Политэкономия конфронтации
Силиконовый щит: спасут ли полупроводники мир в Восточной Азии?

Поставщики и потребители из Восточной Азии долгое время были неотъемлемой частью американской IT-индустрии, и принудительное исключение или добровольный выход из всех схем нанесёт вред прежде всего самим США, пишет Андрей Губин, доцент кафедры международных отношений Восточного института Дальневосточного федерального университета.

По мере наступления шестого технологического уклада в современной мировой экономике неуклонно растёт доля производства наукоёмкой продукции. В Сингапуре, Японии, Республике Корее и на Тайване высокотехнологичная сфера уже обеспечивает свыше 60 процентов ВВП. Технологии производства полупроводников в основном на базе монокристаллического кремния прочно вошли в повседневную жизнь в виде интегральных схем, которые присутствуют в любом электронном устройстве – от телевизоров до радаров системы предупреждения о ракетном нападении.

Два года пандемии COVID-19 и нарушение глобальных производственно-сбытовых цепочек вызвали существенную нехватку в мире электронных чипов, от чего особенно пострадали автомобилестроение, авиастроение, производство компьютеров и смартфонов. Дефицит электроники повышает уязвимость национальной экономики, а значит, и снижает общий уровень безопасности государства. В итоге ряд правительств решились на серьёзные протекционистские или же экспансионистские меры в целях бесперебойного обеспечения передовой наукоёмкой продукцией для удовлетворения гражданских и военных нужд.

Изменения рынка полупроводников
Мировая экономика уже больше года не может справиться с дефицитом полупроводниковых чипов, возникшим во время острой фазы коронавирусной пандемии. Благодаря спросу и росту цен мировой доход от полупроводников увеличился на 25% в годовом исчислении до 583,5 миллиарда долларов. Впервые рынок чипов превысил порог в 500 миллиардов долларов.
Инфографика


Полупроводники с американской спецификой

США стремятся к полной автономии в изготовлении чипов, тем более что доля страны в мировом объёме производства в 2021 году составила всего 12 процентов, а в течение трёх ближайших лет может и вовсе упасть до 9 процентов. Американские гиганты Intel, Apple, NVIDIA, AMD, Micron, Broadcom, Qualcomm, Texas Instruments остаются владельцами патентов и прав на интеллектуальную собственность, разрабатывают технологические, эргономические и дизайнерские решения, хотя традиционно предпочитают размещать производство в странах Восточной Азии. Однако перспектива остановки поставок с острова Тайвань, который является мировым «полупроводниковым центром», вызывает особую тревогу у Вашингтона.

Нехватка промышленных мощностей и общий дефицит электронных чипов в условиях комплексного противостояния с Китаем в итоге заставили руководство США включить данный вопрос в сферу национальной безопасности. В частности, в марте 2022 года президент Байден отозвался о полупроводниках как о критической проблеме безопасности государства, так как Америка вынуждена тратить значительные средства на приобретение высокотехнологичной продукции за рубежом. Руководство предприняло ряд мер в сфере совершенствования нормативной базы, включая принятие законов о создании благоприятных возможностей для производства полупроводников для нужд США (Creating Helpful Incentives to Produce Semiconductors for America Act), об инновации и конкуренции (USICA) и некоторых других. Белый дом и Сенат пока не согласовали детали данных документов, однако общий смысл сводится к выделению порядка 52 миллиардов долларов на субсидирование отрасли. При этом глава «Интел» Пэт Гелсинджер выступил резко против финансирования зарубежных компаний и предложил оставить в списке потенциальных получателей средств только компании «с американскими корнями». Правда, при этом неясно, достаточно ли американские корни у тайваньской TSMC и южнокорейской Samsung, планирующих открыть заводы в Аризоне и Техасе соответственно уже в 2024 году.

В докладе Белого дома об уязвимости производственно-сбытовых цепочек утверждается, что частный сектор в состоянии ликвидировать недостаток полупроводников самостоятельно, а задача правительства – оказывать всяческое содействие, избегая чрезмерных интервенций. Однако возникает резонный вопрос: кто будет определять степень полезности той или иной компании для нации? Сегодня решения в сфере разработки и производства полупроводников в США фактически принимаются политиками, военными и представителями спецслужб, что ставит под сомнение коммерческую целесообразность всех инициатив. В частности, уровень регулирования, налоговая нагрузка, стоимость рабочей силы в стране существенно выше, чем за рубежом, что снижает конкурентоспособность произведённой на американской территории продукции и приводит к финансовым потерям. По оценкам консалтинговых агентств, затраты на открытие и эксплуатацию завода по выпуску чипов и схем в США за десять лет превысят аналогичный показатель для Тайваня или Республики Корея на треть, а в Китае такой проект обойдётся в два раза дешевле. Нет и никакой гарантии, что полупроводники Made in USA будут дешевле или лучше зарубежных аналогов. С учётом оценок коммерческих структур о смещении центра производства полупроводников в Китай и страны Юго-Восточной Азии уже в ближайшее время уровень национальной безопасности, за который чрезвычайно переживают в Вашингтоне, снизится ещё больше.

Кроме того, специалисты предупреждают, что диверсификация и защита производственно-сбытовых цепочек не равнозначны переносу иностранного опыта, копированию передовых образцов и прекращению любого сотрудничества.

Поставщики и потребители из Восточной Азии долгое время были неотъемлемой частью американской IT-индустрии, и принудительное исключение или добровольный выход из всех схем нанесёт вред прежде всего самим США.

