружённую борьбу.

На фоне возникновения очага нестабильности в Восточной Европе Афганистан несправедливо выпал из фокуса внимания мирового сообщества. В то же время ситуация с обеспечением безопасности в стране вызывает глубокую озабоченность. На афганской территории продолжают свою активность различные террористические группы; не уменьшается число терактов, исполняемых в том числе иностранными боевиками, овладевшими технологиями и приёмами ведения террора в Ираке и Сирии.

По оценкам экспертов, в настоящее время в Афганистане функционируют двадцать террористических структур общей численностью свыше 23 тысяч боевиков, в том числе в северных провинциях Афганистана – от 5 до 12 тысяч боевиков. Из них около 2,5 тысяч входят в так называемое «Исламское государство» , которое взяло на себя ответственность за подавляющее большинство терактов, произошедших на территории Афганистана с августа 2021 года по май 2022 года. Новые власти в Кабуле недавно громко заявили о том, что ликвидировали движение ИГ, но на самом деле, по оценке ООН, оно удвоило своё присутствие в Афганистане.

Судя по всему, практика террора будет иметь своё кровавое продолжение. На это, кроме всего прочего, указывает тот факт, что в северо-восточных провинциях страны в более чем сорока тренировочных лагерях и центрах проходят подготовку свыше 6 тысяч боевиков, одурманенных идеологией смерти. Часть из них не первый год вынашивает планы переноса «огня войны» из-под афганского очага нестабильности на мирный правый берег Амударьи. Свежее свидетельство их активности – боестолкновения в Афганистане вблизи афгано-таджикской границы.

Осевшие в Афганистане террористические группы, в рядах которых немало попавших в их идеологические сети граждан России и стран Центральной Азии, умело используют политические и социально-экономические последствия пандемии, а также религиозный фактор. В этой связи крайне важно сохранять бдительность и единство, предвидеть прогрессирующую и комплексную угрозу, создаваемую террористами. Январские события 2022 года в Казахстане, мгновенная реакция на них со стороны государств-членов ОДКБ, а также майское задержание спецслужбами Киргизии членов экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир» , подтверждают простую истину, что в наибольшей безопасности тот, кто всегда начеку.

Азия и Евразия
ОДКБ: творить мир
Рашид Алимов
ОДКБ 2022 года – это результат колоссальных многолетних совместных усилий шести государств – членов организации, пишет Рашид Алимов, генеральный секретарь ШОС (2016–2018). Статья подготовлена специально к Конференции Валдайского клуба при поддержке МИД России «Коллективная безопасность в новую эпоху: опыт и перспективы ОДКБ».

Мнения участников


Укреплять взаимодействие в рамках ОДКБ и ШОС

В интересах России и стран Центральной Азии умножение усилий в борьбе с международным терроризмом и тесное антитеррористическое партнёрство как в двустороннем формате, так и в рамках региональных организаций, прежде всего ОДКБ и ШОС. В условиях нарастания вызовов и угроз безопасности реальную ОДКБ, очередной саммит которой состоялся в Москве 16 мая 2022 года, представляет собой силу, способную надёжно защитить суверенитет и территориальную целостность входящих в Организацию государств.

Важно, что в последние годы процесс формирования многостороннего режима противодействия угрозам, исходящим с территории Афганистана, набирает силу. Укрепляется Объединённая система противовоздушной обороны Центрально-Азиатского региона, в которую наряду с Россией входят Казахстан и Таджикистан. В военных учебных заведениях России обучаются сотни военнослужащих из стран Центральной Азии. При поддержке России успешно осуществляется программа модернизации вооружённых сил партнёров по ОДКБ. В текущем году запланирована очередная серия совместных военных учений антитеррористической направленности.

Непредсказуемость афганского фактора и других террористических вызовов, наличие в регионе «спящих ячеек» экстремистских сил и непрекращающегося наркотрафика диктует необходимость углубления кооперации ОДКБ и ШОС с целью упреждения внешних угроз безопасности. Представляется важным закрепление душанбинского опыта проведения совместных саммитов, антитеррористических учений, регулярных консультаций по линии Секретарей Советов безопасности и специальных служб ОДКБ и ШОС.

Для обеих партнёрских организаций Центральная Азия – «географическое ядро», и их общей заботой является поддержание в этом регионе мира и стабильности. Туго затянутый афганский узел распутывать должны в первую очередь, конечно, сами афганцы. ООН, государства-соседи, а также заинтересованные страны и международные организации могут выступать лишь содействующей стороной. К примеру, ШОС и ОДКБ, в которых Россия и четыре страны Центральной Азии играют важную роль, могли бы выступить инициаторами созыва Конференции по безопасности и развитию Евразии. Запрос на подобную многостороннюю диалоговую площадку зреет давно. В условиях новой геополитической реальности проведение Конференции на ежегодной основе могло бы содействовать совместному поиску решений актуальных задач развития региона, включая вопросы мира, стабильности и безопасности, в том числе экономической.

Беспрецедентное санкционное давление на Россию продемонстрировало уязвимость интересов большинства экономик мира, включая страны Центральной Азии, перед сложившейся после Второй мировой войны финансовой системой. История учит, что санкционная дорога неизменно ведёт в тупик прежде всего тех, кто расставляет «санкционные указатели».

Нет сомнений, что Россия выйдет из сложившейся ситуации ещё более экономически мощной державой. В этом глубоко заинтересованы и страны Центральной Азии, тесно связанные с Россией.

