Политэкономия конфронтации
Нефтяной кризис 50 лет спустя: история повторяется?

Нынешняя эскалация палестино-израильского конфликта демонстрирует отсутствие единства у арабских и исламских стран по вопросу давления на Израиль и его западных союзников.Страны региона слишком тесно связаны с Западом в вопросах безопасности, финансов и технологий. И потому сегодня возможность введения нефтяного эмбарго нивелирована из-за его нерентабельности и высоких рисков для экономики и политической стабильности самих инициаторов применения «нефтяного оружия», пишут Игбал Гулиев и Мурад Садыгзаде.

7 октября 2023 года ХАМАС объявило о начале операции «Потоп Аль-Аксы», в рамках которой военизированные группировки организации захватили ряд поселений на юге Израиля, взяв в заложники израильских военнослужащих и мирных жителей. Начало военных действий совпало с 50-й годовщиной начала «Войны Судного дня». Масштабы конфликта и растущая напряжённость могут привести катастрофическим последствиям не только для региона, но и для всего мира.

При сравнении текущей эскалации с «Войной Судного дня» напрашивается логичный вопрос о возможности повторения нефтяного кризиса 1973 года, одним из основных причин которого стала консолидация западной военно-политической помощи на стороне Израиля. Арабские страны – члены ОПЕК тогда смогли успешно использовать «нефтяное оружие» и нанести сильный удар по экономике стран – союзников Израиля. Но для того, чтобы попытаться ответить на вопрос о вероятности возникновения нового нефтяного кризиса, необходимо проанализировать историю генезиса и развития «нефтяного шока» 1973 года.

Нефтяной кризис 1973: как и почему это было?

Члены Организации арабских стран – экспортёров нефти (ОАПЕК), среди которых были Саудовская Аравия, Алжир, Бахрейн, Египет, Ирак, Кувейт, Ливия, Катар, Сирия и ОАЭ, 17 октября 1973 года объявили об отказе продавать нефть США, Канаде, Японии, Великобритании, Нидерландам и ряду других государств, которые оказывали поддержку Израилю в войне против арабских стран. Этот день стал началом самого крупного мирового энергетического кризиса за всю историю. Это была не первая попытка объявления нефтяного эмбарго со стороны арабских стран. Ранее подобный санкционный инструментарий пытались применить во второй арабо-израильской войне 1956 года (Суэцкий кризис) и третьей арабо-израильской войне 1967 года (Шестидневная война), но попытки не увенчались успехом, так как западные экономики не так сильно зависели от арабской нефти.

Отметим, что период после Второй мировой войны характеризовался ростом национального самосознания и борьбой за независимость большей части стран Ближнего Востока и Северной Африки. Зародившееся в конце XIX – начале ХХ веков политическое течение панарабизма всё ещё было сильно и призывало вне зависимости от вероисповедания создать единое государство на основе общности языка и культуры. Второе дыхание панарабизм получил в 1958 году, когда национализм в арабском обществе достиг своего пика. Египет и Сирия заявили о создании Объединённой Арабской Республики, которую возглавил египетский президент Гамаль Абдель Насер – один из главных борцов за объединение арабоязычных стран. Параллельно в том же году была создана Арабская Федерация, в состав которой вошли Ирак и Иордания. В 1969 году в результате военного переворота в Ливии к власти пришёл Муаммар Каддафи, который в 1971 году предложил Египту, Судану и Сирии создать единое государство.

Кроме политических целей, были и экономические. Баталии между странами-экспортёрами и западными странами и их компаниями начались задолго до нефтяного кризиса 1973 года и предыдущих попыток использования «энергетического оружия». В 1950–1960-х годах страны Запада, преимущественно США и Великобритания, контролировали более 90 процентов всего нефтяного экспорта в мире через семь крупнейших нефтедобывающих компаний: British Petroleum, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Texaco. Негласный картель западных компаний в 1960 году в одностороннем порядке снизил закупочную цену на нефть, что вызвало недовольство среди стран-экспортёров, часть которых в том же году в Багдаде создали Организацию стран – экспортёров нефти (ОПЕК). На фоне всего вышеперечисленного происходил значительный рост мировой экономики, который привёл к тому, что спрос на нефть в мире увеличился с 21,4 миллиона до 45,3 миллиона баррелей в сутки. В период с 1968 года по 1972 год доля арабской нефти в общем объёме импорта стран Европы увеличилась более чем вдвое – с 13 до 30 процентов.

