Глобальные альтернативы – 2024
Путь Трампа к победе: приоритетный электорат и удобный вице-президент

К 2020 году Дональд Трамп успел отпугнуть значительную часть умеренных и неопределившихся избирателей, отдавших ему свой голос в 2016 году. Он сделал это ради сохранения и укрепления контроля над «ядерным» электоратом. Это дало свои плоды – номинация от Республиканской партии у него в кармане. Но этих же избирателей будет недостаточно для победы на общенациональных выборах, поэтому Трампу нужен человек, который будет апеллировать не к краям политического спектра, а исключительно к центру. О непростом выборе Трампа пишет Роман Романов, аспирант РГГУ.

Бывший президент США Дональд Трамп подтвердил предварительный список претендентов на пост вице-президента в интервью для телеканала Fox News 21 февраля. Ведущая Лора Ингрэм перечислила предпринимателя Вивека Рамасвами, сенатора от Южной Каролины Тима Скотта, губернатора Флориды Рона Десантиса, конгрессмена, члена ультраконсервативного «Кокуса свободы» Байрона Дональдса, губернатора Южной Дакоты Кристи Ноэм, а также бывшую конгрессвумен от штата Гавайи Тулси Габбард. Трамп в свойственной ему манере назвал их всех хорошим выбором и подтвердил, что их кандидатуры рассматриваются. 

После успеха на праймериз в Южной Каролине победа Трампа в борьбе за номинацию от Республиканской партии почти гарантирована. Теперь ему предстоит сконцентрировать значительную часть ресурсов своей избирательной кампании на борьбе с Байденом. Неясно, насколько заявленный журналистами Fox список кандидатов соотносится с планами бывшего президента. Но понятно одно – его выбор будет иметь стратегическое значение. Это объясняется несколькими причинами. 

Во-первых, американскому избирателю важно знать, что должность главы государства попадёт в надёжные руки, если президент не сможет выполнять свои обязанности. Причины могут быть разные – от обычной операции до летального исхода. Не стоит забывать, что ко дню голосования Трампу будет 78 лет. Что бы ни говорили о его активности и бодрости, возраст берет своё, и избиратели это замечают. Согласно исследованию Pew Research Center, 79 процентов американцев считает необходимым введение ограничений по возрасту на возможность избираться и работать в федеральном правительстве. Такого мнения придерживаются 76 процентов демократов и 82 процента республиканцев. 73 процента американцев считают, что нормальный возраст для человека, занимающего пост президента, составляет от 50 до 70 лет. 

Во-вторых, большинство американцев не хочет видеть кандидатом в президенты ни Трампа, ни Байдена. Часть избирателей, включая некоторых республиканцев, и вовсе собирается пропустить выборы в 2024 году. И хотя республиканцам, особенно Трампу, важнее победить «где» (в определённых частях некоторых штатов), а не по общему количеству голосов избирателей, это всё равно создает некоторые сложности на его пути к победе. Избирателей-трампистов будет недостаточно. Стоит вспомнить, что из восьми президентских выборов с 2000 года кандидат-республиканец получил наибольшее количество голосов избирателей только в 2004 году. 

В-третьих, одним из основных аргументов демократов против Трампа остаётся утверждение о его неуправляемости, склонности к авторитаризму. И хотя системы сдержек и противовесов всегда хватало, чтобы обуздать одиозных президентов США, включая самого Трампа в 2017–2021 годах, некоторые избиратели опасаются за состояние демократии. Согласно совместному опросу Harvard CAPS/Harris, результаты которого были опубликованы 18 декабря 2023 года, 56 процентов опрошенных американцев считают, что Трамп будет действовать как диктатор, если выиграет выборы. Поэтому политик, хотя бы публично кажущийся более уравновешенным, может минимизировать опасения электората.

В-четвёртых, у Трампа есть шанс использовать выбор вице-президента для получения дополнительных политических «очков». Это условное преимущество, только потому, что спустя четыре года Байден вряд ли кого-то сможет удивить Камалой Харрис. 

