Политэкономия конфронтации
От Ближнего Востока до Украины. Принципиальная веха

Тактические выигрыши от конфликта на Украине оборачиваются для Вашингтона крупным дипломатическим поражением в виде умножения числа влиятельных противников там, где были все условия этого избежать. Для ЕС стратегические издержки конфликта, при наличии своих тактических преимуществ, оказываются ещё большими. Нельзя исключать того, что в таких условиях США и их союзники пересмотрят свои идеи о победе над Россией любой ценой. Большой вопрос в том, пересмотрит ли свои подходы Москва, пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.

Обострение палестино-израильского конфликта – индикатор нарастания разбалансировки существующей системы международных отношений. Эта разбалансировка характеризуется появлением новых и возобновлением застарелых конфликтов с масштабными человеческими жертвами и рисками дальнейшей эскалации. Претендуя на международное лидерство и роль гаранта существующего международного порядка, США не смогли превентивно помешать разрастанию очередного конфликтного очага. Пока сохраняется вероятность того, что новый кризис удастся изолировать, не допустив его разрастания в конфликт между крупными региональными игроками. Однако сам факт возникновения кризиса говорит о том, что ткань порядка, возникшего после холодной войны на обломках биполярной системы рвётся всё чаще и чаще. Штопать образующиеся разрывы становится сложнее.

События на Ближнем Востоке отодвинули на задний план медийной повестки боевые действия на украинском направлении. Между тем и там развитие ситуации вряд ли говорит в пользу прочности постбиполярного статус-кво. Признаком такой прочности могло бы стать возвращение России к статусу побеждённой державы и окончательного закрепления итогов распада Советского Союза. Однако факты говорят о другом. Широко разрекламированное и купленное дорогой ценой наступление украинской армии своих задач не достигло. Российская армия медленно, но неотвратимо наращивает давление на фронте. Экономические санкции не привели к краху российской экономики – несмотря на большой ущерб, она быстро адаптируется к новым условиям. Политически изолировать Россию тоже не вышло. Для западных партнёров украинских властей конфликт становится всё более дорогим. Его цена в будущем может нарастать с учётом выбивания у ВСУ техники советского производства и ростом потребностей в новых поставках. Экономика Украины также требует внешних вливаний на фоне военных потерь, демографического провала и сохраняющихся управленческих проблем, включая коррупцию.

Если бы украинский конфликт был единственной проблемой США в контроле постбиполярного порядка, то рисков для него, возможно, было бы меньше.

Западные союзники могли бы сконцентрировать на противодействии Москве всю свою мощь. Но его расползание на других направлениях серьёзно усложняет проблему. Ресурсы приходится распылять не только на сдерживание Китая, но и на тушение пожаров там, где они вроде бы не должны были вспыхнуть. С большой вероятностью Вашингтон сможет оказать Израилю значительную военную и дипломатическую помощь, ограничив очередную вспышку конфликта. Но каждый такой пожар требует концентрации материальных и финансовых ресурсов, которые ограничены даже для такой державы, как США. Тем более что есть и другие нерешённые проблемы.

Так, провалом закончились многолетние усилия по недопущению военного роста КНДР. Пхеньян обладает теперь как ядерным оружием, так и его носителями. Кризис российско-американских отношений даёт КНДР шанс для манёвра – возможное наращивание сотрудничества с Россией будет идти в разрез с целями США, тогда как ранее Москва была для Вашингтона куда меньшей проблемой на данном направлении.

Политэкономия конфронтации
Россия – Запад: ставки растут
Иван Тимофеев
Возвращения в реальность 2021 года не будет. Очевидно, что Россия сделает всё возможное для защиты нового территориального статус-кво, а также для максимального подрыва военного потенциала Украины. Очевидно и то, что Запад сделает всё возможное для истощения России. О причинах и следствиях текущего конфликта пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.
Мнения участников


Похожая ситуация и с Ираном. Выход США из СВПД в 2018 года не привёл к отказу Ирана от своих позиций по ракетной программе и политике на Ближнем Востоке. Более того, он создал условия для возвращения Ирана к ядерной программе. И в случае КНДР, и в случае Ирана военное решение проблемы вряд ли является оптимальным.

