Многополярность и взаимосвязанность
Габриэль Атталь: президент Франции 2027 года?

Габриэль Атталь, уже четвёртый премьер-министр Франции, назначенный президентом Эммануэлем Макроном за время пребывания на посту, в отличие от своих предшественников имеет большие политические перспективы, считает доцент кафедры мировой политики факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Игорь Чернов.

Утром 9 января 2024 года было объявлено о назначении нового, самого молодого премьер-министра за всю историю Пятой республики. Им стал 34-летний министр образования Габриэль Атталь, не просто верный макронист, но даже в какой-то степени «микро-Макрон», как его называет французская пресса. Он сменил на посту премьера Элизабет Борн, потерявшую доверие французов в результате своей жёсткой экономической политики и бескомпромиссного политического стиля, выразившегося в принятии декретов по социальным проблемам без голосования в Национальном собрании.

Борн профессионально делала своё дело, но теперь президенту необходим во главе правительства новый харизматичный политик, способный обеспечить команде Макрона и президентской партии «Возрождение» успешный старт для будущих электоральных кампаний. Данное событие всего на один день вышло на первые полосы мировой прессы и фактически сразу же исчезло из международного информационного пространства, так как очевидно, что смена премьер-министра, представляющего в данный момент партию президента и являющегося подчинённой Макрону фигурой, не окажет никакого существенного влияния на внешнеполитические приоритеты современной Франции. Но на внутриполитическом поле данная перестановка имеет принципиальное значение. Фактически начинается отбор кандидатов от правящей партии на президентские выборы 2027 года, в которых по конституции уже не сможет принять участие Макрон.

Габриэль Атталь родился формально за границами Парижа (16 марта 1989 года, в городке Кламар в 10 километрах к юго-западу от городской черты), но почти всю жизнь провёл в столице, в которой и учился, и работал. Он вырос в достатке. Его отец происходил из сефардской семьи, был адвокатом, журналистом газеты Le Monde и кинопродюссером, а мать имеет русско-греческие корни, ведя своё происхождение от князей Голицыных, и исповедует православие. Атталь учился на юридическом факультете университета Пантеон-Аррас и в престижном парижском Институте политических исследований, получив в 2013 году диплом магистра по связям с общественностью. Уже в 2012 году, после студенческой практики в Национальном собрании, он в возрасте 23 лет стал советником министра социальных вопросов и здравоохранения в правительстве, сформированном победившей на выборах Французской социалистической партией (ФСП), в которую вступил в 17 лет.

Эммануэль Макрон как «enfant terrible» европейской семьи
Ирина Болгова, Игорь Истомин
Рост внешнеполитической активности Эммануэля Макрона застаёт других крупных игроков ЕС в стадии перегруппировки, пишут эксперты клуба «Валдай» Ирина Болгова и Игорь Истомин. В то время как Лондон, Берлин и Брюссель сосредоточены на поиске ответов на внутренние вызовы, освобождается дополнительное пространство для претензий Парижа на лидирующую роль. Проблема в том, что французские инициативы плохо проработаны содержательно и слабо подготовлены дипломатически. Хлёсткие заявления нередко застают партнёров врасплох, и это не повышает их шансы на реализацию.
Мнения участников


