Правила и ценности
Вестфальская система: новая версия

На данном этапе развития истории необходима новая версия Вестфальского договора, адаптированная к сегодняшним реалиям, с международными институтами, способными управлять общим порядком, пишет Дарио Вело, ординарный профессор Университета Павии.

Исторические процессы движимы реальными событиями, которые развиваются постепенно, пока не приводят к серьёзным поворотам. Часто эти события не воспринимаются большинством до того момента, пока не произведут существенных изменений. Затем они обретают символическое значение, усиливающее понимание того, что что-то меняется.

В последние недели мы стали свидетелями одного из таких символических событий, которое заставило многих осознать далекоидущие перемены.

В ООН предложение об осуждении действий России в отношении Украины было одобрено подавляющим большинством в 141 голос при 40 против и воздержавшихся. Не сразу стало понято, что это меньшинство охватывает более 50 процентов населения мира и включает в себя страны, наибольшими темпами развивающиеся в экономической, военной и стратегической областях.

Это голосование свидетельствует о кризисе влияния ООН, о формировании нового международного порядка, что требует адаптации деятельности основных международных организаций.

История учит нас – в прошлом мы уже были свидетелями глубоких изменений в международном порядке. Вестфальский договор представляет собой фундаментальную основу современной истории; логика, с которой он был составлен, сохраняет актуальность и сегодня и может способствовать сбалансированному развитию нового международного порядка. Вестфальский договор положил конец Тридцатилетней войне, опустошившей Европу. Европейские государственные деятели считали гарантией порядка и безопасности баланс сил и ограничение их применения. Порядок, санкционированный Вестфальским договором, исходил из реальности; применение принципов, согласованных в Вестфалии, должно было обуздать попытки нарушить баланс благодаря формированию коалиций, способных действовать как противовес.

Фундаментальные цели Вестфальского договора и его актуальность можно определить как долгосрочную попытку прервать традиционный сценарий истории, противопоставляющий развивающиеся страны приходящим в упадок. Последние всегда прибегали к войне, чтобы заблокировать рост развивающихся стран, прежде чем баланс сил склонялся в пользу последних. Многие эксперты (среди которых самым выдающимся, безусловно, является Генри Киссинджер) интерпретировали войны, которые вели Соединённые Штаты на границах Китая и России, как попытку сдержать утверждение этих новых держав.

При этом между эпохой Вестфальского договора и современными событиями существует важное различие. Договор санкционировал европейский и мировой порядок одновременно, это проистекало из центральной роли, которую Европа играла в то время. Государственные деятели тогда предполагали, что решения, действительные для Европы, автоматически распространятся на всё мировое сообщество.

Сегодня это не так. Возникает проблема понимания, какое содержание должен иметь «новый Вестфальский договор», действующий на глобальном уровне, и какое содержание он должен иметь для европейского континента в широком смысле, учитывая российские территории в Азии.

Два предполагаемых новых договора могут различаться скорее по срокам принятия, чем по общему подходу. Логически мировой договор должен предшествовать континентальным договорам. С точки зрения необходимости разрешения текущего кризиса европейский договор может предшествовать мировому договору, предвосхищая его развитие.В обоих случаях Европейский союз должен сыграть решающую и очень сложную роль.

Трагедия двух мировых войн, фактически – европейских гражданских войн, требует от Евросоюза отказа от насилия как инструмента международной политики в пользу авторитета собственной инициативы. Швейцария служит здесь примером.

Можно ли превратить Европейский союз в большую нейтральную Швейцарию, способную защитить свою территорию в случае агрессии? Выбор сложен, поскольку для того, чтобы сделать его, необходимо преодолеть тысячелетнюю историю Европы.

Новые договоры призваны обновить существующие международные институты, находящиеся в кризисе из-за своего «первородного греха». Нынешние международные институты родились в послевоенный период по инициативе Соединённых Штатов. США были убеждены, что действуют в интересах всего человечества благодаря превосходству своей демократической системы, преданности миру и солидарности, провозглашённой ещё отцами-основателями, которые эмигрировали из Европы в поисках земли обетованной.

Все президенты Соединённых Штатов в этот послевоенный период в разных формулировках, но в одном и том же ключе заявляли об исключительной роли Америки в мире и её предназначении сеять добро. Американская модель должна была применяться ко всему миру как самая лучшая, а не потому, что её поддерживала гегемонистская держава.

Реальность сложнее. История породила разные культуры, разные религии, разные социальные модели.

Каждое общество стремится к тому, чтобы его культура, язык, его выбор того, как жить, уважались. Богатство мира в разнообразии, воля к утверждению единой модели обречена на провал.

Это верно независимо от того, проистекает ли неприятие разнообразия из миссионерского духа или из суверенного видения.

Федерализм утверждает принцип союза между разными людьми при взаимном уважении.

Новые договоры и новые международные институты необходимы, чтобы гарантировать фундаментальный принцип: все страны должны вносить свой вклад в разработку международной системы и в управление ей. Страна, которая не участвует в разработке международных институтов, не может чувствовать себя представленной там. Правила будут соблюдаться, если каждое государство внесёт свой вклад в их формирование согласно общим процедурам. Западная демократия – не единственно верное решение, поскольку она может не отвечать особенностям той или иной цивилизации.

Утверждение мирового порядка, поддерживаемого консенсусом, подразумевает, что каждое сообщество должно осознавать право на защиту своих ценностей с помощью конституционных инструментов. На данном этапе развития истории необходима новая версия Вестфальского договора, адаптированная к сегодняшним реалиям, с международными институтами, способными управлять общим порядком.

Третья стратегическая катастрофа Европы и будущее вестфальских порядков
Тимофей Бордачёв
Расстановка сил в мире опять меняется. Китай и Индия из объектов большой игры становятся самостоятельными источниками экспансии и доминирования, в том числе за пределами своей периферии. Европа стоит на пороге своей третьей геополитической катастрофы – после 1914 и 1939 годов, которая окончательно приведёт к утере стратегической субъектности.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.