Конфликт и лидерство
Мозговые центры и внешняя политика США

Имея более двух тысяч первоклассных аналитических центров, Соединённые Штаты допускают такие серьёзные внешнеполитические ошибки, как вторжение в Афганистан, Ирак и Ливию. Почему при принятии решений в важных ситуациях американские элиты не полагались на мнение видных экспертов в США, которые предупреждали о возможных последствиях? Разбирается Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Занимаясь американскими исследованиями уже больше пятнадцати лет, я не перестаю удивляться следующему парадоксу: как при таком значительном числе первоклассных аналитических центров – а всего их в США более двух тысяч – Соединённые Штаты допускают такие серьёзные внешнеполитические ошибки, как вторжение в Афганистан, Ирак и Ливию или предательство союзного правительства Хосни Мубарака в Египте в 2011 году в пользу исламистов, чтобы затем поддержать военный переворот против последних.

Каждая из этих внешнеполитических ошибок нанесла серьёзный ущерб американской мощи и стоила значительных средств американскому налогоплательщику. Одно только вторжение в Ирак и Афганистан по совокупным затратам сопоставимо с ВВП страны из первой десятки мирового рейтинга. Разумеется, ни Ирак, ни Афганистан не обладают сколько-нибудь сопоставимыми ресурсами, чтобы вознаградить американское военное вторжение. Возникает вопрос: почему при принятии решений в столь важных ситуациях американские элиты не полагались на мнение видных экспертов в США, которые предупреждали о возможных последствиях. Попробуем ответить.

Право, власть и сила прецедента в международных отношениях
Рейн Мюллерсон
Нынешние дискуссии, в том числе недавно прошедшее ежегодное заседание Валдайского клуба и реакция на него, привлекли внимание к проблеме международного права и, в частности, к следующим двум важнейшим вопросам: может ли международное право исполнять своё предназначение (и даже существовать как таковое) в отсутствие равновесия сил на международной арене? Какую роль в этой области играет прецедент? Ниже приводятся некоторые соображения на этот счёт.
Мнения экспертов


Практика прикладного политического анализа в США наиболее развита среди всех других стран. Она особенно процветает в той части, которая касается прикладного анализа и прогнозирования. Передовые исследовательские практики опираются на методы анализа переговоров, оценки интересов сторон, анализа международной среды и доступных участникам международных ситуаций ресурсов, сопоставительный анализ их взаимных стратегий. Эти и другие методы развивались на американской почве на протяжении всего ХХ века, но особенно интенсивно после Второй мировой войны. В 2005 году Нобелевскую премию получил американец Томас Шеллинг, специалист-международник, автор работ по игровому моделированию международных кризисов и соавтор концепции сдерживания.

Особенно активно в США развиваются исследования в области прогнозирования. Хорошо разработаны четыре основных подхода к снижению международной неопределённости.

Первый из них и наиболее распространённый – логико-интуитивный. Этим путём исследователи проецируют наблюдаемые тенденции в будущее и выдвигают аргументированные предположения о том, как они будут развиваться на краткосрочном и среднесрочном горизонтах. Ежегодные прогнозы развития международных отношений выпускают такие известные коммерческие аналитические центры, как Центр стратегических и международных исследований (CSIS), агентство Eurasia Group во главе с Яном Бремером, агентства Stratfor и Geopolitical Futures.

Вторая группа подходов опирается на методики симуляции и сценарных игр, которые разработаны крайне детально и дают вполне убедительный результат. При опоре на эти методики Национальный разведывательный совет США готовит регулярный доклад «Глобальные тренды», который содержит как среднесрочный, так и долгосрочный прогноз международных отношений. Исследовательская группа Питера Шварца в середине 1980-х годов подготовила сценарный анализ развития мирового энергетического рынка, одна из ветвей которого строилась на вероятности крушения Советского Союза. В 2010 году эта же группа выпустила сценарный прогноз, предполагающий наступление планетарной пандемии вирусной инфекции, вполне убедительно описав её возможные последствия.

Сценарный анализ будущего российской политики был предложен Клиффордом Гэдди и Майклом О’Хэнлоном в статье Toward a “Reaganov” Russia. Согласно предположению авторов, в наиболее вероятном из сценариев наша страна будет склоняться к политической модели Соединённых Штатов в правление Рональда Рейгана – малое количество военных операций за рубежом, опора на консервативные ценности и инвестиции в оборонно-промышленный комплекс.

Третья группа подходов опирается на ширящееся распространение краудсорсинга – массового привлечения к прогнозу специалистов из разных областей, которым ставится закрытый вопрос о вероятности реализации того или иного события к конкретной дате. Наиболее крупный задел здесь у группы Филиппа Тетлока из Университета Пенсильвании, который с 1984 года реализует проект Good Judgment Project.

Наконец, четвёртый подход – это использование масштабных информационных систем, наиболее крупной из которых сейчас является Palantir. Изначально предназначенная для удовлетворения нужд военных, сейчас Palantir расширила своё применение для работы с большими объёмами данных любого происхождения.

Имея столь значительный задел в том, что касается методик анализа и прогнозирования, американская внешняя политика тем не менее продолжает совершать крупные ошибки. Чем они вызваны и как их можно объяснить?

Наиболее короткий ответ на этот вопрос состоит в том, что США могут позволить себе совершать настолько крупные просчёты, что для любой другой страны они оказались бы катастрофическими.

Лидерство Соединённых Штатов покоится на четырёх ключевых параметрах мощи: доминирование доллара в международных расчётах, беспрецедентная военная мощь, которая только в области ядерных вооружений может оспариваться Россией, привлекательный образ жизни и опирающаяся на него миграционная политика, которая ежегодно привлекает в страну тысячи талантливых переселенцев, и инновационная экономика, которая позволяет США удерживать лидерство в сфере технологий и боевых систем.

Если внешнеполитические ошибки не подрывают одну из этих четырёх опор, то Соединённые Штаты могут позволить себе их совершать без значительных последствий для себя. Внешнеполитический успех США связан не с рассудочными решениями, а с удержанием инициативы в международных делах и с возможностью продавить своё решение силой, постфактум упаковав его в красивую метафору о «борьбе свободы с несвободой».

Однако в такой ситуации значительные достижения американской аналитики оказываются невостребованными, поскольку удержание инициативы в политических процессах требует не рассудочности, а энергии и решимости для использования силы. В результате классические аналитические центры постепенно вытесняются advocacy think-tanks – мозговыми центрами, которые занимаются пропагандой или, иначе говоря, продвижением определённой политической платформы и формированием консенсуса вокруг неё. Задача этих мозговых центров – не выдвижение наиболее качественной или рассудочной линии, а выработка наиболее яркой, затрагивающей эмоции и мобилизующей на действие политики. США могут позволить себе столь безрассудное поведение, пока четыре основные опоры их глобального лидерства не подвергаются угрозе.

Российская угроза – психологический фантом Запада
Дэвид Лэйн
На Западе на Россию навесили ярлык «угрозы», но это злонамеренная выдумка. В действительности ни США, ни ЕС не могут рассматривать Россию в качестве источника идеологической, экономической или геополитической опасности. Причину таких умонастроений надо искать во внутренних структурах гегемонистских западных государств. Кто контролирует рычаги психологической и медийной войны? Кто получает выгоду от проведения такой политики? Об этом пишет Дэвид Лэйн, почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.