Cмотреть
онлайн-трансляцию
Россия и глобальные риски
Перспективы сотрудничества Индии и Китая с Россией по совместным космическим станциям

Любое сотрудничество Индии и России в сфере орбитальных технологий примерно на одном уровне с российско-китайским сотрудничеством по системе раннего предупреждения приведёт к ухудшению восприятия Китаем своего места в мире, нанося удар по моральному духу Поднебесной. Менее вероятным, но возможным источником беспокойства Пекина может быть также перспектива получения Индией китайской интеллектуальной собственности в космических системах через сотрудничество с Москвой, пишет Адитья Парик, исследователь-аналитик в Институте Такшашилы.

Россия и Китай объединили свои интересы против Запада во многих стратегических областях, включая космическое пространство. Они сотрудничают в рамках лунного научного исследовательского проекта под названием «Международная научная лунная станция» (МНЛС). Россия также, возможно, помогает Китаю в разработке системы раннего предупреждения с орбитальными компонентами. Эти шаги могут быть истолкованы таким образом, что две страны выступают практически единым фронтом, предлагая альтернативу существующему в космосе порядку, в котором де-факто доминируют США.

Международная космическая станция (МКС), символ многостороннего международного сотрудничества на орбите, уже давно страдает от множества проблем. Выходит из строя оборудование, срок службы которого истекает, возникают трещины в модулях, а угроза ухода России потенциально может разрушить значительную часть существующей конструкции, и МКС станет лишь тенью самой себя.

Россия рассматривала возможность ухода из проекта МКС по крайней мере с 2009 года. Одно время в Москве даже серьёзно подумывали об отсоединении российских модулей от МКС, вместо того чтобы выводить их из эксплуатации вместе с остальной частью станции.

Однако, несмотря ни на что, Россия недавно запустила и интегрировала с МКС модуль «Наука» и имеет соглашение с НАСА о сотрудничестве в космосе до 2030 года. Глава российской государственной космической корпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин также недавно пояснил, что его предыдущие замечания о выходе из МКС были неправильно поняты, и Россия всё же не собирается покидать МКС.

У России также есть планы запустить свою отдельную космическую станцию к 2025 году. Это, вероятно, отчасти связано с ожидаемыми отказом оборудования и «лавиной» неисправностей на борту МКС примерно в то же время. Всё это усугубляется устареванием МКС и многочисленными трещинами в модулях, ведущими к утечкам кислорода.

Конфликт и лидерство
Нам нужно поговорить: необходимость четырёхстороннего диалога России, США, Китая и Индии
Андрей Сушенцов
Глобальная политика продолжает оставаться остро конкурентной. На наше счастье, эта конкуренция смещается из военной плоскости в область экономического соперничества и информационной войны, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба. Однако общие закономерности мировой политики остаются прежними. В хаотичной среде ведущие с точки зрения своего потенциала державы стремятся обеспечить себе привилегированное положение в международной системе и ограничить возможности для своих ключевых конкурентов.
Мнения экспертов


Китай уже запустил основной модуль «Тяньхэ» для космической станции «Тяньгун», которая имеет много общего с бывшей советской космической станцией «Мир», но в целом меньше по размеру.

Любопытно, что Россия и Китай не реализовали совместный проект космической станции, подобный МНЛС. Одной из возможных причин отсутствия сотрудничества между Россией и Китаем по созданию совместной космической станции может быть желание России сохранить некоторую стратегическую автономию и не соответствовать роли «младшего партнёра», который многие наблюдатели на Западе приписывают ей в рамках её прагматичного союза с Китаем.

Тем не менее Россия продемонстрировала готовность отправить экипаж космонавтов на станцию «Тяньгун». Китай приветствовал это. Что особенно интересно, статья в контролируемой государством газете Global Times утверждает, со ссылкой на неназванных «экспертов», что, «хотя Москва решила действовать самостоятельно, она не закрыла дверь для сотрудничества в отношении будущей космической станции Китая, которая, как ожидается, начнёт функционировать к 2022 году».

Национальный престиж Китая и продемонстрированный космический потенциал, вероятно, усилятся за счёт строительства космической станции в одностороннем порядке. Основная цель Китая в этом начинании, возможно, состоит в том, чтобы не оставлять никаких сомнений в том, что теперь он в одной лиге с Россией и США, двумя космическими державами-первопроходцами.

