Дипломатия после институтов
Нужно разрешить отложенный кризис в Европе сейчас

Можно ли создать стабильную систему безопасности, основанную на требованиях малых стран с максималистскими запросами? Что если Россия ответит симметричным аргументом? Например: «Куба – наш самый важный внешнеполитический приоритет. Пока безопасность Кубы не будет гарантирована, мы не будем обсуждать с США никаких других вопросов». Именно так сейчас поступают США в отношении России, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

В 2015 году, когда, как мы ещё недавно считали, российско-американская конфронтация переживала свой пик, на сенатском обсуждении оборонного бюджета сенатор-демократ Джек Рид с большой досадой заявил, что американские средства, направленные на изучение политики России, упали на опасно низкий уровень. «Сегодня становится до боли очевидным, – констатировал сенатор, – что мы либо неправильно понимаем действия России, либо не можем интерпретировать шаги, которые не должны быть для нас удивительными и загадочными. Дополнительные инвестиции в эту область крайне необходимы».

По прошествии семи лет приходится констатировать, что российская политика на Западе истолковывается примитивно. Считается, что российское руководство пытается воссоздать Советский Союз и видит необходимость в постоянной экспансии. Искажённая интерпретация мотивов российской внешней политики привела к тому, что в Европе возникла почва для системного кризиса. Соединённые Штаты видели основную цель своей европейской политики в поддержке максималистcких требований государств Балтии, Украины и Польши к России. Военно-политические интересы Франции, Германии или, скажем, Португалии оказались менее значимы, чем жалобы Эстонии и Литвы на Москву.

Однако возможно ли создать стабильную систему безопасности, основанную на требованиях малых стран с максималистскими запросами?

Что если Россия ответит симметричным аргументом? Например: «Куба – наш самый важный внешнеполитический приоритет. Пока безопасность Кубы не будет гарантирована, мы не будем обсуждать с США никаких других вопросов». Именно так сейчас поступают США в отношении России.

Москва согласна, что интересы безопасности малых стран важны, но стоит рассматривать интересы безопасности всех участников системы, включая наиболее крупных. История холодной войны ясно показывает, что такая устойчивая система регулирования конфронтации и разрешения конфликтов возможна.

Раз за разом предложения России о создании инклюзивной системы безопасности в Европе игнорировались. Одной из причин неспособности прислушаться к российским предложениям является то, что с точки зрения геополитики время по-разному структурировано для России и Запада. На Западе оно привязано к внутренним избирательным циклам. Текущая администрация в Вашингтоне не ощущает себя связанной обещаниями предыдущей. Цикличность смены национальных интересов в Вашингтоне усугубляется межпартийной борьбой: границы разумного взаимодействия с Москвой для одной партии могут быть абсолютно неприемлемыми для другой. Напротив, для России геополитическое время измеряется эпохами, начало которых отсчитывается от крупных исторических событий – войн, мирных соглашений, политических катаклизмов.

Эпоха после окончания Второй мировой войны была основана на нескольких формальных и неформальных соглашениях, например о разделе сфер влияния в Европе. Некоторые из них были согласованы в устной форме и никогда не были зафиксированы на бумаге.

Отсюда проистекает разочарование Москвы в отказе НАТО от своих обещаний не расширяться на восток: для России значение устных договорённостей конца 1980-х – начала 1990-х годов очевидно, хотя западные элиты ссылаются на чрезвычайный характер тех событий, имея в виду стремительное осыпание биполярного миропорядка. На Западе рассматривают то, что произошло в начале 1990-х годов, как время, когда слова не имели большого веса, потому что Запад «победил в холодной войне».

Слова нового канцлера Германии Олафа Шольца о том, что система безопасности в Европе не может быть нацелена против России, справедливы и правильны. К сожалению, события последних десятилетий говорят об обратном.

Для того чтобы остановить скатывание Европы в крупнейший военный кризис, необходимы деятельные усилия по достижению политического урегулирования между Россией и НАТО.

Важной основой таких переговоров должно быть обновлённое качество подготовки дипломатов, способных к углублённому анализу позиций партнёра и к конструктивной эмпатии. Разумеется, эти переговоры должны проходить в условиях равной заинтересованности сторон в достижении результата. Передавать потомкам решение главной проблемы европейской безопасности больше нельзя.

Дипломатия после институтов
Что дальше?
Андрей Сушенцов
Рутинный характер, в котором протекает крупнейший со времен нападения НАТО на Белград военный кризис в Европе, показывает, что международные отношения возвращаются к своей исторической норме, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.