Расширять экономическое сотрудничество

Для стран Центральной Азии Россия является ключевым торговым партнёром и одним из крупнейших инвесторов. За последние пять лет товарооборот России со странами региона вырос на 57 процентов, увеличившись с 23,6 миллиарда долларов в 2017 году до 37 миллиардов долларов по итогам 2021 года. Согласно независимым источникам, объём накопленных российских инвестиций в этом регионе превышает 30 миллиардов долларов, а число российских компаний перевалило далеко за 10 тысяч. Только в Казахстане зарегистрировано свыше 3,5 тысяч совместных предприятий с участием российского капитала. Интерес деловых кругов России, крупного и среднего бизнеса к сотрудничеству с регионом никогда не угасал (1, 2, 3, 4, 5, 6).

Удастся ли в условиях нестабильности сохранить торгово-экономическое сотрудничество России со странами Центральной Азии и дать ему новый импульс? Ведущие аналитические центры ухудшили свои прогнозы экономического развития региона в 2022 году. К примеру, Европейский банк реконструкции и развития снизил свой прогноз экономического роста Центральной Азии на 1,5 процента. (По региону Центральной Азии показатель роста ВВП составит 3,2 процента вместо прогнозируемых ранее 4,8 процента). В тоже время кризисы, как правило, предлагают новые окна возможностей для сотрудничества. Важно лишь найти эти «сияющие окна», открыть их и продолжить эффективно взаимодействовать в интересах друг друга.

Смело двигаться дальше, опираясь на накопленный опыт

Испытанный временем доверительный характер сотрудничества России со странами региона даёт достаточно оснований для укрепления и развития налаженных торгово-экономических связей. Во-первых, Россию и страны Центральной Азии связывают отношения союзнического характера и стратегического партнёрства. Во-вторых, за тридцать лет дипотношений ими сформирована солидная нормативно-правовая база, состоящая из почти тысячи двусторонних договоров и межправительственных соглашений, свыше 70 процентов которых касается сферы экономики. В-третьих, высоким уровнем устойчивости характеризуются связи между регионами: 76 субъектов Российской Федерации развивают динамичные связи с Казахстаном, с Киргизией – 71, с Таджикистаном – 80, с Туркменией – 60 и с Узбекистаном – 75. В-четвёртых, из года в год укрепляется производственная кооперация между предприятиями России и странами региона. В-пятых, высоким остаётся интерес к российскому рынку труда со стороны граждан центральноазиатских стран, которые, по оценкам экспертов, создают около 10 процентов ВВП России;

В-шестых, растёт доля российского рубля в расчётах за поставки товаров и оказание услуг по внешнеторговым договорам. В зависимости от страны этот показатель по итогам 2021 года колебался от 64 до 73 процентов, что говорит о возможности плавного перехода на стопроцентное использование рубля во взаимных расчётах. В-седьмых, ширится подготовка в российских вузах специалистов для стран Центральной Азии. В 2021–2022 учебном году их число приблизилось к 175 тысячам, при этом общая численность иностранных студентов в России составляла 324 тысячи. При содействии Министерства образования и науки России в центральноазиатском регионе созданы филиалы ведущих российских вузов; в межвузовскую кооперацию вовлечены свыше 115 университетов и институтов России и региона.

Кроме того, страны Центральной Азии обладают богатыми природными ресурсами, значительным производственным и минерально-сырьевым потенциалом, уникальным сельскохозяйственным сырьём, развитой дорожной и иной инфраструктурой. По запасам некоторых видов природного минерального сырья, в частности, редкоземельных и цветных металлов, страны Центральной Азии входят в пятёрку мировых лидеров (1, 2, 3, 4, 5).

В совокупности всё это – добротная основа для вывода торгово-экономического сотрудничества на качественно новый уровень. Прежде всего в сфере промышленности и высокотехнологичного производства, сельском хозяйстве и машиностроении, авиации и энергетики, включая атомную. Значительный невостребованный потенциал сотрудничества кроется в сфере туризма, в индустрии которого в странах Центральной Азии в последние годы произошли колоссальные изменения: создана разветвлённая современная гостиничная инфраструктура, предприняты значительные усилия для сохранения памятников исторической архитектуры и создания благоустроенных зон отдыха для путешественников, включая любителей экотуризма.

Расширять горизонты сотрудничества

Россия и страны Центральной Азии изначально выстраивали и продолжают строить свои отношения как привилегированные партнёры. Важно, что «сверка часов» в режиме реального времени идёт не только на двустороннем уровне, причём на самом высоком, но и в рамках региональных организаций – СНГ, ОДКБ, ШОС. Весьма востребованным и многообещающим показывает себя формат «Россия плюс Центральная Азия». Потенциал этого формата в новых реалиях мог бы в интересах сторон раскрыться ещё полнее, если бы им воспользовались отраслевые министерства и ведомства, прежде всего экономического блока.

Россия и страны Центральной Азии вошли в новую эпоху отношений на фоне большей нестабильности и непредсказуемости в мире. Трудностей не избежать. Однако, у России и стран Центральной Азии богатый опыт совместного преодоления возникающих препятствий на пути самостоятельного развития. Вспомним, что в период острой фазы борьбы с пандемией COVID-19 (2020–2021) товарооборот России со странами Центральной Азии, вопреки всем пессимистическим прогнозам, вырос на 8,5 миллиарда долларов. Это лишь один пример, но весьма показательный. Есть все основания считать, что очередной «тест» на надёжность взаимодействия и крепость сотрудничества Россия и страны Центральной Азии пройдут достойно. Трудные времена не длятся вечно.

Азия и Евразия
Центральная Азия и европейский кризис
Тимофей Бордачёв
Страны Центральной Азии остаются для России наиболее стабильным направлением её внешних связей на пространстве бывшего СССР. Вероятные вызовы и угрозы стабильности связаны в первую очередь с внутренними факторами, и только от взаимодействия России, Китая и государств Центральной Азии зависит то, насколько опасными эти вызовы и угрозы могут оказаться в ближайшие годы, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор Валдайского клуба.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.