Многополярность и взаимосвязанность
Израиль – БРИКС: пределы интеграции

Вопрос о присоединении Израиля к БРИКС не является актуальным ни с процедурной точки зрения, ни в контексте интересов каждой из сторон. Однако расширение объединения на Ближний Восток и попытки выработать консолидированную позицию по проблемам региона ставят задачу изменения положения БРИКС в системе израильских внешнеполитических координат, пишет Елизавета Якимова, научный сотрудник отдела Израиля и еврейских общин в Институте востоковедения РАН.

БРИКС последовательно демонстрирует интерес к принятию в свои ряды новых участников, в том числе представителей Ближнего Востока. Однако Израиль, поддерживающий дружественные отношения с большинством нынешних стран – членов объединения и со всеми его основателями, не выражает готовности пойти на сближение с БРИКС. На текущем этапе данное обстоятельство можно списать на операцию ЦАХАЛ против ХАМАС, требующую не только концентрации усилий на боевых действиях, но и безоговорочной поддержки от ключевого глобального союзника – США, а также на завершение Ираном процесса присоединения к БРИКС. Впрочем, как кажется, израильская мотивация воздерживаться от интеграции в действительности существенно шире.

Зарождение объединения Бразилии, России, Индии и Китая пришлось для Израиля на период сосредоточенности правительства Эхуда Ольмерта на региональной проблематике, что обуславливалось Второй ливанской войной и участием МИД под руководством Ципи Ливни в подготовке конференции по ближневосточному мирному урегулированию в Аннаполисе. В результате появление БРИК практически не привлекло к себе внимания израильской дипломатии. Кардинально не изменил ситуацию и I саммит БРИК, прошедший в 2009 году в Екатеринбурге, проведение которого совпало с началом работы второго кабинета Биньямина Нетаньяху.

Несмотря на попытку тогдашних властей ближневосточной страны трансформировать свой внешнеполитический курс на контрасте с предшественниками, в случае с БРИКС не удалось пойти по пути «Таможенной тройки» – на определённом этапе наиболее популярного в Израиле интеграционного проекта с участием Москвы. Растущее стремление к сближению с союзом России, Белоруссии и Казахстана происходило под воздействием попытки Израиля диверсифицировать международные связи на фоне напряжённых отношений кабинета Нетаньяху с администрацией Барака Обамы. Не последнюю роль в расстановке приоритетов тогда сыграл Авигдор Либерман, руководивший МИД и продвигавший расширение взаимодействия с пространством бывшего СССР, откуда сам был родом. В случае с БРИКС аналогичных лоббистов в израильских политических кругах не нашлось.

Продолжая сравнения, не послужил катализатором заинтересованности и фактор расширения объединения. К примеру, внимание Израиля к Шанхайской организации сотрудничества стало нарастать в условиях возможности предоставления Египту статуса партнёра по диалогу ШОС. Превращение БРИК в БРИКС случилось после присоединения ЮАР, отличающейся напряжёнными отношениями с Израилем. Кроме того, БРИКС не предлагал дополнительных форм взаимодействия, более привычных для ближневосточного государства, входящего в Средиземноморский диалог НАТО и имеющего соглашение об ассоциации с ЕС.

Глобальные альтернативы – 2024
БРИКС и глобальные альтернативы в современном мире
Олег Барабанов
Современное геополитическое противостояние России и Запада, которое, очевидно, не прекратится в ближайшие годы, остро ставит на повестку дня вопрос о глобальных альтернативах. Этот вопрос теперь приобретает не только теоретическое или футурологическое значение – для России он напрямую связан с тем, насколько успешно страна сможет развиваться в сложившейся ситуации. Поэтому речь идёт в первую очередь о реализуемости, устойчивости и эффективности альтернативных моделей глобального социально-экономического развития, мирового порядка и восприятия ценностных нарративов, пишет Олег Барабанов, программный директор Валдайского клуба.

Мнения участников


В итоге лишь в 2017 году Израиль, наконец, стал заметным на государственном уровне образом придавать значение расширению контактов с БРИКС. Комментируя итоги IX саммита объединения в китайском городе Сямынь, министр промышленности и торговли Израиля Эли Коэн, несколькими месяцами ранее посетивший КНР с визитом, подчеркнул перспективность объединения Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР в контексте возможностей диверсификации международных экономических связей. При этом потенциально привлекательным для Израиля был шанс расширить сотрудничество с партнёрами вне своего региона, компенсируя тем самым потери от преимущественно недружественного соседства.