Вводные и дизайн исследования

Составим более широкий список имен, которые «всплывали» в СМИ при обсуждении возможного выбора Дональда Трампа: губернатор Арканзаса Сара Сандерс, губернатор Южной Дакоты Кристи Ноэм, глава республиканской конференции в Палате представителей Элиз Стефаник, члены Палаты представителей Марджори Тейлор Грин, Мэт Гетц и Дональд Рейнольдс, бывшие претенденты на республиканскую номинацию Вивек Рамасвами, губернатор Флориды Рон Десантис, сенатор Том Скотт, а также бывший постпред США в ООН Никки Хейли и бывшая конгрессвумен Тулси Габбард. 

Теперь подберём критерий или критерии, по которым можно выявить наиболее вероятного претендента на должность вице-президента при Дональде Трампе. Обобщающим критерием будет способность этого кандидата привлечь голоса в колеблющихся штатах (там исторически решается исход президентских выборов). Подавляющее большинство американских СМИ и общественных опросов, а также статистика по активности кандидатов в президенты (траты на рекламу, организация мероприятий) указывают на семь колеблющихся штатов: Северная Каролина (16 голосов выборщиков), Джорджия (16), Висконсин (10), Невада (6), Мичиган (15), Аризона (11) и Пенсильвания (19). 

За основу возьмём карту 2020 года, когда Трампу удалось собрать 232 из 270 необходимых для победы голосов выборщиков. Исходя из этого, ему нужно выиграть столько колеблющихся штатов, чтобы общее количество выборщиков составило минимум 37 (согласно количеству голосов выборщиков после переписи населения 2020 года). В это число не входят голоса из Северной Каролины, так как в 2020 году Трамп обошёл там Байдена. В ноябре 2024 года может произойти то же самое по двум причинам. Первое, республиканцы показали в штате неплохие результаты относительно неудачных для партии промежуточных выборов в 2022 году. Второе, согласно опросам, проведённым в середине декабря 2023 года, из всех колеблющихся штатов именно там у Трампа наибольший отрыв от Байдена.

Потенциальному кандидату нужно иметь преимущества, которые помогут Трампу победить в большинстве колеблющихся штатов. Таковым может быть популярность кандидата в вице-президенты среди определённых демографических групп. Для их отбора были использованы статистические данные вышеупомянутых штатов, характеризующие группы избирателей. Приоритетность каждой для победы определялась на основе результатов экзитполов президентских выборов 2016 и 2020 годов и промежуточных выборов, прошедших в ноябре 2022 года. 

Удалось выделить пять групп, поддержка которых необходима в каждом штате в разной степени.

Таблица 1(1).jpg

Кто важнее 

Теперь нужно понять, какая группа из вышеперечисленных может быть приоритетной для Трампа. В 2016 году за него проголосовали 8 процентов афроамериканцев и 28 процентов латиноамериканцев. Во время выборов 2020 года Трамп улучшил результат среди почти всех расовых групп: афроамериканцы – 12 процентов (+4 процентных пункта), латиноамериканцы – 32 процента (+4 процентных пункта) и азиаты – 34 процента (+7% процентных пунктов). 2024 год он вновь встретил с улучшенными показателями среди этих же групп. По данным январского опроса Саффолкского университета, за него готовы проголосовать уже 39 процентов латиноамериканцев (+7 процентных пунктов с 2020 года), а декабрьский опрос GenForvard показывает, что потенциальный электорат бывшего президента среди афроамериканцев может достичь 17 процентов (+5 процентных пунктов с 2020 года). Однако в 2020 году улучшенных результатов среди расово-этнических групп было недостаточно. Тогда Трамп потерял поддержку независимых избирателей и жителей пригородов, хотя в 2016 году именно их голос стал решающим для его победы. 

