Think Tank
Что делать, если либеральный порядок подходит к концу? Многосторонность для малых, средних и великих

Сегодня мир сталкивается с более сложным и нестабильным сценарием, чем тот, с которым мы имели дело в последние десятилетия. Это результат пандемии коронавируса, а также возрождения национализма и серьёзного стратегического спора между США и Китаем. Эти тенденции могут положить конец либеральному порядку – периоду, когда Вашингтон и его основные союзники продвигали глобализацию, либеральную демократию и международные организации, пишет Франсиско де Сантибаньес, генеральный секретарь Аргентинского совета по международным отношениям (CARI). Статья подготовлена в рамках проекта Think Tank в продолжение онлайн-сотрудничества между Международным дискуссионным клубом «Валдай» и Аргентинским советом по международным отношениям (CARI).

Подобный переход способствует усилению неопределённости. В результате сегодня нам нужно больше международного сотрудничества, чем в прошлом. Почему? Отчасти потому, что многосторонний подход, который можно определить как скоординированную работу государств для достижения общей цели, способствует диалогу между государственными деятелями из разных стран. Этот обмен мнениями и информацией, обычно происходящий на таких форумах, как «Большая двадцатка» и Организация Объединённых Наций, помогает устранить недопонимание, способствующее неопределённости и беспорядку.

Международное сотрудничество уже сыграло ключевую роль во время экономического спада 2008 года, предотвратив его трансформацию в глобальную депрессию. В то время G20 стала форумом, где президенты и министры могли координировать свою денежно-кредитную, торговую и фискальную политику. Более того, многосторонность также позволила государствам противостоять новым вызовам. Хорошими примерами этого являются как Парижское соглашение 2016 года по борьбе с изменением климата, так и цели в области устойчивого развития, продвигаемые Организацией Объединённых Наций.

Мультилатерализм также способствует созданию и применению глобальных и региональных правил. После окончания Второй мировой войны был создан ряд организаций с целью регулирования поведения государств. Приведём пример: если одна страна налагает торговые ограничения на другую, Всемирная торговая организация может разрешить потерпевшей стороне наложить санкции по принципу взаимности. Эти правила приносят стабильность, не только способствуя инвестициям и торговле, но также улучшая благосостояние общества.

Многосторонность особенно важна для средних по размеру стран, поскольку позволяет им сидеть за несколькими столами, за которыми принимаются или, по крайней мере, обсуждаются решения. Это позволяет им как минимум оставаться в курсе, а в некоторых случаях даже ограничивать (в коалиции с другими государствами) поведение великих держав, которые в поисках определённой степени легитимности могут пойти на уступки.

Эта возможность стала особенно актуальной в настоящее время, поскольку переход от одного международного порядка к другому представляет собой возможность для средних государств формировать системные правила таким образом, чтобы это отвечало их интересам в ближайшие десятилетия. Если они не смогут этого сделать, их задавят требования мировых держав.

Демократия и управление
Усталость от Америки: можно ли жить так, как будто США не существует?
Тимофей Бордачёв
В мире нарастает «усталость от Америки» и её хаотичного поведения. Авторитетные эксперты предлагают жить так, как будто США не существует, или проводить, по меньшей мере на словах, политику «отстранённости». Мы можем претендовать на то, что ближайшие пять лет слабого президентства вне зависимости от того, кто победит в ноябре, станут временем, когда с Вашингтоном будет невозможно говорить о серьёзных вещах, пишет программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв. Статья подготовлена в рамках проекта Think Tank в продолжение онлайн-сотрудничества между Международным дискуссионным клубом «Валдай» и Аргентинским советом по международным отношениям (CARI).

Мнения экспертов


Однако, несмотря на свою важность, мультилатерализм теряет влияние. В последние годы более националистическое поколение мировых лидеров, испытывающих недоверие к международной бюрократии, заставило многие государства сделать приоритетными свои краткосрочные интересы. В результате сотрудничество становится всё более затруднительным. А теперь конфликт между Китаем и Соединёнными Штатами представляет дополнительную угрозу: возникает вероятность того, что международные организации станут всего лишь инструментом, с помощью которого великие державы будут воздействовать на своих соперников. Возможный выход Соединённых Штатов из Всемирной организации здравоохранения из-за предполагаемого влияния Китая на этот орган является одним из примеров.

Учитывая эти трудности, как мы можем укрепить многосторонность и международные институты, которые её продвигают? Прежде всего, мы не должны повторять ошибок прошлого. Международные организации достигают своих целей, когда ограничиваются координацией действий своих государств-членов. Предыдущие попытки предоставить им более высокую степень автономии по отношению к государствам, которые в них входят, в большинстве случаев терпели неудачу и ослабляли процесс мультилатерализма.

