Сможет ли Эрдоган закрепить успех на севере Сирии после встречи с Путиным?

Соглашение о прекращении огня, объявленное после встречи вице-президента США Майка Пенса и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Анкаре 17 октября 2019 года, является явным дипломатическим успехом последнего. Но пока остаётся открытым вопрос, будет ли это действительно прорывом, который даст Турции всё, к чему она стремится, пишет Хайко Виммен, куратор проекта «Иран – Сирия – Ливан» в Crisis Group.

На данный момент Анкара предотвратила новый раунд санкций, которые президент Дональд Трамп пригрозил наложить в свете сильного двухпартийного давления из-за его быстрого решения дать Турции зелёный свет для её вторжения в северо-восточную Сирию и свернуть союз с курдскими Отрядами народной самообороны, которые являются партнёром по коалиции в борьбе с ДАИШ. Соглашение, вероятно, подразумевает принятие США требования Турции сформировать 30-километровую зону безопасности к югу от границы своими собственными войсками и положить конец любому присутствию сирийских курдских группировок, связанных с Рабочей партией Курдистана, которую Анкара, США и ЕС считают террористической организацией. 

Для США прекращение огня, по-видимому, предполагает не более чем контроль за ущербом: внезапное прекращение присутствия на северо-востоке Сирии вызвало смятение среди европейских партнёров США, которые взяли на себя обязательство обеспечить стабилизацию в данном регионе. Существует угроза того, что тысячи бойцов ДАИШ, которые в настоящее время находятся в руках Демократических сил Сирии (где Отряды народной самообороны составляют основу), могут разбежаться в условиях хаоса, вызванном наступлением турецких войск. Многие из близких политических союзников Трампа в Вашингтоне обеспокоены тем, что его решение отказаться от такого лояльного партнёра как Отряды народной самообороны, и вывести войска навсегда подорвет доверие к будущим обязательствам США.

США подталкивают Турцию и сирийских курдов к соглашению: слишком поздно
Гюней Йылдыз
Шаги, предпринятые администрацией США, в том числе уход американцев из Сирии, создают условия, которые объективно сблизят Вашингтон и Анкару в среднесрочной перспективе, пишет эксперт клуба «Валдай» Гюней Йылдыз.
Мнения экспертов

Важно отметить, что в соглашении Эрдогана – Пенса не указывается точный географический охват так называемой зоны безопасности, на которую претендует Турция. Командующий Демократическими силами Сирии Мазлум Кобани уточнил, что его согласие с условиями прекращения огня ограничено только районом нынешнего турецкого вторжения, протяжённостью около 110 км вдоль турецко-сирийской границы между городами Телль-Абьяд и Рас-эль-Айн.

С другой стороны, Турция неоднократно давала понять, что она добивается зоны безопасности вдоль приблизительно 440 км границы на сирийской стороне, которая в настоящее время контролируется Демократическими силами Сирии, и что она планирует переселить туда значительное число из примерно 3,5 миллионов сирийских беженцев. Такие планы совершенно неприемлемы для руководства Демократических сил Сирии, которое расценивает это в качестве турецких планов «этнической чистки», и почти наверняка будет противостоять попыткам турецких войск или связанной с Турцией антиасадовской Сирийской национальной армии оккупировать те области, которые сейчас контролируют курды. В последние дни обе стороны обвиняют друг друга в нарушении условий прекращения огня.

Учитывая огромный разрыв между обеими сторонами в толковании соглашения, в частности информации, касающейся его географического охвата, наиболее вероятным сценарием является то, что после 120 часов, предусмотренных для выхода формирований Отрядов народной самообороны из зоны безопасности, курды объявят, что они выполнили условия, а обструкция турецкой стороны привела к невыполнению договорённостей. В то же время Анкара будет обвинять в несоблюдении режима так называемые «террористические группы».

Возобновление Турцией военных операций для сокрушения Отрядов народной самообороны и расширения зоны, которую она контролирует, в конечном итоге может зависеть от позиции России. Ожидается, что Эрдоган встретится со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Сочи 22 октября, как раз в тот момент, когда истекает срок вывода Отрядов народной самообороны. Москва поддержала и, по сообщениям, способствовала соглашению между Демократическими силами Сирии и сирийским режимом под руководством Башара Асада, которое предусматривало развёртывание сирийских войск в пограничном районе и поддержку Демократическими силами Сирии отражения турецкого вторжения.

Эрдоган дал понять, что он не будет против контроля режима над пограничными зонами per se. Но пока присутствие сирийских войск является скорее символическим, чем реальным, вряд ли это убедит Анкару в том, что Дамаск вернулся, чтобы взять на себя ответственность за безопасность границы и положить конец фактическому правлению связанных с Рабочей партией Курдистана группировок в этом районе. Тем не менее Эрдоган вряд ли может позволить себе игнорировать предпочтения России – не в последнюю очередь потому, что ему нужно сотрудничество России в районе Идлиба.

Сирия: американская оккупация сменится турецкой оккупацией?
Денис Голубев
Решение об отводе американских войск с приграничной территории северной Сирии сопровождалось очередной тирадой Трампа в Twitter, в рамках которой президента США бросало то в жар, то в холод. И хотя он попытался сыграть на популярной в среде его ядерного электората идее возвращения американских солдат домой, последствия принятого решения, вероятно, будут далеки от заявленных целей. Непоследовательность в данном вопросе – это, пожалуй, единственное последовательное развитие событий, которое можно ожидать и сейчас, пишет Денис Голубев, доцент факультета международных отношений СПбГУ.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.