Независимые избиратели – наиболее значимая потеря. Трамп проиграл в 2020 году после потери пяти штатов (Аризона, Джорджия, Мичиган, Висконсин, Пенсильвания) и одного из округов штата Небраска. Во всех этих местах в 2016 году Трамп набрал больше голосов среди независимых, чем Хиллари Клинтон в 2016 году. В 2020 году большинство этой электоральной группы проголосовало за Джо Байдена. 

Выборы в США и «холодная война 2.0»: выводы и перспективы для России
Дмитрий Суслов
В сентябре предвыборная президентская гонка в США вступила в финальную стадию. Позади конвенты Демократической и Республиканской партий, официальное номинирование Хиллари Клинтон и Дональда Трампа и выбор ими кандидатов в вице-президенты. Впереди – решающие два месяца, в том числе три тура официальных прямых дебатов между кандидатами, которые, скорее всего, и предопределят исход голосования.
Мнения участников


Конкур кандидатов 

Стоит уточнить, что для Трампа вопросы лояльности крайне важны и эта его особенность будет влиять на принятие решения по выбору вице-президента наравне с реальными стратегическими преимуществами кандидатов. 

Марджори Тейлор Грин, Мэт Гетц, Байрон Дональдс

Все близки к Трампу идеологически, но не апеллируют к политическому центру и даже теряют популярность в собственных штатах. У Трампа и так антирейтинг (растёт не его личная популярность, а недоверие к Байдену), поэтому ему незачем тащить на себе балласт в виде трёх не имеющих реального опыта госслужбы парламентариев, не особо популярных среди весомой части граждан США. Он может выбрать одного из них, например Дональдса, но этот выбор не только не даёт бывшему президенту стратегических преимуществ, но может даже навредить его шансам среди независимых избирателей и женщин в пригородах.  

Элиз Стефаник

Элиз Стефаник возглавляет республиканскую конференцию и уже заявила, что в случае поступления такого предложения от Трампа, с удовольствием согласится быть его вице-президентом. Одним из ощутимых преимуществ Стефаник может быть поддержка партийного аппарата, но тут она тоже Трампу ничего принципиально нового предложить не может. Бывший президент и так практически руководит Республиканской партией. 

В то же время Стефаник представляет в палате 21-й округ Нью-Йорка (в штате с 1988 года побеждают кандидаты в президенты от Демократической партии, с 1986 года в Сенате его также представляют исключительно демократы, с 2006 года только демократы побеждали на губернаторских выборах). В 2020 году Байден выиграл у Трампа в этом округе с перевесом в почти 23 процента. А Стефаник уже в 2022 году победила оппонента из Демократической партии с преимуществом в почти 20 процентных пунктов (с 59,2 процента против 40,8 процента). То есть она умеет бороться за голоса в преимущественно демократических штатах и гипотетически может быть полезна в борьбе за поддержку независимых. 

У её кандидатуры есть и другие преимущества, которые могут показаться Трампу более важными, чем способность привлечь голоса. Как третий по рангу республиканец в Палате представителей Стефаник сыграла одну из ключевых ролей в зачистке партии от антитрамповцев. В одном из интервью она и вовсе заявила, что не сделала бы того, что сделал бывший вице-президент США Майк Пенс 6 января 2021 года (то есть не сертифицировала бы победу Байдена на президентских выборах). 

Вместе с тем подобные высказывания могут сократить её шансы среди тех же независимых избирателей на общенациональном уровне.  

Сара Сандерс

Губернатор Арканзаса Сара Сандерс близка к Трампу. С 2017 года по 2019 год она была его пресс-секретарем и не отреклась от него после штурма Капитолия 6 января 2021 года. Бывший президент не забыл о верности и в 2022 году помог ей выиграть республиканские праймериз и губернаторские выборы в Арканзасе.

Сандерс, как и Стефаник, может похвастаться успешным опытом борьбы за голоса независимых избирателей. Но она представляет один из наиболее консервативных штатов, а там другая специфика независимых, чем на общенациональном уровне: в Арканзасе они более консервативны, а в целом в США – умеренны, относятся к политическому центру. 

