Азия и Евразия
Премьер Риши Сунак: испытание на прочность

То, что за последние шесть лет в Великобритании сменилось пять премьер-министров, в том числе трое за последние два месяца, свидетельствует о серьёзных проблемах, переживаемых этой страной, считает заведующий кафедрой европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Константин Худолей.

Риши Сунак, ставший новым лидером Консервативной партии и премьер-министром, во многом отличается от своих предшественников. Прежде всего, он самый молодой глава британского правительства за последние два века (ему 42 года). Он является обладателем крупного состояния и входит в 250 наиболее богатых людей страны. Его предшественники были состоятельными людьми, но никто из них всё-таки не входил в самую верхушку бизнес элиты. И наконец, что, пожалуй, ещё более важно, – Сунак является потомком иммигрантов из Индии. В последние годы потомки иммигрантов, в том числе и из бывших африканских и азиатских колоний, занимали высокие посты в британском правительстве, но впервые их представителю удалось занять самую высокую ступень, что, безусловно, многое говорит о внутренних процессах, идущих в британском обществе. Достаточно вспомнить, что, когда сто лет тому назад премьер-министром стал выходец из Канады Бонар Лоу, (тоже консерватор!), это не вызывало какой-либо общественной реакции.

Перед Сунаком, несомненно, стоит ряд очень серьёзных проблем, причём как текущих, так и долгосрочных, и его ожидает жёсткое испытание на прочность. Прежде всего речь идёт об экономике. В стране наблюдается высокий уровень инфляции, основные отрасли экономики переживают рецессию, и всё это происходит на фоне энергетического кризиса. Ситуацию усугубляют и последствия непродуманных шагов правительства Лиз Трасс, которая своими планами реформы налоговой системы взбудоражила бизнес-сообщество и подорвала курс фунта стерлингов. Сунак прекрасно понимает сложность текущего положения. «Соединённое королевство, – заявил он, – является великой страной, но, без сомнения, мы стоим перед лицом глубокого экономического вызова». Показательно, что, хотя большинство экспертов считают, что он вернётся к «фискальному консерватизму», сам Сунак очень осторожно говорит о своей будущей экономической политике.

Не менее сложные проблемы ожидают нового премьера и внутри Консервативной партии. Партия разобщена и в известной степени даже деморализована длительным кризисом руководства. Для консерваторов этот аспект традиционно играет очень большую роль, поскольку партия почти всю свою историю ориентировалась на выдвижение на руководящие посты сильных личностей, которые могли не только формировать политическую повестку дня, но и воодушевлять своих сторонников и вести партию к успеху. Ни один из последних лидеров консерваторов такими качествами не обладал. Сможет ли сыграть такую роль Сунак, пока неясно. Тем более что очень многие рядовые консерваторы на данном этапе симпатизируют другим потенциальным лидерам. К тому же у части консерваторов явно намечаются настроения в пользу того, что партии лучше перейти в оппозицию и заняться внутренними преобразованиями. Притом, что лидер консерваторов обладает большой единоличной властью, контролировать партию ему будет очень сложно.

У кризиса руководства имеется и международный аспект.

В годы холодной войны и после неё Великобритания играла в выработке политики Запада намного большую роль, чем это обусловливалось её военным и экономическим потенциалом, так как на Западе высоко ценился политический опыт британской элиты.

Мнения Уинстона Черчилля, Гарольда Макмиллана, Маргарет Тэтчер учитывались в Вашингтоне при принятии решений. В последние годы этот фактор стал слабеть, а нынешнее постоянные перестановки могут свести его к минимуму.

Сейчас у консерваторов стабильное большинство в Палате общин, но в случае роста разногласий или возникновения конфликта перспектива досрочных парламентских выборов может стать вполне реальной. Опросы показывают, что лейбористы значительно опережают консерваторов. Перед Сунаком стоит невероятная по сложности задача переломить ситуацию в свою пользу. Реально это можно сделать только путём повышения жизненного уровня населения, но при нынешней ситуации в экономике это вряд ли возможно.