Невиртуальная реальность в Тайваньском проливе

КНР потребляет всего 6 процентов от мирового производства чипов, тогда как США и их союзники скупают 92 процента. Пока Америка всё ещё имеет беспрепятственный доступ к практически любому объёму самых современных интегральных схем и компонентов. Китай производит огромное количество полупроводников, однако их технологический уровень отстаёт от тайваньских или японских на два поколения, что ограничивает спектр применения продукции. Китайские компании, например SMIC, способны выпускать чипы по нормам 28 и 14 нанометров, тогда как TSMC уже добилась плотности в 3-нм, что даёт существенную прибавку к производительности и позволяет миниатюризировать исходное изделие. Например, центральный процессор AppleA15 от тайваньских мастеров выполнен по технологической схеме 5-нм, что позволило разместить порядка 16 миллиардов транзисторов и обеспечить скорость операций до 15,8 триллиона в секунду. Ещё двадцать лет назад ракетный крейсер обходился меньшим... Коллегам с материка такой уровень пока недоступен, хотя там также пытаются покорять новые технологические рубежи, в том числе с помощью промышленного шпионажа и нелегальных закупок для последующего копирования. Пока темпы производства в КНР затормозились на период изучения конъюнктуры мирового рынка, преодоления сложностей с обеспечением исходными материалами и организацией сбыта на новых рынках.

В Вашингтоне полагают, что стабильное снабжение высокотехнологичной продукцией может прерваться в случае вторжения КНР на остров Тайвань. Демократические тайваньские власти, хотя и выказывают намерения защищать независимость военным путём вплоть до нанесения контрударов по объектам на материке, но уже пребывают в состоянии близком к панике. Недавний сбой с сообщением на местном телевидении о начале НОАК десантной операции и ракетных ударах на фоне визита американской делегации продемонстрировал крайнюю эмоциональную неустойчивость политического истеблишмента острова. В Вашингтоне пока ограничиваются ободряющими речами, методичками по ведению городского боя и обещаниями отправить максимально подходящее для защиты острова (и максимально дорогостоящее) вооружение.

Нельзя исключать того, что масштабы «коммунистической опасности» для демократического Тайваня намеренно преувеличиваются Вашингтоном, так как американские стратеги исходят из логики максимизации уровня безопасности и влияния через увеличение контроля над ключевыми сферами мирового производства. КНР не выказывает никаких намерений по силовому присоединению острова. Учения китайских военных с отработкой высадки десанта, подавления береговой обороны, уничтожения сил флота противника и завоевания превосходства в воздухе направлены скорее на США и Японию для предотвращения возможного вмешательства «третьей» стороны. Более того, Пекин тщательно выстраивал отношения экономической взаимозависимости с Тайбэем для вовлечения острова в общие производственные, технологические и коммерческие схемы и подготовки почвы к последующей интеграции. Однако пандемия COVID-19 и рост антикитайских настроений в США, а значит, и в странах-союзницах свели возможности для продуктивного диалога по обе стороны Тайваньского пролива к минимуму.

Щит или копьё?

Сегодня сложилась ситуация своеобразного «силиконового щита», когда Тайвань фактически вынужден покупать военную безопасность и дипломатическую поддержку эксклюзивным доступом для США, Японии и ЕС к собственным уникальным технологиям и промышленным мощностям. Однако крайне интересно, каким образом отреагируют власти и бизнес США на неизбежное повышение технологического уровня электронной продукции в КНР. Возможно, что Вашингтону придётся смягчить синофобскую риторику и предпринять попытку поиска компромисса по ключевым проблемам двусторонних отношений. Но пока американцам кажется выгодным демонизировать Китай, забыв о необратимости данного процесса и долгой исторической памяти китайского народа.

В стремлении угодить американским партнёрам компания TSMC остановила сотрудничество с Россией. Нишу тайваньских поставщиков на российском рынке уже выразили желание занять малайзийские, хотя пока предлагаемые образцы относятся скорее к вспомогательным элементам, да и забывать об опасности «побочных санкций» (например, по практике CAATSA) не стоит.

Полезно помнить о том, что к любому «силиконовому щиту» прилагается и «силиконовое копье». У Китая и России существуют реальные возможности по ограничению доступа мировых производителей полупроводников к исходному сырью – фторорганике, неону, палладию, никелю, платине, родию, титану.

После начала специальной военной операции РФ стоимость некоторых видов материалов выросла в 9 раз, что уже создало неопределённость у IT-компаний относительно объёмов производства и ценообразования готовой продукции. Кроме того, Украина, поставлявшая до 40 процентов мирового объёма производства неона, теперь не может его экспортировать морским путём. Сегодня главными обладателями редкого газа являются РФ и КНР, получающие его как побочный продукт сталелитейной промышленности. Россия также производит 45 процентов палладия и обладает самыми большими доказанными запасами данного металла. Наша страна занимает более 20 процентов мирового рынка титана, 12–14 процентов никеля и платины и 10 процентов родия, что делает Россию своего рода гигантом IT-индустрии даже без возможности в ближайшее время производить самостоятельно сложную электронику.

Политэкономия конфронтации
Цифровая шахматная доска: геополитика полупроводников
Станислав Ткаченко, Наталия Жиглинская Вирш
Острая нехватка полупроводников в период пандемии заставила органы власти наиболее экономически развитых государств планеты предпринять шаги по вовлечению в «гонку чипов», направленную на сохранение уже имеющихся ниш в этом сегменте рынка и расширению стратегических позиций в нём. Особое место в данной гонке принадлежит США и ЕС, на рубеже 2021 и 2022 годов предпринявшим значительные усилия по завоеванию доминирующих позиций на цифровой шахматной доске, пишут Станислав Ткаченко и Наталия Жиглинская Вирш.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.