Так же непонятно, согласится ли она баллотироваться вместе с Трампом. Сейчас она работает губернатором первый срок, он истекает в 2027 году. 

Рон Десантис, Тим Скотт

Бывшие противники номинанта часто становились его протеже на пути к Белому дому. Буш-старший в своё время был одним из главных конкурентов Рональда Рейгана за номинацию от партии. Нынешний президент Джо Байден взял в вице-президенты Камалу Харрис, которая, будучи участником демократических праймериз, выступала если не самым сильным, то одним из самых громких его критиков. Сам Байден, хоть и не очень долго, конкурировал с Обамой за демократическую номинацию в 2008 году, перед тем как стать его вице-президентом. Поэтому не исключено, что пул кандидатов, которых Трамп рассмотрит для «второй» позиции, ограничится его бывшими соперниками. 

Рон Десантис на протяжении почти одного года пытался сделать из себя проповедника «трампизма с человеческим лицом». Обоснование было простым: «Идеи Трампа хороши, но он не может победить, я – могу». Исходя из личностных особенностей бывшего президента только этого достаточно, чтобы вычеркнуть Десантиса из списка потенциальных кандидатов на пост вице-президента. Кроме того, не факт, что сам Десантис хочет быть вторым после Трампа, особенно когда у него есть возможность дослужить губернаторский срок во Флориде и баллотироваться в 2028 году как самостоятельному кандидату. 

Также нужно помнить, что в понимании Десантиса его главной отличительной чертой от Трампа является способность побеждать. Он буквально на каждом углу хвастался своим «историческим» результатом во время губернаторских выборов во Флориде в 2022 году. Десантис вряд ли хочет рисковать проиграть вместе с Трампом в 2024 году. А остаться «за бортом» в случае победы последнего он, в отличие от многих других кандидатов, может себе позволить. 

Кроме того, если Десантис собирается участвовать в выборах в 2028 году, то с учётом ограниченности полномочий вице-президента губернаторство во Флориде может позволить ему создать более весомое «портфолио» для привлечения избирателей через четыре года. 

Тим Скотт, в свою очередь, разве что прямо не говорит о вице-президентских амбициях. Действия делают это за него. Публичное признание в любви к Трампу, выступление в его защиту на различных телепередачах – всё это сигналы бывшему президенту. Кроме того, сразу после того, как Скотт вышел из гонки, он объявил о помолвке. Это событие из личной жизни вполне соответствует целям избирательной кампании. Раз Трамп позиционирует себя борцом за консервативные ценности, то его вице-президент (а значит, потенциальный преемник) не может быть холост. Кроме того, не стоит забывать, что Тим Скотт популярен среди избирателей-евангелистов, для которых семейные ценности носят не только духовную, но и политическую ценность. Но опять-таки у Трампа конкретно с этим электоратом проблем нет. Сложно сказать, насколько Скотт популярен среди независимых и темнокожих избирателей. Он не успел «засветиться» во время праймериз. Однако показная преданность Трампу может сыграть Скотту на руку.  

Никки Хейли

Основное преимущество Хейли – популярность среди независимых избирателей. Если о способности других претендентов привлечь эту группу можно только гадать, то многочисленные опросы и прошедшие праймериз и кокусы показали, что у Хейли это получается. Например, в Нью-Гэмпшире она получила поддержку 58 процентов местных избирателей, зарегистрированных в качестве независимых, и 71 процент голосов избирателей, которые относят себя к умеренному электорату. 

Есть и нюанс, ограничивающий значимость этих показателей. Поддержка Хейли обусловлена не столько её личной популярностью, сколько нежеланием этих избирателей голосовать за Трампа. Получается, что значительная часть нынешней «базы» Хейли может не проголосовать за неё, если она будет баллотироваться вместе с Дональдом Трампом. Опросы это подтверждают. Согласно совместному исследованию NBC News, Des Moines Register и Mediacom, проведённому в период с 7 по 12 января, 43 процента сторонников Хейли в Айове заявили, что будут голосовать за Байдена, если Трамп станет номинантом от Республиканской партии. 23 процента допустили, что отдадут предпочтение бывшему президенту. 

