Азия и Евразия
Центральная Азия и европейский кризис

Страны Центральной Азии остаются для России наиболее стабильным направлением её внешних связей на пространстве бывшего СССР. Вероятные вызовы и угрозы стабильности связаны в первую очередь с внутренними факторами, и только от взаимодействия России, Китая и государств Центральной Азии зависит то, насколько опасными эти вызовы и угрозы могут оказаться в ближайшие годы, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор Валдайского клуба.

Драматические события в Восточной Европе не имеют непосредственного отношения к основным вызовам и угрозам, с которыми сталкиваются государства Центральной Азии и российская политика в этом стратегически важном для нас регионе. Более того, проблемы, которые ещё несколько месяцев назад занимали всеобщее внимание – особенно судьба Афганистана после падения там прозападного режима – оказались отодвинуты на второй план. Однако степень опосредованного влияния европейского кризиса безопасности на основные региональные процессы может оказаться, возможно, не решающей в плане способности государств к реализации собственных целей развития и отражению главных угроз стабильности, но значительной, заставляющей их корректировать внешнюю и внутреннюю политику. С точки зрения России это означает необходимость сохранять внимание к важнейшим процессам и событиям в Центральной Азии, не забывать о них под воздействием масштаба и значимости военно-политического столкновения с Западом.

Важнейшей особенностью влияния событий в Европе на Центральную Азию является то, что последствия будут иметь в первую очередь именно долгосрочный характер. Это означает, что правительства стран региона не могут сейчас в полной мере оценить масштаб этого влияния, точно определить, какие вызовы оно несёт и какие возможности открывает. Весьма вероятно, это серьёзно осложняет принятие решений и требует большей сдержанности в определении приоритетов внутреннего развития и направлений поиска для этого внешних ресурсов. В настоящее время мы не можем с полной определённостью сказать, какими станут долгосрочные последствия частичного разрыва экономических связей России и Запада для торговых связей стран Центральной Азии, их способности решать часть проблем социально-экономического развития за счёт экспорта рабочей силы в Россию, создания новых транспортно-логистических путей и подключения к уже существующим.

Одновременно государства Центральной Азии должны реализовывать элементы стратегии, созданной в предшествовавший европейскому кризису исторический период, понимая, что конечные результаты неизбежно испытают на себе его влияние. Альтернативным решением может быть переход, или возвращение, к политике закрытости, но сейчас к этому не готовы по внутренним причинам все значимые страны интересующего нас региона.

Другими словами, страны Центральной Азии действуют, как и многие участники международного сообщества, в «тумане войны» и ожидаемой многовариантности сценариев развития общей ситуации на большом евразийском пространстве.

Сейчас даже положение таких важнейших геополитических ориентиров региона, как Россия и Китай, может корректироваться в контексте развития их набирающего обороты конфликта с Западом. Одновременно и масштабы влияния, накопленного США и их союзниками в Центральной Азии после холодной войны, также могут измениться под влиянием более или менее решительной политики Москвы и Пекина в регионе, представляющем собой для обеих столиц стратегический тыл. В последние годы именно проникновение политической инфраструктуры влияния стран Запада рассматривалось в Москве и Пекине в качестве основного фактора, способного способствовать дестабилизации региона в долгосрочной перспективе, особенно в сочетании с нерешёнными проблемами экономического характера, социальным расслоением, бедностью и распространением религиозного радикализма. Однако в перспективе способность США и их европейских союзников воздействовать на внутреннее положение в странах Центральной Азии может как возрастать, так и сокращаться в результате более сдержанной политики правительств региона.

Существуют, вместе с тем, и более очевидные эффекты столкновения по линии «Россия – Запад» для государств Центральной Азии. В первую очередь – это если не полное разрушение, то значительное ослабление всего международного порядка, возникшего после холодной войны и основанного на открытости и свободной рыночной экономике. За время своей суверенной истории все страны Центральной Азии исходили из того, что окружающий их мир развивается в рамках неизменных законов и принципов, имеющих практическое выражение в наиболее выгодных и общепринятых способах осуществления международного торговли, привлечения инвестиций или создания рабочих мест, направленных на укрепление социально-экономической стабильности. В значительной степени на использование возможностей глобализации была направлена и китайская стратегия «Пояса и пути», на которую также возлагались серьёзные надежды в государствах Центральной Азии.

