Конфликт и лидерство
Российская политика администрации Байдена: основные отличия от стратегии Трампа

Целью новой администрации США будет одновременно сдерживание России путём проведения «отвлекающих» её внимание операций и попытка вовлечения Москвы в сотрудничество. В долгосрочной перспективе главная цель США – включить Россию в систему отношений, которая позволит удерживать Китай от перехвата лидерства в ХХI веке, полагает Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Можно предполагать, что со сменой администрации США американская политика на российском направлении претерпит значительные изменения. Этому есть несколько причин.

Во-первых, последние четыре года политика США в отношении России была продуктом межпартийной борьбы. Демократы инструментально использовали «российский вопрос» против президента Дональда Трампа. После прихода в Белый дом новой администрации в этом больше нет необходимости. Трамп пытался осуществить институциональный переворот в американской политике, однако делал это негодными средствами. Демократы отвечали: сначала расследованием Конгресса, затем стимулированием кампании «Russiagate» и дважды – попыткой импичмента. Значимость российского вопроса в американской политике была спекулятивной, но теперь происходит снижение его значимости. Россия перестаёт быть главным вопросом внутренней политики США.

Возможно ли сотрудничество России и США в условиях антитрамповской истерии в Вашингтоне?
Дмитрий Суслов
С конца февраля часто приходится слышать, что «медовый месяц» в отношениях России и администрации Трампа закончился, даже не начавшись, и партнёрства двух стран не получится. Эти возгласы разочарования – столь типичные для всей истории российско-американских отношений за последние 25 лет – бессмысленны и контрпродуктивны. Безотносительно Трампа никакого партнёрства России и США в условиях продолжающейся с 2014 года системной конфронтации этих отношений и беспрецедентной поляризации американской политической элиты изначально получиться не могло.
Мнения экспертов


Во-вторых, на смену импульсивному Трампу приходят системно мыслящие профессионалы. Импульсивность и эгоцентричность Трампа часто находила своё выражение в конкретных внешнеполитических шагах. Например, демонстрационное силовое давление на Северную Корею, Сирию, Иран, Китай и Венесуэлу. Экономическое давление против тех, кого нельзя принудить силой – России, Турции, союзников по НАТО. И односторонний выход из договоров и организаций, например, из Парижского соглашения по климату, НАФТА, ДРСМД, «ядерной сделки» с Ираном и других.

Трамп не умел создавать системы, в отличие от предыдущего республиканского президента Джорджа Буша – младшего. Кадровая чехарда, которая наблюдалась при Трампе, была беспрецедентной – количество сменивших свои посты высших должностных лиц за время правления президента поставило рекорд. Трамп боролся не только с демократами в оппозиции, но и с собственной партией, и та отвечала саботажем. Утечки, кража документов, дезинформирование первого лица стали нормой в предыдущей республиканской администрации. Слабый организационный навык президента Трампа позволил ему достичь только одного значимого достижения во внешней политике – нормализации отношений Израиля с несколькими ближневосточными странами, и это было совершено путём «подкупа». В общем-то, даже хорошо, что Трамп оказался менее способен к системной деятельности, чем Джордж Буш-младший, поскольку мир помнит, чего стоила реализация стратегии «Трансформация Большого Ближнего Востока» в его правление.

В конечном счёте на смену импульсивной команде Трампа придут карьерные бюрократы. В США появится единый субъект, который может отвечать за свои слова и выполнять договорённости; никто внутри аппарата не будет их саботировать. Россию новая администрация будет сдерживать более системно, но при этом уйдёт бессмысленная напряжённость и односторонние шаги. Политику России на американском направлении можно планировать на более длинный горизонт.

В-третьих, команда, которая сейчас заступает на внешнеполитические позиции в администрации Байдена, имеет большой опыт работы с Россией и прошла через кризис отношений с ней. Целый ряд фигур нового кабинета уже работал в администрации Обамы на российском направлении – сам президент Байден, госсекретарь Тони Блинкен, советник по национальной безопасности Джейк Салливан, глава ЦРУ Билл Бёрнс, спецпредставитель по климату Джон Керри, заместитель госсекретаря Виктория Нуланд и другие. Эти люди принимали участие как в разработке «перезагрузки» в отношениях с Россией, так и в кризисах в Ливии и на Украине, которые привели к крушению этой перезагрузки. У них не будет иллюзий о возможностях улучшения отношений с Москвой, оценка взаимных интересов будет более трезвой.

Именно команда вокруг Обамы и Байдена инициировала кампанию “Russiagate”, которая строится вокруг обвинений во вмешательстве России во внутренние дела США, но одновременно они понимают и пределы российского влияния на американскую внутреннюю политику.

Они полагают, что Россия выступала как спойлер, и сами видят для себя такую же роль в российской внутренней политике.

При этом новая команда будет поглощена внутриполитическими проблемами США и теоретически должна проявлять осмотрительность в кризисах. Допускаю также, что они будут удерживать своих союзников от излишних провокаций, как, например, это сделал Барак Обама, остановив Израиль от ракетного удара по Ирану в конце своего президентского срока, или Джозеф Байден, который в 2016 году устроил выволочку президенту Украины Петру Порошенко за организованную им провокацию на российской границе в Крыму. Правда, президент США Джозеф Байден уже не отказал себе в удовольствии сделать провокационное заявление в адрес Владимира Путина. Словами дело не ограничится – во Временном стратегическом руководстве по национальной безопасности говорится о намерении проводить провокации и операции в «серой зоне».

В-четвёртых, между республиканской и демократической администрациями пролегает «грубый шов» – происходит прерывание текущих инициатив и программ администрации Трампа. Команда Байдена проводит инвентаризацию того, что происходило при Трампе во внешней политики в области санкций, специальных операций и провокаций. По некоторым из этих направлений изменения видны и сейчас. Например, молниеносное продление соглашения СНВ-3 или возвратная динамика с Ираном по поводу условий возвращения США к исполнению ядерной сделки.

Так или иначе, новая администрация потратит несколько месяцев на выработку новой стратегии, целью которой будет одновременно сдерживание России путём проведения «отвлекающих» её внимание операций и попытка вовлечения Москвы в сотрудничество. В долгосрочной перспективе главная цель США – включить Россию в систему отношений, которая позволит удерживать Китай от перехвата лидерства в ХХI веке.

Другими словами, основные перемены в американской политике в отношении России будут состоять в возобновлении системности и большей рассудочности. Если раньше Россию обвиняли во всех бедах, под которыми в первую очередь понималось президентство Трампа, то теперь оснований для этого не будет. Симптоматично появление летом 2020 года письма 103 ведущих американских русистов о том, что США необходимо пересмотреть перечень своих приоритетов в отношении России. Письмо было адресовано не российским коллегам, а собственно американскому истеблишменту, который слишком увлёкся «охотой на ведьм» и отложил в сторону вопрос о том, зачем, собственно, Соединённым Штатам нужны устойчивые отношения с Россией. Действительно, зачем?

Россия и США: когда наступит время для «потрясающих отношений»?
Павел Шариков
В ходе саммита Дональд Трамп сказал Владимиру Путину, что «в итоге мы установим потрясающие отношения». Однако президент США нередко выбирает такие формулировки, которые затем его многочисленные помощники спускают, образно говоря, на землю. «Думаю, что чёткого понимания “потрясающих отношений” с Россией нет ни у кого. В том числе и у Трампа», – отметил в интервью ru.valdaiclub.com руководитель Центра прикладных исследований Института США и Канады РАН Павел Шариков.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.