Дипломатия после институтов
Политические и военные угрозы для справедливой многополярности: взгляд из Венесуэлы

Страны незападного мира должны создавать геополитические альтернативы, которые уменьшат влияние США на энергетические рынки и финансовые операции. Многосторонность и подлинное сотрудничество – это ресурсы для борьбы с незаконным односторонним подходом и гарантии того, что многополярность сможет развиваться на справедливой основе, пишет Карлос Рон, заместитель министра иностранных дел Венесуэлы по делам Северной Америки.

Наш мир движется к новому мировому порядку, который иногда называют «справедливой многополярностью». И на этом фоне мы должны признать, что трансформация не может не встречать сопротивления сил, стремящихся сохранить рушащееся однополярное мироустройство. Однако благодаря решительным и согласованным действиям стран, страдающих от однополярности, мы сможем продвинуться к глобальному равновесию, которого требует нынешний мир.

Новый Вашингтонский консенсус

В апреле этого года советник по национальной безопасности США Джейк Салливан выступил в Брукингском институте с весьма показательной речью, которая способна помочь нам понять текущий геополитический момент и его последствия для ключевых рынков ресурсов, в частности нефтяного рынка.

Салливан изложил идею о том, что неолиберальная глобализация в том виде, в котором она была закреплена Вашингтонским консенсусом, нежизнеспособна и для того, чтобы США и мир могли эффективно противостоять сегодняшним вызовам, необходим «новый Вашингтонский консенсус».

Задача США, по мнению Салливана, заключается в преодолении результата неолиберальной глобализации – то есть деиндустриализации, которая делает США более зависимыми от иностранных экономик, например от Китая. Салливан пришёл к выводу, что необходим новый консенсус, который даст толчок развитию экономики и вернёт процветание среднему и рабочему классам. Фактически речь идёт о том, чтобы использовать односторонние принудительные меры – то есть незаконные санкции – вместе с государственными субсидиями с целью содействия экономическому росту, основанному на военно-промышленной политике, одновременно с установлением ограничений для конкурентов.

Салливан указал на признаки упадка экономического лидерства США: растущее неравенство, экономическую стагнацию и тот факт, что США теряют превосходство в ключевых технологических секторах. США также вынуждены признать, что и Россия, и Китай быстро прогрессируют в военном и технологическом развитии, что стратегические природные ресурсы могут стать недоступными для американских игроков и что важные международные акторы, сотрудничающие, например, в рамках БРИКС+, рассматривают возможности построения новой финансовой архитектуры и дедолларизации. Теперь Вашингтон использует все имеющиеся у него инструменты, чтобы подорвать эти процессы. Свои интересы он продвигает, усиливая напряжённость в духе холодной войны.

«Новый Вашингтонский консенсус» Салливана призывает к внутренним инвестициям в военную промышленность, чрезвычайно зависящую от добычи нефти, поскольку США защищаются от того, что они называют «китайским шоком». Государственные инвестиции также направляются в области, где США могут вскоре потерять свою гегемонию: искусственный интеллект, квантовые вычисления, биотехнологии, полупроводники и критически важные ресурсы. В сочетании с жёсткой санкционной политикой, направленной на лишение доступа к ключевым технологиям и важнейшим ресурсам, эта стратегия должна усиливать экономический рост США и подрывать позиции их конкурентов.

Создание напряжённости вокруг нефти

Тот факт, что США заявляют о содействии энергетическому переходу, не меняет их потребности в контроле над нефтяными рынками. Нефть продолжает оставаться важным ресурсом для развития военной промышленности, а также для развития стран в целом. Вот почему США заинтересованы в контроле над энергетическим рынком и добиваются этого посредством незаконных санкций в отношении ряда стран – Венесуэлы, Ирана, России. Продолжающаяся специальная военная операция на Украине ещё больше затруднила доступ к источникам энергии, и для реализации новой стратегии США необходимы альтернативы.

Ещё в 2015 году ExxonMobil обнаружила запасы нефти в регионе Южной Америки, который на протяжении более ста лет был предметом территориального спора между Венесуэлой и Британией, позднее унаследованного Гайане. С тех пор как Гайана стала независимым государством, этот спор разрешался мирным путём через ряд дипломатических процессов. Однако ExxonMobil при поддержке Государственного департамента и Министерства обороны США начала добиваться морских концессий, которые Гайана не может предоставить по закону, поскольку граница не была урегулирована в рамках двустороннего процесса, предусмотренного Женевским соглашением 1966 года.

Этот шаг ExxonMobil, поддерживаемый США, создаёт политическую и военную напряжённость в Венесуэле и регионе. Венесуэла под руководством президента Уго Чавеса и президента Николаса Мадуро восстановила контроль над своими ресурсами и проводит политику, независимую от интересов Вашингтона. Наращивание напряжённости вдоль венесуэльской границы призвано не только задействовать новые ресурсы, но также угрожать Венесуэле и дестабилизировать обстановку в ней. ExxonMobil потеряла свои концессии в Венесуэле в 2007 году и в настоящее время финансирует действия Гайаны против Каракаса в Международном суде.

В этом году США участвовали в подготовке полицейских для Гайаны. Представители Южного командования США посетили страну в июле, а в сентябре состоялись совместные военные учения. 15 сентября Салливан встретился с президентом Гайаны Ирфааном Али и обсудил «кризис миграции и безопасности» в Венесуэле. В ходе последних дебатов на Генеральной Ассамблее Организации Объединённых Наций были заметны как беспрецедентная риторическая резкость Гайаны и её упорное стремление предоставить США концессии, так и поддержка Госдепартаментом действий Гайаны.

