Политэкономия конфронтации
Как сделать российское содействие международному развитию более эффективным?

Обновлённая Концепция государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию будет способствовать адаптации страны к новым международным реалиям, полагает эксперт Сергей Михневич .

13 марта 2023 года президент России Владимир Путин подписал Указ о внесении изменений в Концепцию государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию. Концепция, которая действует уже почти девять лет – утверждена Указом Президента Российской Федерации от 20 апреля 2014 г. № 259, – была обновлена с учётом новых вызовов и задач, стоящих перед нашей страной на международной арене.

Текст Концепции довольно серьёзно переработан, в том числе в части корректировки приоритетов и акцентов: многие из них «поменялись местами», сохранившись в обновлённом документе в обновлённых формулировках.

Есть целый ряд довольно существенных изменений. Как справедливо отметил «Коммерсантъ», согласно изменениям Концепции, из списка принципов государственной политики исключён пункт о «направленности на укрепление равноправия и демократизацию системы международных отношений». Ещё одним принципом, скорректированным в обновлённом документе стало «оказание адресной помощи и стремление к диалогу с государствами – получателями помощи с учётом политических, экономических, социальных, экологических и других особенностей каждого из таких государств». В новой редакции Концепции он сформулирован как «отказ от навязывания политических условий оказания помощи, уважение права государств – получателей помощи самостоятельно выбирать модель социально-экономического развития с учётом особенностей каждого из таких государств».

В условиях критики многосторонних форматов, переживающих сегодня кризис эффективности, важно, что «Российская Федерация продолжит участвовать в апробированных форматах многостороннего сотрудничества в сфере СМР». Одновременно отмечается, что, «наряду с этим, Россия намерена и дальше наращивать собственный потенциал в сфере оказания помощи, используя его для реализации адресных двусторонних программ СМР». Ещё одна деталь, которая позволяет судить о большей прагматичности и комплексности проводимой политики, – стремление дополнять свои усилия в сфере СМР взаимовыгодным сотрудничеством в области торговли, инвестиций и технологий с государствами – получателями помощи.

Обновлённая концепция содержит ряд новых приоритетов в части перечня получателей российского СМР. В частности, на первое место в их числе поставлены государства – члены ЕАЭС, за которыми следуют государства – участники СНГ, другие государства на постсоветском пространстве, а также сопредельные государства, проводящие курс на добрососедство и союзничество с Россией. Отдельно в списке получателей российского СМР значатся государства, включённые ООН в перечень наименее развитых стран (НРС), в который входят многие государства Африканского континента.

Дипломатия после институтов
Борьба за инициативу: Россия, Запад и «не определившиеся»
Андрей Сушенцов
Украинский кризис вскрыл магистральные процессы мировой политики, основанные на столкновении интересов крупных автономных цивилизационных общностей. Вероятно, историки будущего будут отмечать украинский кризис как один из важных эпизодов конфронтации, но совершенно не обязательно показавших её кульминацию, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.
Мнения участников


Необходимость укрепления «силы притяжения» и получения адекватной реакции на реализацию политики в области СМР нашло отражение в новой задаче политики по осуществлению «информационного сопровождения реализации государственной политики Российской Федерации в сфере СМР в целях формирования и укрепления позитивного восприятия России в мире».

К сожалению, далеко не все объективные результаты российской политики в области СМР получают достойное освещение, способствующее капитализации российской «мягкой силы». Например, по итогам 2014 года объём продовольственного содействия, предоставленного Россией, превысил 97,5 миллиона долларов США, что более чем в 6,5 раза превышает её минимальные ежегодные обязательства в рамках Конвенции о продовольственном содействии. Однако данный факт прошёл практически незамеченным в международном сообществе и у нас в стране – во многом из-за недостаточного информационного сопровождения.

Расширилось в новой концепции и число направлений государственной политики в области СМР. Так, они пополнились «созданием условий для развития цифровой экономики в государствах – получателях помощи» и «принятием мер, направленных на… противодействие изменениям климата, включая адаптацию к ним, и на содействие постепенному переходу к низкоуглеродному развитию экономики, наращивание сотрудничества в сфере воспроизводства и использования природных ресурсов».

Изменился в обновлённой Концепции и перечень многосторонних форматов, в инициативах которых предполагается принимать участие: из него исключена «Группа восьми» и включён ЕАЭС, сразу после «Группы двадцати». Кроме того, концепция вносит изменения в институциональную структуру и порядок предоставления СМР.

В заключение хотелось бы выразить мнение, что благодаря изменениям новый документ, как видится, будет способствовать адаптации государственной политики к «новым международным реалиям», а также внесёт вклад в повышение её эффективности, в том числе при участии делового сообщества.

Дипломатия после институтов
Политика и стратегия
Дмитрий Тренин
Важно понимать, что опосредованная война Запада против России – не очередной зигзаг в многовековых отношениях нашей страны с западными соседями, а глубокий затяжной конфликт с долговременными последствиями. Прежняя стратегия России, заключавшаяся, начиная с Петра I, в европеизации страны и занятии ею видного места среди великих держав Европы/Запада, больше не актуальна. О новой стратегической цели послевоенной России пишет Дмитрий Тренин, профессор-исследователь Высшей школы экономики, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.