Политэкономия конфронтации
Россия – Северная Корея – Китай: воссоздание стратегического треугольника

Участие министра обороны России Сергея Шойгу в торжественных мероприятиях в Пхеньяне, посвящённых 70-летию победы корейского народа в Отечественной освободительной войне 1950–1953 годов, стало чётким сигналом Вашингтону и Сеулу о трансформации российской политики на Корейском полуострове в сторону признания КНДР как важного военно-политического партнёра, пишет Виталий Совин, независимый аналитик, эксперт в области санкционной политики.

С учётом существующего в Северной Корее культа военнослужащих (согласно экспертным оценкам, КНДР имеет четвёртую по численности армию в мире) освещение визита в Пхеньян 2527 июля 2023 года высокопоставленной делегации российского оборонного ведомства во главе с Шойгу заметно отличалось от подачи приезда на торжества китайских товарищей, возглавляемых заместителем председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (зампредом парламента) Ли Хунчжуном. Разумеется, решение Москвы направить в Пхеньян военных, а не гражданских официальных лиц (например, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко участвовала в 2018 году в праздновании 70-летней годовщины образования КНДР) обусловлено твёрдой поддержкой Пхеньяном российской специальной военной операции на Украине, а также беспрецедентным обострением обстановки на Корейском полуострове. Ясным сигналом для Вашингтона и Сеула прозвучало заявление министерства обороны России, в котором подчёркивалось, что визит Шойгу в КНДР «будет способствовать укреплению российско-северокорейских военных связей и станет важным этапом развития сотрудничества между двумя странами».

Весьма эффектными получились кадры посещения Шойгу вместе с северокорейским лидером Ким Чен Ыном выставки новейшей военной техники, среди которой – межконтинентальные баллистические ракеты (МБР, «Хвасон-17» и «Хвасон-18»), способные достичь любой точки на территории США (см. фото 1), а также их совместное участие в торжественном параде (см. фото 3).


Фото 1: МБР «Хвасон-17» и «Хвасон-18», продемонстрированные Сергею Шойгу Ким Чен Ыном в ходе посещения «Выставки вооружений – 2023», 26 июля 2023 года.

Рис 1.png
Источник: Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК)


Особое впечатление на экспертное сообщество произвела премьера гиперзвукового планирующего блока («Хвасон-12Б», тип боеголовок баллистических ракет, способный маневрировать со скоростью свыше 5 чисел Маха – 6125 км/ч), а также северокорейских аналогов американских беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) большой продолжительности полета RQ-4 Global Hawk и MQ-9 Reaper (см. фото 2).

В числе представленных разработок также стоит отметить подводные беспилотные аппараты, несущие ядерный заряд «Хиэль-1», которые с оговоркой можно назвать аналогом российского подводного аппарата «Посейдон», но с меньшим радиусом действия (см. фото 3).


Фото 2: Гиперзвуковой планирующий блок «Хвасон-12Б» (слева) и аналоги американских БПЛА RQ-4 Global Hawk и MQ-9 Reaper (справа)


Рис 2.png

Источник: ЦТАК

Фото 3: Участие Сергея Шойгу, Ким Чен Ына и Ли Хунчжуна в торжественном военном параде (слева), демонстрация ядерных подводных беспилотников «Хиэль-1» (справа), 27 июля 2023 года


Рис 3.png

Источник: ЦТАК

Ряд западных экспертов заявил в этой связи, что руководство КНДР в течение длительного времени избегало демонстрации своего ядерного потенциала перед высокопоставленными гостями из России и Китая. Теперь же появление Шойгу вместе с Ким Чен Ыном на фоне «запрещённых» МБР, по их мнению, свидетельствует о непротивлении Москвы развитию северокорейской ракетно-ядерной программы.

Воссоздание стратегического треугольника Москва – Пхеньян – Пекин

Предпосылки к возобновлению стратегического взаимодействия Москвы, Пхеньяна и Пекина назревали на фоне ужесточения политики Вашингтона при администрации Джозефа Байдена в отношении Северной Кореи, а также действий НАТО по развёртыванию военной инфраструктуры в Индо-Тихоокеанском регионе. Так, в 2021 году был создан блок AUKUS (США, Британия и Австралия), предполагающий содействие Вашингтона и Лондона в появлении у неядерной Канберры собственного атомного подводного флота. По мнению ведущих российских и китайских экспертов, подобная инициатива противоречит целям и духу Договора о нераспространении ядерного оружия и может нанести серьёзный ущерб международному режиму нераспространения. Четырёхсторонний диалог по безопасности QUAD (Австралия, Индия, США и Япония) уже получил клеймо «антикитайской НАТО»; Канада предложила создать четырёхстороннюю структуру сотрудничества с участием Южной Кореи, Японии и США для противодействия России и Китаю. Из Сеула и Токио всё настойчивее звучат сигналы о том, что они не прочь разместить у себя американское ядерное оружие или обзавестись своим собственным, что, опять же, грубо нарушит международный режим нераспространения. Стоит особо отметить, что президенты США и Южной Кореи подписали в апреле 2023 года Вашингтонскую декларацию, в которой перечислен ряд шагов, направленных на демонстрацию потенциала сдерживания. Осуществляются регулярные заходы в Республику Корея американских атомных подводных лодок с ядерными баллистическими ракетами и авианосцев, а также полёты стратегических бомбардировщиков США вдоль северокорейской территории. Кроме того, в сентябре 2023 года должна состояться церемония празднования Дня вооружённых сил Южной Кореи с участием американских военных.