Таким образом, преимущество Хейли среди независимых и умеренных избирателей в рамках праймериз может быть ограничено во время общенационального голосования. Однако, учитывая практически равные шансы Байдена и Трампа на победу, даже относительное преимущество Хейли среди ключевой группы избирателей могло бы помочь Трампу победить на выборах. 

Но Хейли уязвима не только потому, что отказалась выходить из гонки за номинацию после поражения в Айове и Нью-Гэмпшире, но и из-за ужесточения риторики в отношении Трампа. Для него это может быть решающим аргументом, чтобы отказаться от её кандидатуры. 

Кристи Ноэм и Вивек Рамасвами

Бывший претендент на республиканскую номинацию предприниматель Вивек Рамасвами и губернатор Южной Дакоты Кристи Ноэм, согласно результатам опроса в рамках консервативного форума CPAC, были признаны наиболее желаемыми претендентами на должность вице-президента (оба набрали по 15 процентов). 

Рамасвами идеологически и риторически ближе всех к Трампу. Однако он не апеллирует ни к одной из важных электоральных групп или демографий. Во время участия в праймериз его рейтинг не достиг и 10 процентов. Яркое выступление на дебатах могло отозваться в душе ультраконсервативного электората, но их поддержка у бывшего президента и так в кармане. Исходя из этого, Вивек выглядит вполне активным и веселым, но – с точки зрения избирательной выгоды – бесполезным дополнением к Трампу. 

Кристи Ноэм представляет железно республиканский штат. С 1940 года в США президентские выборы состоялись 21 раз. И только один раз (в 1964 году) в штате победил кандидат-демократ – Линдон Джонсон. С 1978 года на губернаторских выборах там побеждали только республиканцы. На выборах в Конгресс (особенно в Сенат США) у демократов было больше успехов, но с середины 2010-х годов республиканцы доминируют и на этом уровне. Согласно сайту госсекретаря штата, на 1 февраля 2024 года там проживают 300 964 республиканца, 145 518 демократов, 87 916 независимых. Иначе говоря, это надёжный республиканский штат, поэтому довольно трудно отследить, насколько будет способствовать кандидатура Ноэм популярности Трампа среди ключевого электората – независимых.  

Тулси Габбард

Новость о том, что Трамп рассматривает кандидатуру Габбард – сюрприз (хотя не очень понятно, насколько он был искренен, когда подтвердил это). Она не просто была конгрессвумен от Демократической партии и боролась за номинацию от неё же в 2020 году. С 2013 года по 2016 год Габбард занимала пост заместителя председателя Национального комитета демпартии (DNC, отвечает за избирательную стратегию партии на всех уровнях: от районных выборов до выборов президента). Несмотря на низкие результаты во время демократических праймериз 2020 года, Габбард удалось привлечь к себе свет софитов. Дело было не столько в её достижениях или особенностях биографии, сколько в критике, обрушенной на Габбард со стороны партийных мастодонтов. Так, Хиллари Клинтон чуть ли не прямо назвала Габбард ставленником России. В 2020 году она заявила, что в Москве якобы «присматриваются» к Габбард как к возможному третьему кандидату, который мог бы оттянуть голоса у Байдена и таким образом гарантировать второй срок Трампу. Несмотря на то, что никаких доказательства бывшая госсекретарь не представила, мейнстримные СМИ начали активно обсуждать эти домыслы. 

Внешнеполитические взгляды Габбард во многом сходятся с теми, которые высказывал сам Трамп в 2015–2016 годах. Она против военного вмешательства США в дела других стран. В частности, в своё время она выступала против попыток Вашингтона отстранить от власти Башара Асада. Что касается России, то Габбард настаивает на необходимости развивать отношения, прежде всего посредством диалога. Кроме всего прочего, она выступила против одностороннего выхода США из ДРСМД в 2019 году. Но в 2014 году она активно поддерживала санкции в отношении Москвы и даже считала меры, принятые тогдашним президентом США Бараком Обамой, недостаточными.