Несомненно, что определённые проблемы будут у нового премьера и во взаимоотношениях с Северной Ирландией и Шотландией, которые на референдуме 2016 года голосовали за членство в ЕС. Договорённости Лондона и Брюсселя позволили временно смягчить проблему Северной Ирландии, но не решить её полностью. В Шотландии националисты имеют прочные позиции. Однако многие из них понимают, что у независимой Шотландии шансов на вступление в ЕС практически нет, а без этого разрыв с Англией принесёт больше вреда. Поэтому националисты будут требовать ещё большего перераспределения полномочий в пользу Эдинбурга, что не может не вызывать недовольства в Лондоне. В целом выход Шотландии или Северной Ирландии из Соединённого королевства сейчас не просматривается, но трения и противоречия, несомненно, будут значительными.

И наконец, положение Сунака, а возможно, и следующих премьер-министров, будет ослаблять ещё один фактор – снижение популярности монархии. Елизавета II играла действительно важную роль в качестве символа, объединяющего британцев различных национальностей, религий, социальных слоёв и политических взглядов. Карл III таким авторитетом не пользуется. Большинство британцев по-прежнему выступает за сохранение монархии, но личное влияние монарха уже не будет столь значительным.

Правила и ценности
Два двадцатых века
Олег Барабанов
Похороны британской королевы Елизаветы II знаменуют собой «прощание с XX веком». Эта фраза стала расхожей в многочисленных комментариях и статьях, посвящённых её смерти. Понятно, что на дворе 22-й год уже следующего, XXI столетия. Но календарная хронология не всегда соответствует политической. О нелинейности смены эпох пишет Олег Барабанов, программный директор Валдайского клуба.
Мнения экспертов


Внешняя политика Великобритании также сталкивается со сложными проблемами. Как и все бывшие империи, Великобритания ведёт постоянный поиск своего места в меняющемся мире. После окончания Второй мировой войны британские власти исходили из концепции трёх кругов – особые отношения с США, тесное сотрудничество с Западной Европой, сохранение связей и взаимодействия с доминионами и бывшими колониями. Затем курс был взят на членство в Европейских сообществах и Европейском союзе. Однако вхождение великой державы в интеграционные объединения, созданные без её участия и учёта её специфических интересов, привело к появлению огромного комплекса проблем, которые не удалось решить даже за несколько десятилетий. К тому же часть элиты и – в ещё большей степени – населения болезненно отнеслась к ограничению суверенитета страны. Так как государственность Великобритании в отличие от Франции, Германией, Италии выдержала удары Второй мировой войны, передача полномочий наднациональным органам вызывала недовольство. После выхода из ЕС Лондон одобрил новую линию – линию «глобальной Британии», которую пытается проводить в последние годы. При этом особый акцент делается на Индо-Тихоокеанский регион (тройственный союз США – Великобритания – Австралия, развитие связей с Индией, Японией). В контексте этой политики находится и особо жёсткая линия Лондона в отношении специальной военной операции России на Украине. Оказывая значительную помощь Украине, Великобритания старается повысить своё значение в мировых делах. Вряд ли Сунак внесёт существенные коррективы в британскую внешнюю политику.

Таким образом, перед Великобританией стоят достаточно острые и серьёзные проблемы, но было бы ошибочным недооценивать те ресурсы и возможности влияния на мировые дела, которые она сохраняет. Поэтому в рамках преодоления современного международного кризиса нормализация российско-британских отношений не просто желательна, а необходима.

Правила и ценности
Кризис британского суверенитета
Дарио Вело
Британия мечтала о том, чтобы снова оказаться в XIX веке. Но сегодня она переживает экономический и коммерческий кризис, нарастающую слабость фунта стерлингов, невозможность привлечения международного капитала для поддержки развития, высокую инфляцию и всё более серьёзное социальное напряжение. Союз с Соединёнными Штатами приобретает всё больше характеристик вассалитета, пишет Дарио Вело, профессор Павийского университета, Италия.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.