Утвердив способность к запуску тяжёлых грузов посредством носителей «Чанчжэн-5B» и последующих ракет, Китай, вероятно, продолжит всё более амбициозные миссии и орбитальные запуски. Эффективная промышленная база космических технологий и растущие экономические средства для поддержки космической программы – всё это даёт Пекину меньше оснований полагаться на Москву или любого другого партнёра в достижении национальных целей в космосе.

Скорее всего, Китай вступает в контакт с Москвой из соображений международного политического баланса и противовесов, ибо они имеют общего противника в лице Вашингтона, так что у двух стран есть много общих стратегических целей.

Поправка Вольфа делает невозможным взаимодействие США с Китаем по вопросам сотрудничества в космосе, что неизбежно усугубляет космическую гонку и при этом ведёт к возникновению блокового противостояния между Китаем и США. Россия, обладающая значительным собственным космическим потенциалом, может сместить этот баланс в пользу стороны, к которой она присоединяется, что делает её незаменимой для Пекина.

Точно так же Индия, всё больше сближающаяся с США, служит важной опорой сотрудничества в области безопасности. Однако Индия также может стать крупным партнёром в космическом сотрудничестве. Обладая недавно появившимися, но эффективными возможностями пуска ракет, Нью-Дели может сыграть важную роль в обеспечении дополнительной полезной нагрузки и длительных миссий экипажей на орбите.

По словам председателя индийского космического агентства ISRO доктора Кайласавадиву Сивана, Индия рассматривает возможность устойчивого присутствия человека в космосе. Технология для индийской космической станции может появиться в рамках индийской программы полётов человека в космос, для которой Россия является ключевым поставщиком и партнёром.

Важный вопрос, который здесь возникает: послужит ли сотрудничество между Индией и Россией по совместной космической станции своего рода противовесом российско-китайскому сотрудничеству по МНЛС, давая Москве определённые рычаги воздействия на Пекин.

Однако возможность того, что эта стратегия приведёт к обратным результатам и вызовет разногласия в существующем сотрудничестве между Москвой и Китаем, Индией и Вашингтоном, тоже вполне реальна. Это может подтолкнуть всех участников к односторонним действиям в космосе.

При другом сценарии параллельное согласование действий Москвы и Индии в области космического сотрудничества может усугубить опасения Пекина. Любое сотрудничество Индии и России в сфере орбитальных технологий примерно на одном уровне с российско-китайским сотрудничеством по системе раннего предупреждения приведёт к ухудшению восприятия Китаем своего места в мире, нанося удар по моральному духу Поднебесной. Менее вероятным, но возможным источником беспокойства Пекина может быть также перспектива получения Индией китайской интеллектуальной собственности в космических системах через сотрудничество с Москвой.

В свою очередь, если Индия будет придерживаться цели создания собственной программы практически без иностранного сотрудничества, путь к успеху, разумеется, не будет лёгким и быстрым. Имея прецеденты сотрудничества по многим высокотехнологичным проектам, таким как крылатая ракета «БраМос» и проект пилотируемого космического корабля «Гаганьян», Индия может рассчитывать на помощь России. Индия способна предоставить необходимое финансирование для внедрения ключевых технологий, а Россия – предоставить «ноу-хау».

При этом партнёрство, в результате которого может возникнуть вышеупомянутая индийская космическая станция, должно быть не соглашением между ISRO и российским Главкосмосом, дочерней компанией Роскосмоса, как между поставщиком и клиентом, а скорее стратегическим партнёрством между Роскосмосом и ISRO.

Стратегический соперник Индии Китай уже добился прогресса в устойчивом присутствии людей на орбите, а Индии это только предстоит. Только сотрудничество с Россией может дать Индии преимущество и, возможно, это единственный путь для Индии хоть как-то значимым образом догнать Китай.

Конфликт и лидерство
Милитаризация космоса
В настоящий момент есть три державы, способные создавать и развёртывать вооружения в космическом пространстве – США, Россия и КНР. Договор о космосе, подписанный США, Великобританией и СССР 27 января 1967 года,  запрещает размещение ядерного оружия или любого другого оружия массового уничтожения на орбите Земли, установку его на Луне, на любом другом небесном теле или на станции в космическом пространстве. Размещать обычные вооружения на орбите он позволяет. Сейчас военное применение космоса сводится к сбору разведданнных с помощью спутников, обеспечению связи и навигации для традиционных видов вооружённых сил. Согласно данным сервиса Statista, больше всего космических аппаратов у США (830). На втором месте Китай (280). Россия владеет 147 спутниками. Милитаризации космоса способствуют односторонние действия США по денонсации важнейших договоров по разоружению.
Инфографика
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.