В этой связи визит в Пхеньян высокопоставленных официальных лиц из России и Китая является не столько моральной поддержкой, сколько наглядным признаком возрождения российско-китайско-северокорейской коалиции, призванной эффективно противостоять эскалации напряжённости на Корейском полуострове и в целом в Индо-Тихоокеанском регионе. Говорить о необходимости предоставления со стороны Москвы гарантий безопасности Пхеньяну, как это было, например, зафиксировано в Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и КНДР от 1961 года, на данном этапе не приходится. Северная Корея обладает достаточным военно-техническим арсеналом для отстаивания своего суверенитета.

Политэкономия конфронтации
Американский фейковый всплеск: на прицеле Россия и Северная Корея
Виталий Совин
С учётом намеченных на ноябрь промежуточных выборов в Конгресс США, а также значительных потерь украинской армии в Вашингтоне продолжают использовать грязные методы информационной войны. Очевидно, что в случае победы демократов антироссийская кампания в самых разных её проявлениях только усилится, пишет Виталий Совин, независимый аналитик, эксперт в области санкционной политики.
Мнения участников


США: курс на дискредитацию санкционных режимов Совета Безопасности ООН

Оценивая итоги торжественных мероприятий, западные эксперты не преминули отметить, что демонстрация «запрещённых» баллистических ракет в присутствии высокопоставленных представителей России и Китая ставит под сомнение готовность Москвы и Пекина обеспечивать соблюдение санкций СБ ООН, действующих в отношении КНДР с 2006 года. Хотя, как известно, резолюциями Совета Безопасности не запрещено посещать северокорейские стенды с вооружениями или присутствовать в качестве зрителей на военных парадах.

Следует отметить, что международное право дискредитируется путём несоблюдения или нарушения санкционных режимов Совета Безопасности ООН именно из-за действий США.

Так, в преддверии саммита Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Сингапуре в июне 2018 года северокорейский лидер заявил о приостановке его страной тестирования МБР и ядерных испытаний, при этом в Вашингтоне при администрации Трампа упорно закрывали глаза на многочисленные запуски Пхеньяном других типов баллистических ракет, осуществлявшиеся тем не менее в нарушение «санкционных» резолюций СБ ООН. Ни одного обращения американцев в Совет Безопасности ООН относительно принятия нового пакета санкций против КНДР в период 20182020 годов не поступало.

В каждой резолюции Совет Безопасности ООН неизменно подчёркивает важность работы над ослаблением напряжённости на Корейском полуострове и за его пределами. Однако всё более масштабные американо-южнокорейские военные учения, направленные главным образом на отработку нанесения ударов по северокорейским стратегическим целям, по сути дискредитируют решения СБ ООН и лишь усиливают напряжённость в Северно-Восточной Азии.

В числе других примеров можно выделить тот очевидный факт, что в результате поспешного вывода воинского контингента США из Афганистана в 2021 году в руки боевиков движения «Талибан» попал колоссальный арсенал американской военной техники и боеприпасов в нарушение действующего санкционного режима Совета Безопасности ООН в отношении талибов, введённого резолюцией 1988 (2011). Так, в подпункте с) пункта 1 резолюции 1988 СБ ООН постановил, что все государства обязаны не допускать прямой или косвенной поставки, продажи или передачи вооружений и связанных с ними материальных средств всех видов, включая оружие и боеприпасы, военные транспортные средства и технику, полувоенное снаряжение и запчасти, лицам и организациям, обозначенным как движение «Талибан», а также другим лицам, группам, предприятиям и организациям, связанным с «Талибаном».

Состоявшееся в 2018 году открытие посольства США в Иерусалиме напрямую противоречило резолюции 478 (1980), в которой Совет Безопасности ООН призвал «те государства, которые учредили дипломатические миссии в Иерусалиме, вывести такие миссии из Священного города». Как отмечает президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, «решение, принятое США по Иерусалиму, не совместимо ни с международным правом, ни с совестью, ни с правосудием, ни с региональными реалиями. Это решение нанесло самый большой удар по престижу Совета Безопасности ООН, членом которого являются США» .

Таким образом, базовые принципы, лежащие в основе системы международных отношений, становятся для США неудобной помехой и, как следствие, подвергаются разного рода интерпретациям или просто обходятся стороной. Чувство собственной исключительности позволяет Вашингтону ставить себя выше целей и принципов Устава ООН. Тем самым руками американцев были созданы предпосылки для возрождения коалиции России и Китая с КНДР – государством, которое в течение продолжительного времени находится под жёстким прессом санкций Совета Безопасности ООН.

Политэкономия конфронтации
Реинкарнация треугольника США – Япония – Южная Корея
Александр Воронцов
Состоявшийся 18 августа 2023 года в резиденции главы Белого дома, Кэмп-Дэвиде, первый в истории трёхсторонний саммит США, Японии и Южной Кореи стал реальным прорывом в длительном и довольно вялом процессе формирования трёхсторонней военно-политической структуры. В результате этой встречи на международной арене появилась качественно новая конструкция. И есть все основания для того, чтобы говорить о реальном перевоплощении объединения, ранее не выходящего за рамки термина «коалиционная структура», в почти полноформатный военно-политический пакт о безопасности, пишет Александр Воронцов, заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.