Корпорации и политика
Миграционный фактор на фоне пандемии COVID-19

Пандемия COVID-19 нанесла удар не только по мировой экономике в целом, но также и по её наиболее ценному активу, а именно – человеческому капиталу. В частности, одним из наиболее значительных последствий пандемии стало её масштабное воздействие на миграционные потоки и объёмы денежных переводов. О том, как развивающимся странам преодолеть финансовые и бюджетные проблемы, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор клуба «Валдай». 

Резкое сокращение денежных переводов усугубляет дисбалансы глобальной экономики, связанные с разрывом, образовавшимся между развитыми и развивающимися экономиками. Это, в свою очередь, требует согласованных действий со стороны мирового сообщества, прежде всего – многосторонних международных организаций, а также региональных институтов развития, которые должны оказать первоочередную помощь экономикам, пострадавшим от неблагоприятных последствий пандемии.

Из всех сегментов глобальной экономики наиболее непропорциональному воздействию кризиса и карантина подверглась сфера перемещения людей и денежных переводов. Пострадали трансграничные потоки капитала и товаров и международная торговля. Однако урон, нанесённый карантинными мерами человеческому капиталу и миграционному движению, выглядит куда значительнее.

Мораль и право
Глобальная мигрантофобия: как избежать войны всех против всех
Дмитрий Полетаев
Из-за пандемии коронавируса во многих странах мира у мигрантофобии открылось «новое дыхание». Формальной причиной для глобальной волны публичных проявлений мигрантофобии называют COVID-19, но все проявления нетерпимости к «чужим» и «иным», именуемым сейчас «виновниками распространения инфекции», существовали и до вируса. Теперь старые фобии – ксенофобия и мигрантофобия – распространяются вместе с инфекцией. Их публичные проявления становятся более частыми и резкими. Как справиться с этим, пишет Дмитрий Полетаев, директор Центра миграционных исследований, ведущий научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Мнения экспертов


По оценкам Всемирного банка, в 2020 году в мировой экономике объём денежных переводов сократится на 20%, причём наиболее существенное падение будет наблюдаться в Европе и Средней Азии (27,5%), а также в странах Африки южнее Сахары (23,1%), Южной Азии (22,1%), Ближнем Востоке и Северной Африке (19,6%)[1]. За последнее время это крупнейший спад в мировом масштабе.

Сокращение объёма денежных переводов – не единственный удар, нанесённый развивающимся странам в ходе нынешнего кризиса. Ещё одним последствием карантина и возвращения мигрантов в страны происхождения стал всплеск безработицы и давление на бюджет с целью расширения социальной поддержки и борьбы с нищетой. Низкая мобильность рабочей силы и застой на рынке труда способны усугубить социальные неурядицы и способствовать росту преступности. В некоторых случаях сроки карантинных мер продлеваются из-за второй волны пандемии. В развивающихся странах под их воздействием происходит дальнейшее ухудшение положения на рынке труда, сокращение доходов и рост нищеты.

По официальным данным, приток мигрантов в Россию сократился в апреле примерно на 50%, однако уже в мае начал увеличиваться, и численность мигрантов продолжала расти в третьем квартале этого года. Соответственно, во втором квартале объём денежных переводов был минимальным, но затем начал расти и в июле 2020 года достиг наивысшего уровня за последние годы. Приток и отток переводов парадоксальным образом оказывал воздействие на курс рубля: в апреле, на пике кризиса, вследствие сокращения переводов давление на рубль ослабло, но в дальнейшем, когда ограничения были сняты, в связи с растущим объёмом переводов давление на рубль стало вновь возрастать. Разумеется, свою лепту внес и параллельный процесс сокращения/увеличения импорта и притока/оттока капитала.

Мораль и право
Как пандемия повлияет на могущество элит?
Ричард Лахманн
Элиты во всём мире, похоже, едины в своём стремлении ограничить свои расходы на борьбу с COVID-19, не говоря уже о компенсациях обычным рабочим за их экономические потери. Вопрос в том, приведут ли смертность, страх смерти и экономические трудности к мобилизации населения, и если да, то где это произойдёт? О том, как пандемия может изменить мир, пишет Ричард Лахманн, профессор социологии Университета Олбани.

Мнения экспертов


Денежные переводы имеют огромное значение для экономики Киргизии, Таджикистана, Грузии, Молдавии и Узбекистана. В Киргизии и Таджикистане, например, на переводы не так давно приходилось свыше 30% ВВП. Кроме того, значение денежных переводов ещё больше возрастает вследствие самого их размера и качественных характеристик, так как в отличие от официальной помощи развитию прямых иностранных инвестиций (ПИИ) и прочих трансграничных финансовых потоков, эти деньги целевым образом направляются тем, кто в них больше всего нуждается. Снижение объёма переводов на 20–30% для этих стран равносильно сокращению целевого долгосрочного финансирования, превышающего сумму ПИИ, либо ежегодных бюджетных средств на здравоохранение и образование.

Отрицательные последствия ожидают и развитые страны, где приток мигрантов помогал компенсировать убыль населения вследствие неблагоприятной демографической обстановки.

Пандемия и карантинные меры повлияли и на приток высококвалифицированных мигрантов, что, по-видимому, отрицательным образом сказалось на производительности в трудоёмких и высокотехнологичных секторах. Изоляционизм и закрытость, ставшие следствием пандемии, могут затруднить возврат к политике, проводимой в предкризисный период, которая предусматривала приток мигрантов для восполнения убыли рабочей силы.

В заключение следует отметить, что в условиях пандемии в развивающихся странах миграционный фактор негативно влияет на платёжный баланс, бюджет, рынок труда и развитие человеческого капитала. Ситуация требует вмешательства со стороны глобального сообщества, которое должно поддержать страны, особо пострадавшие от сокращения миграционных потоков и объёмов денежных переводов. Глобальным и региональным институтам развития необходимо разработать комплексную стратегию по оказанию помощи развивающимся странам в преодолении финансовых и бюджетных проблем, вызванных сокращением притока денежных переводов.

Конфликт идей и идентичностей
Социальное измерение «глобального всеобщего достояния»: можно ли преодолеть неравенство в мире?
Олег Барабанов, Антон Беспалов, Ксения Ибрагимова, Василий Колташов, Дмитрий Полетаев, Екатерина Саворская
Термин «глобальное всеобщее достояние», или Global Commons, едва появившись, сразу получил многозначное толкование. В узком смысле слова под ним понимается окружающая среда. Согласно другой версии, он включает в себя и социальное общее достояние человеческого общества: доступ к здравоохранению, пищевой корзине, комфортной городской и общественной среде и так далее. А в самой радикальной и глобальной трактовке одним из его компонентов является и планетарное единство человеческого рода. Авторы доклада раскрывают социальное измерение Global Commons.
Доклады
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.