Нефть и искусство сделки. Что стоит за обострением американо-саудовских отношений?
Алексей Гривач
Сделка ОПЕК+ при всех оговорках о её эффективности и сомнениях в устойчивости показала, что в кризисной ситуации Саудовская Аравия способна договориться с Россией. Большая договорённость Москвы и Эр-Рияда, безусловно, весьма экстравагантная и даже сказочная, выглядит серьёзной угрозой для Вашингтона. Современный же мир постепенно приучает – то, что ещё вчера казалось ненаучной фантастикой, сегодня превращается в суровую правду жизни.
Мнения участников


В этих условиях наступил «чёрный день» для экономик западных стран – 17 октября 1973 года. Арабские санкции в отношении Запада спровоцировали четырёхкратный скачок мировых цен на нефть, привели к торможению экономического роста в Соединённых Штатах и странах – союзницах Вашингтона, а также укрепили роль Ближнего Востока и СССР на глобальном энергорынке. В результате поддержки арабских стран ОПЕК объявила о бойкоте нефтяных поставок в страны, которые оказывали поддержку Израилю, – в том числе в США, Великобританию и государства Западной Европы. Это привело к сокращению экспорта нефти и повышению цен.

Случившееся стало серьёзным потрясением для мирового рынка нефти – цены повысились,среди потребителей началась паника. В свете кризиса многие страны приняли меры по экономии и диверсификации энергетических источников. Были предприняты усилия по поиску альтернативных источников энергии (ядерная и солнечная энергетика). Нефтяной кризис 1973 года имел значительное влияние на мировую экономику и энергетический сектор. Он подчеркнул зависимость развитых стран от импорта нефти и стимулировал поиск альтернативных источников энергии. Кризис также усилил роль ОПЕК на мировых нефтяных рынках, продемонстрировал политическую силу стран – экспортёров нефти и послужил стимулом для новых энергетических технологий и сотрудничества в области энергетики, технологий и инноваций, направленного на развитие альтернативных источников энергии и энергоэффективности.

Многие эксперты отмечали, что санкции экспортёров нефти вернули Европу к тяжёлым послевоенным годам лишений и дефицита. США пострадали не меньше, цены на бензин взлетели более чем на 40 процентов. В ноябре 1973 года президент США Ричард Никсон заявил об имплементации антикризисных мер. В 1974 году в Париже на базе Организации экономического сотрудничества и развития было объявлено о создании Международного энергетического агентства, целью которого было противодействие ОПЕК.

Кризис 1973 года также показал необходимость укрепления энергетической безопасности и разнообразия энергетического портфеля каждой страны. Многие государства начали развивать собственные энергетические ресурсы, вкладываться в исследования и разработки новых технологий, чтобы уменьшить свою зависимость от импорта нефти. Интернациональное сотрудничество также стало ключевым фактором после кризиса 1973 года. Различные страны решили работать вместе над общей политикой энергетической безопасности, снижения зависимости от нефти и привлечения инвестиций в развитие альтернативных источников энергии.

Возможен ли новый нефтяной кризис?

