Глобальные альтернативы – 2024
Протесты фермеров в Европе и экологическая повестка

Все факты говорят в пользу зелёных и левых. Земля быстро нагревается, а социальное неравенство возрастает. Но ни левые, ни зелёные не предлагают решений, вселяющих уверенность, не говоря уже о защите. Только у крайне правых есть нарратив, которому люди доверяют и в который хотят верить: «Без мигрантов всё снова будет хорошо, а экология вообще не проблема». Если мы не будем бдительны, экологическая катастрофа придёт к нам под прикрытием крайне правых, пишет Франсин Меструм, президент НПО «Глобальная социальная справедливость», член совета директоров CETRI, Бельгия.

В последние недели крупные европейские страны столкнулись с массовыми фермерскими протестами. Дороги и города были заблокированы, что не так уж сложно для фермеров на тяжёлых тракторах.Эти протесты имели некоторые особенности, о которых стоит упомянуть.

Во-первых, подавляющее большинство населения в целом поддержало действия фермеров, хотя это значительно осложнило их повседневную жизнь. Это выглядит необычно. Когда профсоюзы или борцы с потеплением пытаются заблокировать дорогу или доступ к шоссе, быстро возникает недовольство, а полиция готова применить водомёты. Возникает вопрос: почему в этот раз всё иначе и что это означает?

Во-вторых, поддержка этих действий была общей, независимо от неоднородности фермерского сообщества. Скотоводы, растениеводы и свиноводы работают в очень разных условиях, и их проблемы невозможно объединить. Требования фермеров столь же неоднородны, как и сам сельскохозяйственный сектор. Некоторые указывают на закупочные цены, другие – на сельскохозяйственную политику Европейского союза, третьи – на слишком жёсткие экологические правила.

В-третьих, в этих протестах не фигурирует один фактор – глобальные продовольственные рынки. Там доминирует небольшая группа транснациональных корпораций, которые больше зарабатывают на финансовых спекуляциях, чем на самих «сырьевых товарах». Рынок существует, но это не свободный рынок. А после начала конфликта на Украине и введения санкций против России этот рынок серьёзно пострадал, что привело к тяжёлым последствиям для изрядной части европейских фермеров. Но об этом почти никто не говорит.

Между тем реакция правительств ЕС и Европейской комиссии вызывает беспокойство. Переговоры с группами фермеров продолжаются, но всё указывает на то, что пострадает в итоге окружающая среда. Некоторые «жёсткие» меры были отменены. Это признак растущей негативной реакции на экологическую политику, имеющей явное политическое измерение. Точно так же, как и в случае с движением «жёлтых жилетов» во Франции два года назад, важную роль здесь играют крайне правые.

«Жёлтые жилеты» и французский триколор: от экологии к политике
Анна Барсукова
События во Франции окрасили в особый цвет прошедшую осень. Акции «жёлтых жилетов», которые начались с недовольства столь популярными в Европе экологическими изменениями, стали источником внутренних политических требований и добавили новых оттенков в развитие Пятой Республики.
Мнения участников


Само собой разумеется, что экологические решения имеют экономические последствия. Они затрагивают интересы граждан, которые хотят сохранить свои автомобили или не имеют достаточно денег для утепления своих домов, а также интересы фермеров, которые хотят использовать пестициды для увеличения прибыли.

Уже ясно, что экологическое движение выступает за гораздо большее, что просто за здоровую окружающую среду. Последнее неизбежно требует одновременной социальной компенсации и другой экономики, способной заботиться о людях и природе. Речь идёт о социальных изменениях, что по определению является гигантской задачей.

Можно с уверенностью сказать, что правота экологического движения подтверждена наукой. Однако левые, которые уже более столетия пытаются добиться перемен, знают, что «правоты» недостаточно.

Если люди не хотят отказываться от автомобилей, а фермеры хотят использовать пестициды, то это не потому, что им не хватает знаний об опасных последствиях бензиновых двигателей и химии, а потому, что они предпочитают игнорировать эти знания, опасаясь потерять доходы и комфорт. Поэтому так важна стратегия.

В передаче знаний экологическое движение преуспело, в психоэмоциональном перевороте – нет.

На фоне растущего протеста против экологической политики постепенно добиваются успеха крайне правые. Они лучше, чем кто-либо другой, знают, как использовать социальное недовольство, как сказать фермерам, что им не нужно меняться, как распространять через социальные сети фейковые новости о раздувании «экологического пузыря» и «естественном характере» происходящего. Забастовки фермеров получили широкую поддержку крайне правых политических сил. Во Франции «Национальное объединение» зарабатывает очки на фермерском сопротивлении. Фермерско-гражданское движение в Нидерландах открыто продвигает консервативные структуры и политику. Во Фландрии фермеров поддерживает Фламандский блок, вообще ничего не говорящий об окружающей среде, что равносильно отрицанию этой проблемы. В Германии широкую поддержку протестующим оказывала «Альтернатива для Германии».