Остаются и другие тлеющие пожары. Афганистан во многом забыт, но враждебные США и Западу силы там крепнут. В Сирии правительство Башара Асада сохраняет власть, несмотря на санкции и попытки изоляции. В Африке союзники США утрачивают своё влияние. Никуда не исчезли террористы, наркоторговцы, транснациональные преступные сети. Бороться с ними можно было в условиях тесной координации с другими крупными игроками, согласовывая с ними политику на базе Совета Безопасности ООН. Но былой уровень доверия подорван. А в условиях «гибридной войны» с Россией и нарастания противоречий с Китаем эффективно противодействовать указанным проблемам будет сложнее.

Вместе с тем для постбиполярного порядка именно украинский конфликт представляется ключевым. Начало специальной военной операции в 2022 году давало США целый ряд тактических преимуществ. У Вашингтона появился мощный рычаг влияния на союзников в Европе. НАТО получила новое дыхание, идёт процесс расширения альянса. Долгое сопротивление крупных европейских стран настойчивым призывам США наращивать оборонные расходы и закупки вооружения, наконец, сломлено. Милитаризация Европы будет идти быстрыми темпами. Платить за неё европейским странам придётся самим, отвлекая ресурсы от гражданских направлений. Сложились условия для хотя бы частичного захвата американцами европейского рынка энергоносителей: то, о чём бывший президент США Дональд Трамп мог только мечтать, свершилось практически в одночасье. Ещё одним важным тактическим успехом стал тотальный контроль над Украиной. Именно от США во многом зависит её способность вести военные действия и поддерживать экономику. Контроль Украины или значительной её части сводит на нет перспективы возрождения «советской империи», по крайней мере на европейском театре.

Однако стратегически украинский конфликт поставил США перед серьёзными проблемами. Главная из них – потеря России как возможного союзника или, по крайней мере, как державы, не мешающей США. На рубеже XX и XXI веков для такого взаимодействия с Москвой сложились все условия. Более того, сама Россия была готова к равноправным партнёрским отношениям с США при условии учёта её интересов, особенно на постсоветском пространстве. Москва явно не ставила перед собой целей «возрождения СССР» и не стремилась к переформатированию постсоветского пространства. По всем ключевым вопросам глобальной повестки Россия долгое время либо сотрудничала с США, либо воздерживалась от активного противодействия. Можно долго спорить о том, кто виноват в нарастании взаимной конфронтации, – позиции сторон здесь прямо противоположны.

Важны результаты: Соединённые Штаты в итоге получили в число непримиримых противников крупную державу в лице России.

Москва выстраивает тесные связи с Китаем, возвышение которого в Вашингтоне считают долгосрочной угрозой. Цена конфликта с Россией для США будет измеряться не только и не столько поддержкой Украины, но и огромной стоимостью сдерживания российско-китайского тандема, а также издержками тех проблем, которые Россия будет с тем или иным энтузиазмом создавать США. Тот факт, что сама Россия несёт издержки и потери, никак не улучшает положения Соединённых Штатов.

В сухом остатке тактические выигрыши от конфликта на Украине оборачиваются для Вашингтона крупным дипломатическим поражением в виде умножения числа влиятельных противников там, где были все условия этого избежать. Для ЕС стратегические издержки конфликта, при наличии своих тактических преимуществ, оказываются ещё большими. Здесь играет роль и географическая близость конфликта, и более весомые риски безопасности в случае намеренного или ненамеренного военного столкновения с Россией. Китай, наоборот, укрепляет свои позиции. Пекин получил спокойствие протяжённых границ на севере, крупный российский рынок, распыление американских ресурсов.

Нельзя исключать того, что в таких условиях США и их союзники пересмотрят свои идеи о победе над Россией в украинском конфликте любой ценой. Большой вопрос в том, пересмотрит ли свои подходы Москва.

Россия настроена на долгосрочную борьбу за свои интересы. Уровень доверия к любым западным предложениям стремится к абсолютному нулю. Подгорание американского лидерства на других «конфорках» мировой политической кухни ещё в большей степени снижает мотивацию поддерживать какие-либо компромиссы без полноценного учёта российских интересов. Развязка украинского конфликта, когда бы она ни произошла, будет принципиальной вехой того порядка, который складывается у нас прямо на глазах.

Политэкономия конфронтации
Асинхронная многополярность: управляющие параметры и векторы развития
Иван Тимофеев
Многополярный мир не может наступить с условного понедельника или четверга – он уже давно начал превращаться в реальность. Одни элементы порядка формируются быстрее других. Сегодня мы имеем дело именно с такой асинхронной динамикой. Разная скорость изменений отдельных элементов несущей конструкции порождает трение и сопротивление материала. Чтобы хотя бы частично управлять изменениями, требуется понимание их управляющих параметров и векторов развития, пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.