В 2022 году она вышла из Демпартии и официально зарегистрировалась как независимая. 22 февраля она выступила на ежегодном форуме консерваторов CPAC, где похвалила Трампа за то, что он продолжает сражаться с элитами. Она также вспомнила о своей дружбе с Байденом и сказала, что он просто не сможет выдержать давления службы в качестве президента. Видимо, она приняла приглашение Трампа в соревнование за пост вице-президента. 

Габбард способна привлечь голоса женщин в пригородах. Её взгляды не чужды и весомой части умеренных и независимых избирателей. Кроме того, она имеет не только довольно серьёзный политический бэкграунд, но и военный. В 2004 году её отправили в Ирак, где она прослужила до 2005 года. Позже с 2008 года по 2009 год она служила в Кувейте. Кандидаты, имеющие опыт службу в вооруженных силах, часто обладают гандикапом на выборах в США. Так, во время промежуточных выборов 2022 года в Сенат и Палату представителей баллотировались 197 кандидатов, ранее служивших в ВС США. Из них 85 (43 процента) выиграли выборы в своих штатах и округах.

Кроме того, выбор в качестве вице-президента независимого кандидата (не состоит ни в одной из двух основных партий) мог бы отозваться в умах избирателей, готовых отдать предпочтение кому-либо, кроме демократов и республиканцев.  

Итог 

Несмотря на видимое превосходство над Байденом, Трампу будет трудно победить в ноябре. Республиканцы и их электорат расколоты, решения по уголовным делам в отношении Трампа, активизация электората демократов, разные «чёрные лебеди» (учитывая возраст двух главных кандидатов) – всё это ограничивает успехи Трампа в колеблющихся штатах. Как и в 2020 году, разрыв в количестве голосов может составить менее 5 процентных пунктов. Достаточно вспомнить, что в пяти штатах, в которых Трамп выиграл в 2016 году, но проиграл в 2020 году (Аризона, Висконсин, Джорджия, Мичиган, Пенсильвания), средний разрыв на последних выборах составил 1,02 процента голосов в пользу Байдена. 

Таким образом, несколько тысяч избирателей решат исход выборов. По количеству голосов избирателей в целом Трамп вполне может проиграть от 3 до 5 миллионов, но ему важно выиграть не по количеству, а по месту, и в этом плане независимые будут играть ключевую роль. Для привлечения последних, как показывает практика, не годятся партийцы и идеологи до мозга костей. Сам Трамп к 2020 году успел «отпугнуть» значительную часть умеренных и неопределившихся избирателей, отдавших ему свой голос в 2016 году. Он сделал это ради сохранения и укрепления контроля над «ядерным» электоратом. Это дало свои плоды – номинация от Республиканской партии у него в кармане. Но этих же избирателей будет недостаточно для победы на общенациональных выборах, поэтому Трампу нужен человек, который будет апеллировать не к краям политического спектра, а исключительно к центру.

Президентские выборы в США и их влияние на глобальное управление
Гленн Дисэн
Мир внимательно наблюдает за президентскими выборами в США, поскольку они будут иметь значительные последствия для глобального управления. У Джозефа Байдена и Дональда Трампа совершенно разные взгляды на то, как следует управлять мировым порядком и как США должны реагировать на свой относительный упадок. Байден стремится восстановить однополярность с идеологическими экономическими и военными блоками, укрепить лояльность союзников и маргинализировать противников. У Трампа более прагматичный подход: он считает, что система альянсов требует чрезмерных затрат и ограничивает свободу дипломатического манёвра, пишет Гленн Дисэн, профессор Университета Юго-Восточной Норвегии.
Мнения участников

 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.