Короче говоря, зелёному движению по всей Европе необходимо серьёзно задуматься над стратегией и над аргументами, используемыми для убеждения людей. Это нужно не столько для выживания экологического движения, сколько для предотвращения экологической катастрофы. Экологическое движение значительно окрепло в последние годы, но, к сожалению, подавляющее большинство людей, компаний и правительств по-прежнему не действуют должным образом. Если мы не будем бдительны, экологическая катастрофа придёт к нам под прикрытием крайне правых.

Поэтому вопрос «Что делать?» остаётся весьма актуальным. Единственный рецепт, который мы пока слышали, – это «меньше потреблять» и больше заботиться о «качестве жизни». Это может показаться разумным, но так ли уж это правильно? Энергетический переход на деле потребует больше неископаемой энергии, а глобальный спрос продолжает расти. При этом у сотен миллионов людей в мире нет даже прикроватной лампы. Поэтому, чтобы сделать «снижение потребления» осмысленным, хорошо бы точно знать, до какой степени? Может ли каждый человек в мире иметь минимальный доступ электроэнергии и сохранять при этом процветание? Если ответ «нет», то мы должны знать, как менять поведение людей.

Глобальные альтернативы – 2024
Последствия климатических изменений в 2023 году
2023 год стал годом климатических рекордов по всему миру. Налицо риски экстремальных погодных условий. К концу этого столетия от трети до половины населения мира – от трёх до шести миллиардов человек – может быть вытеснено за пределы «пригодного для жизни региона».
Инфографика


Обещания «большего счастья» и «качества жизни» не вызывают доверия и не являются достаточными. Люди продолжают водить машины, есть мясо, ходить в супермаркеты. Опять же, это происходит не из-за недостатка знаний, а из-за того, что немецкий политолог и экоактивист Тадзио Мюллер называет Verdrängung (вытеснение), то есть из-за нежелания знать и отторжения конкретных выводов. Это чистая психология. Гулять по лесу и слушать птиц приятно и весело, но и съездить в Барселону – тоже. Прежде всего это означает, что социальная политика, сопровождающая борьбу с изменением климата, должна быть достаточно сильной. Климатическая справедливость и социальная справедливость идут рука об руку – об этом постоянно говорят, но слишком неконкретно. Что касается фермеров, то если единственной альтернативой будет крах сельскохозяйственного производства в нынешнем виде, большинство из них не согласится. Речь идёт об их средствах к существованию.

Все факты говорят в пользу зелёных и левых. Земля быстро нагревается, а социальное неравенство возрастает. Конечно, эти проблемы не единственное, что усиливает влияние крайне правых. Миграция также играет важную роль. А самой важной причиной, видимо, является общее социальное недовольство, потеря доверия к политическому классу, который совершенно бессилен перед лицом корпоративной глобализации и политики жёсткой экономии, которую он одобрил на международном уровне. В нынешней ситуации главным образом правит страх. Люди боятся растущей незащищенности, боятся мигрантов и беженцев, боятся войны, боятся экологических катастроф. Обеими руками они цепляются за то, что хорошо знают и что защищало их в прошлом. Они отвергают всё, что угрожает тому немногому, что вселяет в них уверенность. Ни левые, ни зелёные не предлагают новой уверенности, не говоря уже о защите. Только у крайне правых есть нарратив, которому люди доверяют и в который хотят верить: «Без мигрантов всё снова будет хорошо, а экология вообще не проблема».

Повторим ещё раз: зелёные и левые правы, но им необходимо разработать стратегию, которая позволит убедить людей в их правоте.

Успех крайне правых отчасти объясняется отсутствием у левых и зелёных вызывающего доверие нарратива. Умение прислушиваться к потребностям людей было бы очень полезно. Нужно говорить о работе, справедливости, бедности и неравенстве, а также о широкой социальной защите, хорошей жизни при материальном процветании, распределении и перераспределении. Необходимо приложить усилия, чтобы создать убедительный нарратив для людей, которые сопротивляются неопровержимым фактам и слепо выбирают катастрофу.

Мораль и право
Экология как «чёрный слон»: вызовы климатической политики
3 декабря клуб «Валдай» провёл дискуссию «Глобальный политический климат: станет ли “зелёная” повестка приоритетом постковидного мира?», совмещённую с презентацией нового доклада Клуба «Климатическая политика в глобальном обществе риска».

События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.