Однако попытка полностью исключить из глобализации такую крупную страну, как Россия, особенно учитывая её положение в ряде секторов международной торговли и транспортно-логистической системе Евразии, может привести к достаточно фундаментальным изменениям. Нельзя исключать того, что последствия этих изменений окажутся настолько серьёзными, что потребуют от правительств Центральной Азии иначе посмотреть на проекты и планы, которые совсем недавно выглядели как наиболее целесообразные с точки зрения рыночной логики.

Страны региона смогут извлечь из конфликта России и Запада определённые краткосрочные и среднесрочные выгоды.

В первую очередь речь идёт об участии компаний из отдельных стран региона в создании новых финансовых, торговых и логистических цепочек, которые могли бы частично компенсировать потери, связанные с мерами экономической войны Запада против России. Также в первые недели и месяцы конфликта в Восточной Европе мы наблюдали процесс релокации части квалифицированных трудовых ресурсов из России в Казахстан, Киргизию и Узбекистан, что также может способствовать более интенсивному развитию в этих государствах компаний, связанных с высокими технологиями, возможно, даже появлению новых кластеров в данной отрасли. В том случае если эти объективно возникшие преимущества будут дополнены инвестициями, можно рассчитывать на позитивный общий экономический эффект, что, конечно, будет выгодно и России, поскольку в целом поспособствует внутренней устойчивости её соседей и друзей в Центральной Азии.

В политической области мы можем сейчас рассчитывать на то, что драматизм событий, переживаемых европейской частью пространства бывшего СССР, станет фактором временной или постоянной консолидации политических режимов в странах Центральной Азии. Трагическая судьба Украины только подчёркивает важность последовательной политики государственного строительства с учётом геополитического положения, и сейчас все страны региона показывают высокую степень понимания этой реальности. Вместе с тем мф не можем исключать, что накопленные внутренние структурные проблемы всё равно могут выйти на поверхность и рано или поздно привести к повторению ситуаций, аналогичных драматическим событиям в Казахстане, когда государство оказалось на краю пропасти, и только решительные действия его руководства и помощь ОДКБ позволили казахстанскому обществу не скатиться в пучину гражданской войны.

Азия и Евразия
ОДКБ и ЕАЭС в новых условиях: от абстракции к практике
Тимофей Бордачёв
Из деятельности международных институтов сотрудничества могут естественным образом исчезнуть стратегические или абстрактные аспекты. Только реальное взаимодействие, позволяющее снизить угрозы от всемирной экономической войны и даже получить от этого выгоды, сделает для реализации на общем пространстве больше, чем любые идеи общего характера, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор Валдайского клуба.
Мнения экспертов


Организация договора о коллективной безопасности, а также двусторонние отношения России и Узбекистана продолжают играть центральную роль в способности стран региона к отражению внешних и внутренних угроз террористического и военного характера. В этом отношении кризис в Европе не привёл к значительным изменениям и вряд ли будущее сколько-нибудь серьёзно повлияет на общее соотношение сил. Россия и Китай остаются для государств Центральной Азии основным факторами внешней политики и политики безопасности, а для США данный регион представляет интерес только с точки зрения дипломатического взаимодействия с Москвой и Пекином. В связи с этим мы можем ожидать в среднесрочной перспективе активизации попыток США расшатать стабильность в странах Центральной Азии, возможно, с традиционной для Вашингтона опорой на наиболее радикальные религиозные элементы.

Подводя итог, можно признать, что страны Центральной Азии остаются для России наиболее стабильным направлением её внешних связей на пространстве бывшего СССР. Там не существует государства или объединения, для которых борьба с российскими интересами находилась бы в центре внешнеполитической стратегии. Вероятные вызовы и угрозы стабильности связаны в первую очередь с внутренними факторами, и только от взаимодействия России, Китая и государств Центральной Азии зависит то, насколько опасными эти вызовы и угрозы могут оказаться в ближайшие годы.

Азия и Евразия
Строительство мира в Евразии
Тимофей Бордачёв
То, что страны Запада предпочли военный сценарий переустройства европейской архитектуры безопасности, с которым была вынуждена согласиться Россия, показывает – уверенностью в завтрашнем дне сейчас не может похвастаться никто, а любые договорённости с лёгкостью окажутся принесены в жертву приоритетам более сильных.Поэтому в гипотетическом будущем для России и Китая – двух важнейших держав Евразии – будет важно ответить на вопрос о том, насколько они способны вселить в своё окружение хотя бы относительную уверенность, пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай».
Мнения экспертов

 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.