Политэкономия конфронтации
Одна страна, но сколько систем? Изменение политики Пекина в отношении Гонконга

Высказывание Си Цзиньпина о том, что «Гонконг после ветров и дождей восстал из пепла», вероятно, следует толковать как признание окончательного возвращения в лоно родины, ровно с такой степенью свобод, которую установит Коммунистическая партия, пишет Андрей Губин, доцент кафедры международных отношений Восточного института Дальневосточного федерального университета (Владивосток).

Председатель КНР Си Цзиньпин 1 июля 2022 года впервые за последние пять лет посетил Специальный административный район Сянган (Гонконг) в честь празднования 25-летия передачи бывшей британской колонии под управление КНР. Глава государства высказался в пользу успешности политики «Одна страна – две системы» (一国两制), предусматривающей сохранение политической и экономической автономии Гонконга до 2047 года, согласно Объединённой китайско-британской декларации по вопросу передачи Гонконга 1984 года. Вместе с тем характер политики Пекина в отношении специального района свидетельствует о намерении руководства Коммунистической партии существенно снизить степень самостоятельности территории в интересах национальной безопасности. Фактически для укрепления стабильности ликвидируется последний форпост западного влияния, тем более что САР Сянган более не представляет ценности как финансовый центр и источник передовых технологий.

Благоухающий и безопасный

В июле 2020 года, к 23-летию передачи Гонконга, вступил в силу Закон о защите национальной безопасности на территории специального административного района Сянган (香港 – «сянган» на путунхуа или «хёнкон» на кантонском, «благоухающая бухта»). Документ был призван укрепить стабильность политической системы КНР за счёт существенного ограничения автономии и ликвидации каналов западного влияния.

Закон предусматривает наказание за призывы к отделению, свержению строя, к терроризму, а также за любые действия в данном направлении, в том числе во взаимодействии с иностранными государствами и какими-либо внешними силами. За наиболее серьёзные нарушения предусмотрено пожизненное заключение, а одно из самых лёгких наказаний – три года ограничения свободы. Документ даёт широкие возможности по контролю над СМИ, а также по воздействию на граждан КНР за рубежом. В числе изменений для специального района – снижение числа избираемых членов в местный Законодательный совет и обязательные требования поддержки КПК для всех кандидатов.

В учебных заведениях введены уроки патриотизма, а все педагоги и административные работники подвергнуты отбору на предмет лояльности власти. Также открыто Специальное бюро по Гонконгу для анализа ситуации в сфере безопасности и сбора разведывательной информации и учреждён Национальный комитет по безопасности, управляемый непосредственно Пекином.

Правительство КНР получило прямую юрисдикцию и над «сложными случаями» правонарушений, включающими поддержку из-за рубежа. Кроме того, появилась практика закрытых судебных процессов, ужесточены цензура в СМИ и контроль над работой иностранных НКО. К актам терроризма были причислены нарушение работы общественного транспорта и повреждение объектов транспортной инфраструктуры, нападение на правительственные и другие административные учреждения, призывы к иностранным государствам о введении санкций против КНР и осознанное разжигание вражды к центральным китайским властям.

Азия и Евразия
Возвращение Гонконга Китаю: 25 лет спустя
Нельсон Вонг
Чтобы Гонконг продолжал быть символом успеха, он должен, прежде всего, признать свою собственную идентичность как части территории Китая, занять своё место в китайском поезде и стать частью общего пути развития и процветания страны, считает Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований.
Мнения экспертов


Больше не оккупай

В течение последних двадцати лет Пекин предпринимал попытки приведения источников права на территории Гонконга в соответствие с общекитайскими, постепенно изживая наследие Её Величества. Однако инициативы по модернизации каждый раз натыкались на неприятие демократической общественностью и массовые акции протеста «гонконгеров» – сторонников широкой автономии (а лучше независимости) и собственной идентичности. Жители Гонконга упорно не желали иметь равный с континентальными соотечественниками уровень прав и свобод, к тому же почему-то считали себя явно лучше населения любой из провинций. Череда акций гражданского неповиновения Occupy Central with Love and Peace 2014 года в западных СМИ получила название «революция зонтиков».