Таким образом, государственные и корпоративные акторы из США наращивают пограничную напряжённость в рамках усилий по контролю над ресурсами Венесуэлы. За последние 24 года они принимали против нашей страны много разных мер, включая незаконные санкции в отношении нефтяной промышленности. Венесуэла обладает крупнейшими в мире доказанными запасами нефти и считается ключевым энергетическим игроком в регионе. Она также является членом-основателем ОПЕК, стратегическим партнёром России и Китая и потенциальным членом БРИКС+.

Неудивительно, что в соответствии с принципами «нового Вашингтонского консенсуса» для предотвращения доступа конкурентов США к ресурсам Венесуэлы используется политическая и военная напряжённость.

Цены на нефть находятся в этом году на высоком уровне, увеличившись на 10 процентов только за сентябрь. На фоне роста цен на жильё в США можно ожидать, что они вызовут рост инфляции, в тем более что страны ОПЕК+ согласились сократить добычу до 2024 года. Это, несомненно, станет источником беспокойства, поскольку США готовятся в следующем году к решающим президентским выборам.

Политэкономия конфронтации
Конец сверхдержавной монополии может пойти на пользу США
Кристиан Уитон
Было бы ошибкой играть против Америки, даже если её возможность безнаказанно ошибаться уменьшается. Страна находится в гораздо лучшей форме, чем Европа. Вполне возможно, что Соединённые Штаты будут процветать и в дальнейшем, даже если их позиция не будет столь важной, считает Кристиан Уитон, старший научный сотрудник по стратегии и торговле Центра национальных интересов (США). Материал подготовлен специально к XIX Ежегодному заседанию клуба «Валдай».
Мнения участников


Создание зоны, свободной от односторонних принудительных мер

Недавние геополитические сдвиги, особенно влияние южноафриканского саммита БРИКС в августе, а также появление важной группы стран, осуждающих унилатерализм США и стремящихся вернуться к соблюдению принципов Устава ООН, которые ставят под сомнение идеи нового «основанного на правилах» порядка во главе с Вашингтоном, открывают новые возможности.

Группа друзей Устава ООН обсудила создание зоны, свободной от односторонних принудительных мер. Речь идёт о пространстве для взаимодействия между странами, на которые наложены незаконные санкции США (включая страны, которым угрожают вторичные санкции), где они смогут свободно осуществлять регулярную торговлю и инвестиционные операции через альтернативную систему. Это позволит бороться с экстерриториальным применением незаконных санкций и обеспечивать совместные экономические, коммерческие, юридические, политические и дипломатические действия, способствующие торговле, финансовым операциям, безопасной логистике и так далее. Это также поможет подготовить почву для согласованных многосторонних ответов на вопиющие нарушения международного права Соединёнными Штатами. Вместе с обсуждавшимися на саммите БРИКС инициативами, направленными на создание независимых финансовых инструментов, зона, свободная от односторонних принудительных мер, позволит консолидировать пространство энергетического рынка вне контроля США.

Будущие возможности

При вероятном сценарии повторной конфронтации на выборах между Трампом и Байденом цели нового консенсуса Салливана будут, похоже, актуальны независимо от исхода противостояния. Эта политика, исходящая от Агентства национальной безопасности, видимо, отражает общую враждебность по отношению к Китаю и конкурентам США в целом, а также необходимость обеспечить доступность энергетических и других ключевых ресурсов для поддержания экономического и технологического превосходства США.

Таким образом, в сложившейся ситуации мы можем прийти к трём важным выводам:

Во-первых, пока США используют односторонние принудительные меры в качестве инструмента внешней политики, Вашингтон будет продолжать попытки контролировать энергетический рынок и не допускать конкурентов к ресурсам, которые могли бы помочь им превзойти США в ключевых областях.

Во-вторых, существует «новый Вашингтонский консенсус», продвигаемый американскими стратегами национальной безопасности и направленный на восстановление технологического лидерства США посредством государственных инвестиций для финансирования военно-промышленной политики, ключевым фактором в рамках которой является доступ к нефти. Для этой цели будет использоваться политическое и военное давление, а также санкционный инструментарий.

И наконец, в свете этой новой политики страны иного мира должны создавать геополитические альтернативы, которые уменьшат влияние США на энергетические рынки и финансовые операции.

Многосторонность и подлинное сотрудничество – это ресурсы для борьбы с незаконным односторонним подходом и гарантии того, что многополярность сможет развиваться на справедливой основе. Текущая конъюнктура предоставляет возможность для создания новых независимых финансовых инструментов и международной зоны, свободной от односторонних принудительных мер и от давления США, где страны смогут безопасно осуществлять необходимые для своего развития транзакции.

Мировая экономика
Дедолларизация: миф или реальность?
Марсель Салихов
Дедолларизация мировой финансовой системы продолжится. Этому будет способствовать развитие технологий в финансовой сфере. Центральные банки будут стремиться проводить прямой клиринг друг с другом, не используя напрямую валюты развитых стран. В будущем цифровые валюты центральных банков смогут также использоваться для международных операций, снижая издержки для экономических агентов. Однако этот процесс будет происходить достаточно медленно, полагает Марсель Салихов, директор Центра экономической экспертизы НИУ ВШЭ.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.