Давайте рассмотрим случай с Организацией Объединённых Наций. Теоретически эта организация может создавать варианты и стимулы, чтобы избежать ненужных конфликтов между государствами, однако, когда она пыталась ограничить поведение великих держав, в большинстве случаев терпела неудачу. Например, Россия и Соединённые Штаты самостоятельно решали проводить военные операции за рубежом, и Организация Объединённых Наций не могла ничего сделать. Нечто подобное происходит с Евросоюзом.

Какое-то время европейские элиты воспринимали ЕС как проект, который в итоге может оказаться надгосударственным, подчиняющим страны-члены, развивая таким образом более сильное чувство общей идентичности, чем лояльность к национальному государству. Но в настоящее время ЕС переживает серьёзный кризис, поскольку население национальных государств отвергает это видение, ярким примером чего является Brexit. Таким образом, чтобы быть успешными, сторонники международного сотрудничества должны быть более реалистичными в отношении целей, которых могут достичь глобальные и региональные организации – и мультилатерализм в целом.

И один из способов быть реалистичным – продвигать форумы, такие как G20. В отличие от организаций, созданных после Второй мировой войны, G20 не нуждается в централизованной бюрократии и не требует от государств отказа от суверенитета. Это совместимо с пожеланиями консервативных и реалистически мыслящих лидеров, которые преобладают сегодня.

Почему «двадцатка» не спасёт мир
Андрей Кортунов
Для того, чтобы представлять всё человечество, «Большая двадцатка» слишком мала и слишком эксклюзивна, а для того, чтобы быть эффективным кризис-менеджером глобального уровня – слишком велика и разнородна. О том, почему прошедший саммит G20 не стал (а будущий не станет) поворотной точкой в объединении глобальных лидеров во имя противостояния общим вызовам и угрозам, пишет Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам.
Мнения экспертов


Фактически международный порядок, который, как представляется, формируется сегодня, имеет больше общего с консервативным порядком, существовавшим в Европе от поражения Наполеона до начала Первой мировой войны, чем с либеральным миропорядком. Судя по всему, правительства, более консервативные внутри и более реалистичные во внешней политике, возвращаются к системе, в которой лидеры регулярно встречаются для координации своих действий. Так было в эпоху Меттерниха – это одно из самых мирных и стабильных времён в истории международных отношений. Сегодня G20 отражает это понимание мировой политики, вероятно, лучше, чем любая другая международная организация.

Но есть некоторые очевидные различия между тем, что происходило в XIX веке, и нынешней ситуацией. Например, международная политика и экономика стали более сложными. Мы сталкиваемся с такими угрозами, как глобальное потепление и распространение ядерного оружия, – и в связи с этим нам необходимо координировать денежно-кредитную, торговую и фискальную политику. Это одна из причин, по которой такие учреждения, как Организация Объединённых Наций и Всемирная торговая организация, хотя и ставшие менее влиятельными, чем в прошлом, всё же должны играть важную роль.

Ещё один способ поддержать многосторонность – это укрепление региональных союзов. Фактически именно эти связи служат главной опорой региональных организаций.

В ближайшие годы такие альянсы и организации, возможно, будут помогать избегать региональной напряжённости, способствующей возникновению глобальных споров. Успешным примером таких отношений является союз, достигнутый Бразилией и Аргентиной в конце 1970-х, что не только принесло мир и стабильность в Южную Америку, но и позволило создать МЕРКОСУР – региональный таможенный союз. Однако этому сценарию может быть положен конец, если одно из этих государств решит встать на сторону Пекина, а другое – на сторону Вашингтона, приняв участие в их борьбе. Чтобы избежать этого, Буэнос-Айрес и Бразилиа, как и другие региональные державы, должны начать координировать свою внешнюю политику.

В заключение отметим, что, если либеральный порядок и подходит к концу, это вовсе не означает, что мы не должны стремиться жить в системе, основанной на правилах, позволяющих как малым, так и средним странам продвигать свои интересы. Таким образом, следует приветствовать дипломатические коалиции между этими странами, конечной целью которых является продвижение многосторонности.

Корпорации и политика
Возможен ли мультилатерализм в региональных интеграционных блоках?
Ярослав Лисоволик
Одной из самых странных загадок в международных экономических отношениях и нынешней системе глобального управления является отсутствие платформы, объединяющей региональные интеграционные блоки и их институты развития. Отсутствие горизонтальной координации и линий коммуникации между региональными интеграционными механизмами противоречит распространённости такой координации на других уровнях глобального управления, будь то между странами или между глобальными международными институтами, пишет программный директор международного дискуссионного клуба «Валдай» Ярослав Лисоволик. Устранение регионального разрыва в глобальном управлении может значительно расширить набор возможностей для новых экономических альянсов и экономической открытости в мировой экономике.

Мнения экспертов

 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.