Однако вскоре молодой социалист покинул её ряды, примкнув в 2016 году к новой центристской партии «Вперёд!», сформированной по всем правилам грамотного политического инжиниринга под молодого и перспективного политика Эммануэля Макрона. Выбор был сделан удачно – уже в следующем году начинающий, но активный и красноречивый макронист стал депутатом Национального собрания, пресс-секретарём правящей партии, а затем и самым молодым членом правительства. Пресса упоминала тогда его имя среди «янычар Макрона» – молодых и талантливых политиков, полностью преданных новому президенту и обязанных ему своей карьерой. Сменив несколько руководящих постов, в июле 2023 года Атталь наконец стал полноценным и влиятельным членом кабинета, заняв кресло министра образования в правительстве Борн. На этом важном посту (сфера образования всегда привлекает общественное внимание) он пришёл на место колоритного историка меньшинств Папа Ндиайе, подозреваемого в излишних симпатиях к леворадикальным гендерным и расовым теориям. Поэтому не удивительно, что популярность нового министра в обществе начала стремительно расти на противопоставлении «левого радикала» Ндиайе с прагматичным и умеренным Атталем. Уже через месяц новый министр запретил ношение в школах традиционной мусульманской одежды абайи и начал активную борьбу с насилием и буллингом среди школьников, чем вызвал симпатию у значительной части французского общества. Вскоре, согласно опросам общественного мнения (весьма серьёзно влияющим на политические решения Макрона), Атталь стал одним из самых популярных членов правительства, далеко опередив Борн. Конечно, говорить о серьёзном политическом опыте и весе Атталя пока что несколько преждевременно, но в данном случае сама должность премьера, как это нередко случается, является замечательным трамплином для будущей политической карьеры.

Атталь, вероятно, выбран в качестве предварительного кандидата от макронистов на пост президента, но должен подтвердить свои амбиции успешной работой на посту премьер-министра. В этом случае при сохранении высоких рейтингов и приобретении политической «узнаваемости» в широких слоях французского общества и среди политической элиты за границей он имеет серьёзные шансы стать наследником Макрона. Этому благоприятствует перманентный кризис в оппозиционных правоцентристском и левом партийном лагерях, а также сохраняющаяся внесистемность ультраправого лидера Марин Ле Пен, которая гарантированно проходит во второй тур выборов, но проигрывает там практически любому другому кандидату.

Атталь похож на своего политического патрона не только идейно, но и стилистически. Он представитель той Франции среднего класса, которая нацелена на прагматизм и динамизм в англо-американском стиле, на эффективность и отказ от дирижизма, на постепенный демонтаж так называемой континентальной модели социального государства ради усиления конкурентоспособности французской экономики. Одновременно он копирует стиль Макрона в политической репрезентации и в пиаре, делая акцент на своей молодости и открытости, хорошем образовании и успешности, на знании иностранных языков и на социальном прогрессизме. Таким образом, Атталь – типичный представитель политической элиты «постпартийного» поколения «новых французов».

Разумеется, в течение трёх лет, оставшихся до президентских выборов, политическое будущее Атталя зависит не только от благоволения его ментора Макрона, но и от многих случайных факторов – так называемых чёрных лебедей. Причём речь идёт не только об объективных показателях французской экономики, ситуации с безопасностью и миграцией внутри страны, возможных внешнеполитических провалах, гипотетическом новом движении «жёлтых жилетов» и тому подобном, но и о вполне возможных субъективных моментах, которые разрушили президентские амбиции таких очевидных кандидатов, как Франсуа Фийон (обвинения в коррупции) или Доминик Стросс-Кан (обвинения в сексуальных домогательствах к горничной в американском отеле). Победа на следующих выборах претендента от партии Макрона может быть поставлена под сомнение и успешной консолидацией правоцентристского или левого лагеря, которые будут выдвигать собственных кандидатов. Кроме того, как, несколько забегая вперёд, пишет французская пресса, со временем не исключён конфликт непопулярного президента с популярным премьер-министром. Однако всё это лишь возможные сценарии будущего. Несомненно то, что 9 января 2024 года Габриэль Атталь сделал первый серьёзный шаг на пути к Елисейскому дворцу.

Правила и ценности
Франция после выборов: внешнеполитические горизонты
Алексей Чихачёв
Сохранение статус-кво во Франции вызвало понятное облегчение в европейском истеблишменте и большинстве СМИ: убеждённый европеист Макрон выглядел в их глазах фигурой явно более выгодной, чем Марин Ле Пен, предлагавшая переформатировать ЕС в объединение национальных государств при ослаблении общих институтов, пишет эксперт клуба «Валдай» Алексей Чихачёв. Однако на сегодняшний день ситуация такова, что представления французского лидера и его коллег о ближайшем будущем ЕС несколько отличаются.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.