Работа была существенно ускорена после массовых протестов 2019 года, когда бывшая главой администрации Керри Лам предложила принять закон об экстрадиции из САР на основную территорию КНР. Прецедентом стал вопиющий случай убийства жителем Гонконга на Тайване своей беременной подруги, однако активистам показалось, что все их либеральные идеалы вот-вот будут необратимо попраны. Из-за массовых протестов проект об экстрадиции пришлось отозвать. Возникла угроза того, что продемократические силы возьмут большинство на местных выборах в сентябре 2020 года.

Однако этого не случилось, так как в июле вступил в силу новый Закон о безопасности, и до конца года властями было задержано несколько сотен человек, в том числе лидеров общественного мнения, среди которых бизнесмены, журналисты, молодёжные активисты и популярные исполнители. Из-за пандемии коронавируса выборы в Законодательный Совет состоялись только в декабре 2021 года. К этому времени объединённые демократические силы в Гонконге практически прекратили своё существование, а уровень их общественной поддержки не превышал 30 процентов. Посыл руководства КПК был однозначным – Гонконг должен оставаться в руках настоящих патриотов, и никакой идеологии, идентичности и власти, кроме коммунистической, там быть не может.

Очередь за солнцем

Западные аналитики предполагают, что ужесточение контроля в Гонконге ставит под вопрос существование формулы «Одна страна – две системы». Объектом критики стало и то, что Закон о безопасности был принят без предварительного публичного обсуждения и референдума среди жителей автономии. США, Великобритания и ЕС обвинили Пекин в нарушении договорённостей о существовании до 2047 года независимой экономической и политической системы в специальном районе и ввели санкции в отношении некоторых китайских государственных деятелей. Лондон, Оттава и Канберра расширили возможности получения вида на жительство для всех желающих покинуть Гонконг, «временное убежище» предложили и американские власти. Кроме того, ряд стран приостановили соглашения о выдаче из-за боязни передачи осуждённых в КНР.

Скорее всего, Си Цзиньпин решил не ждать 2047 года и решился на трактовку договорённостей, достигнутых ещё в годы холодной войны, в духе китайской специфики. Главная причина – рост числа «цветных революций» по всему миру, характеризующихся управляемым из-за рубежа масштабным применением насилия со стороны вооружённой оппозиции в отношении представителей власти и населения. В ходе торговой войны, начатой Вашингтоном против Пекина, выяснилось, что китайская экономика обладает значительным запасом прочности, а ограничения технологических обменов более не являются непреодолимыми, что побудило Запад искать другие методы воздействия на Китай.

Из-за объявления американцами КНР «ревизионистским государством» и «стратегическим конкурентом» в Пекине уже не надеются на полноценное восстановление диалога со странами Запада, а потому уже не слишком церемонятся с «демократическими силами» и политической стороной гонконгской автономии. Экономическая самостоятельность также существенно ограничена – сначала пандемией коронавируса, затем санкциями со стороны США, Японии, ЕС и ухудшением отношений с Тайванем. В итоге из мирового финансового центра САР Сянган становится одной из многих «точек роста» экономики КНР за счёт содействия более равномерному развитию регионов, а также хабом инициативы «Пояс и путь». По мере реализации проекта «Большой залив» (Гуандун – Гонконг – Макао) уникальность бывшей британской колонии неизбежно растворится в великокитайской идентичности.

***

В свете предстоящего осенью 2022 года съезда КПК следует ожидать принятия ещё ряда нормативных и организационных мер в сфере укрепления внутренней безопасности страны и полного исключения возможностей противников Китая расшатывать политический строй государства. Таким образом, говорить о том, что отличная от китайской система просуществует в Гонконге до 2047 года, более не приходится. Сохранятся скорее символические черты автономии и местный колорит, не оказывающие реального воздействия на хозяйственные процессы и на политическую жизнь спецрайона. И высказывание Си Цзиньпина о том, что «Гонконг после ветров и дождей восстал из пепла», вероятно, следует толковать как признание окончательного возвращения в лоно родины – ровно с такой степенью свобод, какую установит Коммунистическая партия.

Корпорации и экономика
Не свобода, а гегемония: случай Гонконга
Нельсон Вонг
При всём уважении к США как самой могущественной стране на земле, народ Китая задаётся вопросом, почему правительство США считает, что имеет моральное право навязывать свою систему и ценности Китаю. Похоже в Америке убеждены, что все люди созданы равными и наделены неотъемлемым правом на свободу, за исключением случаев, когда форма свободы не соответствует американским представлениям. Но это уже не свобода, а гегемония. О ситуации в Гонконге пишет Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.