Мораль и право
Возвращение Италии в Европу

Марио Драги знаменует собой не только окончательное «возвращение Италии в Европу», но и «возвращение к нормальности» – важно выглядеть достойно в глазах европейских коллег. Для российско-итальянских отношений это будет означать, что при выработке своего внешнеполитического подхода в отношении России, Италия будет больше считаться с мнением Брюсселя, пишет Елена Маслова, доцент МГИМО и старший научный сотрудник Института Европы РАН.

В Италии сформировано правительство национального единства во главе с 73-летним экс-председателем ЕЦБ Марио Драги. «Единство – это не выбор, это долг», – сказал он, приводя к присяге новое правительство. «Человеку, который спас евро», как его называют, потребовалось два раунда консультаций, чтобы сформировать правительство и найти общий язык и с правыми, и с левыми, и даже с евроскептиками.

В новое правительство одновременно вошли технократы и представители всех парламентских партий, за исключением небольшой партии «Братья Италии» Джорджии Мелони. Получилась та самая «сборная солянка» (il governo minestrone), против которой так рьяно выступал лидер партии «Лига» Маттео Сальвини. На этом фоне Мелони отстаивает свою принципиальную позицию, заявляя: «Я могу смотреть в глаза моим избирателям». Действительно, общенациональная предвыборная кампания де-факто начинает набирать обороты. Правительству Драги предначертана относительно недолгая жизнь – в 2023 году Италию ждут плановые парламентские выборы.

Самая главная задача, которую предстоит решить Драги, – это управление средствами, полученными от Европейского союза для восстановления экономики. Приоритетными направлениями нового правительства станут вакцинация, рынок труда, экономический рост, образование, окружающая среда. Экологизация и цифровизация (вопросы высокоскоростного интернета и безналичного расчёта, 5G и искусственного интеллекта, цифровизации госсектора) – две большие темы, которое правительство Италии намерено разрабатывать особенно усердно (введены соответствующие новые министерские посты).

В целом можно говорить о том, что надежды на будущее восстановление Италии неразрывно связаны с Европейским союзом и процессом европейской интеграции.

Европа стала объединяющей темой и для правых, и для левых сил в новом правительстве, включая евроскептиков.

Оба фланга говорят о том, что хотят иметь более сильный голос в Европе и европейских институтах. Маттео Сальвини, который несёт в Италии знамя евроскептицизма, стоит на позициях «мягкой» его формы (по классической типологии Пола Таггарта и Алекса Щербяка). Он не призывает к выходу из объединения и выступает не против ЕС как проекта, а против сложившихся принципов и методов управления (в частности, в области миграционной политики). Таким образом, все политические силы заинтересованы в более сильном голосе Италии в Европе.

После церемонии присяги правительства Ангела Меркель и Эммануэль Макрон практически в унисон высказались, что их страны готовы вместе с Италией строить более сильную Европу. Для Италии это открывает большие политические перспективы, в частности возможность занять ныне свободное кресло в «евротройке». Фигура Драги, который знает всех и которого знают все, представляется наиболее подходящей и позволяет итальянцам надеяться на усиление веса в общеевропейском контексте. Кроме того, Драги имеет хорошие связи с членами нынешней администрации Джозефа Байдена, что позволяет говорить и об устойчивой линии атлантизма, которая будет присуща новому кабинету.

Марио Драги знаменует собой не только окончательное «возвращение Италии в Европу», но и «возвращение к нормальности» – важно выглядеть достойно в глазах европейских коллег. Фактор личности в политике особенно приобретает актуальность в связи с тем, что в этом году Италия является страной-хозяйкой саммита «Группы двадцати», а также сопредседательницей (вместе с Великобританией) всемирного климатического форума СОР26.

Для российско-итальянских отношений это будет в первую очередь означать, что при выработке своего внешнеполитического подхода в отношении России, Италия будет больше считаться с мнением Брюсселя. Другими словами, станет одним из главных проводников политики Европейского союза.

В любом случае для Италии отношения с Россией не являются внешнеполитическим приоритетом. Безусловно, Россия – это не «оппонент», как для некоторых стран ЕС, но и не партнёр. Италия воспринимает Россию как важного «собеседника» (итальянским властями используется именно слово interlocutore), с которым ведётся диалог по самому широкому спектру вопросов. Отрадно, что этот диалог поддерживается с двух сторон. Даже в самые острые моменты отношений России и ЕС, Италия выступала за диалог. Это стало одной из «мантр» итальянской внешней политики по отношению к России.

Однако всё чаще Россия упоминается итальянцами через запятую с Китаем. Это нарочито подчёркивает восприятие итальянцами России и её системы ценностей, которые им видятся всё более инородными и чужими.

В то же время Россия и Китай – две страны за рамками «коллективного Запада», с которыми Республика стремится развивать особый диалог в рамках концепции «средней державы» (когда наличие связок с великими державами позволяет усиливать собственную акторность).

Таким образом, можно предполагать, что с приходом кабинета Марио Драги два столпа итальянской внешней политики – европеизм и атлантизм – получат крепкую поддержку. В то же время сотрудничество Рима с Москвой будет вестись там, где это возможно, учитывая сложившийся темп и высокий уровень диалога. С учётом нынешней политической обстановки наиболее активно стороны будут взаимодействовать в культурно-гуманитарной сфере и по линии диалога гражданских обществ. На 2021–2022 годы намечено проведение перекрёстного Года музеев России и Италии.

Made with Italy: сможет ли Италия наладить диалог России с ЕС
Елена Маслова
Сегодня итальянское правительство готово выступить в роли медиатора и подавать сигналы в Брюссель о необходимости обсуждения ограничительных мер в отношении России и их возможного смягчения. Однако в случае проведения Италией слишком пророссийского курса, страна рискует получить «репутационные издержки». Всё-таки европейское и атлантическое направления для Италии занимают первоочерёдное значение.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.