Ключевым партнёром в объединении власти Израиля, судя по всему, сочли Китай, что подкреплялось параллельно развивающимися двусторонними контактами правительства Нетаньяху с Пекином. Россия в израильском понимании БРИКС центральной роли не играла, что можно объяснить характером двусторонних отношений, в которых политико-дипломатический трек традиционно затмевает экономическую кооперацию. Однако на текущем этапе, характеризующемся противостоянием Москвы и Запада, подобная особенность имеет скорее положительный эффект для российско-израильских отношений.

Не отрицая устремлений БРИКС в сфере трансформации миропорядка, привычного Вашингтону и Брюсселю, в Израиле в большей степени делают акцент на конфронтации США с Китаем, а не с Россией, тем самым способствуя пониманию сотрудничества внутри объединения не как механизма обхода антироссийских санкций, а как элемента политики Пекина по обеспечению себе большей устойчивости в условиях глобальной нестабильности.

Подобные выводы для Израиля не случайны, а являются следствием его собственных внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов. Часть из них связана со стремлением сохранить и расширить число ближневосточных государств, с которыми поддерживаются официальные дипломатические отношения. Среди уже имеющихся партнёров Израиля на Ближнем Востоке с 1 января 2024 года в БРИКС вошли Египет и Объединённые Арабские Эмираты. Саудовская Аравия, тоже первоначально названная среди пяти новых членов объединения, на сессии ВЭФ в Давосе сообщила, что до конца не завершила процесс интеграции, хотя и не отвергает его для себя полностью. В связи с этим Израилю критически важно дать понять, что вступление так называемых умеренных региональных режимов в БРИКС, хотя и не отвечает интересам США, но не противоречит американским принципиальным позициям. Особенно данное обстоятельство важно в контексте распространения «Соглашений Авраама» на КСА, так как подобный шаг требует деятельной поддержки Белого дома.

С внешнеэкономической точки зрения в Израиле согласны с большим потенциалом БРИКС, который дополнительно укрепляет вовлечение новых стран. Однако специалисты из ближневосточной страны полагают, что реализация его в полной мере будет возможна около 2030 года, а значит, как минимум спешить с собственной интеграцией в сообщество нет нужды. Кроме того, на текущем этапе правительство Нетаньяху испытывает серьёзное воздействие со стороны США, стремящихся сдержать контакты Израиля и Китая. Наконец, ситуационным ограничителем наращивания связей с БРИКС остаётся незаинтересованность объединения в построении межрегиональных зон свободной торговли, в то время как для Израиля подобные соглашения имеют большое значение.

Впрочем, вопреки отсутствию шагов к сближению с БРИКС уже сейчас отчётливо заметны факторы, которые израильское руководство не может игнорировать. Прежде всего речь идёт о постепенной консолидации позиций стран – членов БРИКС по актуальной международной проблематике. Ноябрьский внеочередной саммит объединения по ситуации на Ближнем Востоке, продемонстрировал, во-первых, стремление учитывать мнение представителей региона, получивших приглашение на встречу до официального завершения процедуры вступления в БРИКС. Во-вторых, хотя итоговая декларация не была принята, стала заметна склонность участников идти на уступки в интересах выработки единого мнения, что имеет для Израиля двоякий эффект. С одной стороны, критически настроенная в отношении действий ЦАХАЛ ЮАР была вынуждена смириться со смягчением общей риторики. С другой стороны, Бразилия, ранее осудившая нападение на Израиль 7 октября 2023 года, согласилась с призывом к прекращению огня и защите палестинского мирного населения, руководствуясь в том числе соображениями своего председательства в ООН и участия в БРИКС.

Немаловажен эффект от присоединения к БРИКС для Ирана. Пока Израиль сосредоточенно противостоял ядерной программе и росту регионального присутствия своего главного противника, Тегеран сделал значимый шаг к укреплению международного политического и экономического положения, в том числе посредством сближения с дружественными Израилю ближневосточными государствами.

Таким образом, при наличии определённого интеграционного потенциала вопрос о присоединении Израиля к БРИКС не является актуальным ни с процедурной точки зрения, ни в контексте интересов каждой из сторон. Однако расширение объединения на Ближний Восток и попытки выработать консолидированную позицию по проблемам региона ставят задачу изменения положения БРИКС в системе израильских внешнеполитических координат.

Правила и ценности
Глобальное неравенство: удастся ли странам БРИКС встать у руля глобальной экономики?
Мария Апанович, Ндивхухо Тшиковши, Нирмала Дорасами
Страны БРИКС могут сыграть важную роль в решении проблемы глобального неравенства. На них приходится значительная часть населения планеты и её географического пространства. Поэтому экономический рост в странах БРИКС оказывает существенное влияние на другие государства – как развитые, так и развивающиеся.
Доклады
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.