Текущая эскалация палестино-израильского конфликта возобновила разговоры о возможности нового энергетического кризиса. После ракетного удара по больнице «Аль-Ахли Аль-Маадани», расположенной в секторе Газа, глава МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян призвал власти исламских стран ввести нефтяное эмбарго против Израиля. Турция также заявила о том, что все энергетические проекты с Израилем будут приостановлены, но при этом основные поставки нефти в Израиль из Азербайджана по трубопроводу в турецкий порт Джейхан продолжаются. Позже с подобным заявлением выступил генеральный секретарь ливанской «Хизбаллы» Хасан Насралла. 11 и 12 ноября на внеочередных саммитах Лиги арабских государств и Организации исламского сотрудничества, проведённых наследным принцем Королевства Саудовская Аравия Мухаммедом бен Салманом в Эр-Рияде, президент Алжира Абдельмаджид Теббун в рамках плана по противодействию израильской агрессии в секторе Газа также призвал страны-участницы использовать нефть и экономические возможности арабских стран для оказания давления с целью прекращения конфликта.

Все эти предложения были отвергнуты, так как они бы не привели к ощутимым результатам. Даже если бы страны ОИС ввели эмбарго, нефтяные поставки в Израиль компенсировали бы США. Так, глава Международного энергетического агентства Фатих Бироль в ответ на вопрос о последствиях потенциального нефтяного эмбарго заявил: «Мир гораздо лучше подготовлен, чем пятьдесят лет назад. Мы точно знаем, что делать и куда бежать». В подтверждение слов главы МЭА можно привести и статистические данные МВФ, которые говорят о том, что в 1973 году для функционирования мировой экономики нужно было в 3,5 раза больше нефти, чем в 2023 году.

После нефтяного кризиса 1973 года была проделана значительная работа над ошибками, которая позволила диверсифицировать источники энергетики. Угольная, газовая и атомная промышленность сильно развиты по всему миру. Кроме того, сейчас США являются крупнейшим в мире производителем и экспортёром нефти. Немаловажное значение имеют и темпы экономического роста западных стран. Как мы отмечали выше, в период нефтяного кризиса 1973 года наблюдался значимый рост мировой экономики, сейчас же ситуация иная. В развитых странах экономика замедляется, а темпы роста в 2023 году, по данным МВФ, не превысят 1,5 процента. Антироссийские санкции сильно ударили по самим инициаторам: экономики развитых стран Европы находятся в стагнации, наблюдается рост инфляции и снижение производства.

Таким образом, возможность введения нефтяного эмбарго нивелирована из-за его нерентабельности и неэффективности. Нынешняя эскалация палестино-израильского конфликта демонстрирует отсутствие единства у арабских и исламских стран по вопросу давления на Израиль и его западных союзников. Это объясняется рядом причин.

В частности, вопрос обеспечения безопасности самих стран очень сильно завязан на отношениях с США и другими странами Запада. Западные военные базы до сих пор расположены в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, что может стать фактором угрозы государственности арабских стран в случае конфликта с США и союзниками. Не стоит забывать и про техническое оснащение армий стран региона, в основном использующих западные вооружения. Аналогичная ситуация и в сфере торгово-экономических отношений. Страны региона тесно связаны с Западом в вопросе финансов и технологий, которые необходимы для развития и реализации мегапроектов в ОАЭ, Катаре, Египте, КСА и других странах.

Хотя конфликт ещё не разрешён, первичный анализ показывает неготовность стран региона применять «нефтяное оружие» из-за его неэффективности и высоких рисков для экономики и политической стабильности самих инициаторов. Мы наблюдаем крах старого миропорядка, который характеризуется ростом антизападных настроений в странах мирового большинства и ростом противостояния между Западом и странами Глобального Юга. Кризис 7 октября стал ещё одним разломом. После ликвидации старого устройства международных дел развернётся борьба за новый мир, где «нефтяное оружие» может сыграть свою роль, так как на кону будет не просто будущее палестинцев и палестинского государства, а будущее стран, способных его применить.

Мировая экономика
Энергия как оружие: ящик Пандоры открыт настежь
Виталий Ермаков
Нефтяное эмбарго против России, которое обсуждает ЕС, и/или остановка газовых потоков в результате споров вокруг схемы «газ за рубли» могут вызвать череду чрезвычайных бедствий. Россия пострадает, но и Европа тоже. Что больше всего беспокоит, так это то, что политики повышают ставки в энергетической игре, пишет Виталий Ермаков, эксперт Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ «Высшая школа экономики».
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.