Конфликт и лидерство
«Контроль над вооружениями для взрослых» пока слишком молод

Современный мир не пережил и десятой доли тех болезненных кризисов, которые стали основой для серии договоров об ограничении вооружений и для ядерного разоружения в 1960-х и 1970-х годах. А значит, не получен ценный опыт сдержанного поведения, не достигнуто осознание хрупкости мира. Другими словами, «контроль над вооружениями для взрослых», который США планирует предложить России и Китаю, пока слишком молод и условия для него не созрели, пишет Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай».

Президент США Дональд Трамп намерен предложить России и Китаю новую инициативу в области контроля над вооружениями. Эту новость обнародовал помощник госсекретаря США по международной безопасности и нераспространению Кристофер Форд. И хотя эта инициатива не успела обрасти деталями и скорее является яркой метафорой, чем субстантивным предложением, выступление Форда в лондонском Международном институте исследований безопасности (IISS) в феврале 2020 года позволяет взглянуть на его контуры.

Большую часть своей речи Форд посвятил критике философии контроля над вооружениями, которую, по его мнению, исповедует большая часть американских специалистов. Форд критикует их за излишне абстрактный подход к столь серьёзной теме и называет их дискурс «теологическим», указывая на то, что приверженность нормам международных договоров в сфере нераспространения они ставят выше, чем защиту национальных интересов США. В довольно резкой форме он называет дискурс контроля над вооружениями патологическим, совершенно неподходящим и даже опасным в качестве ответа на проблемы международной безопасности и вызовы современного мира.

По мнению Форда, ключевыми угрозами для американской безопасности являются растущая мощь Китайской Народной Республики и предполагаемое нарушение договоров об ограничении вооружений со стороны России. Предлагаемый администрацией Трампа подход он описывает как «контроль над вооружениями для взрослых», поскольку этот подход ставит на центральное место интересы безопасности США, а не «ложную праведность» соблюдения норм.

Россия и глобальные риски
Возможно ли создание новой многосторонней системы ограничения ядерного оружия?
Ричард Вайц, Тамара Колесникова
России и США пора переходить от двусторонних отношений времён холодной войны к созданию новой многосторонней системы ограничения ядерного оружия и разработки функциональных механизмов обеспечения взаимного контроля его исполнения. В обозримой перспективе, учитывая уверенное сближение России и Китая, Москва может играть важную роль в поддержании диалога с Пекином по повышению транспарентности и взаимопонимания между тремя супердержавами, пишут эксперты Ричард Вайц и Тамара Колесникова.
Мнения экспертов

Анонсируя грядущее предложение президента Дональда Трампа, Форд описал его как Инициативу в области создания среды для ядерного разоружения (Creating an Environment of Nuclear Disarmament, CEND). Назначением этой инициативы, по мнению Форда, станет создание таких условий, которые позволят странам, не обладающим ядерным оружием, не испытывать потребности его разрабатывать, а для государств, обладающих ядерным оружием, снизят значимость владения им. Этого предполагается достичь путём развития новых институтов, нацеленных на разоружение. Пока же эта цель не достигнута, ставится задача сокращения рисков и управления соперничеством между ведущими державами вплоть до момента, когда возникнут условия для всеобщего ядерного разоружения.

В картине мира, которую исповедуют президент Трамп, госсекретарь Помпео и его помощник Кристофер Форд, глобальная безопасность становится жертвой соперничества великих держав, из которых Соединённые Штаты, Россия и Китай обладают наибольшими запасами вооружений, способных уничтожить планету. В этой ситуации старые режимы ограничения вооружений и ядерного разоружения более не актуальны, поскольку не отвечают современным угрозам. Форд категорично предлагает поддерживать только те соглашения, которые реально работают, и призывает выходить из соглашений, которые нарушаются другими сторонами.

Новое видение ядерного разоружения кажется администрации Трампа реалистическим, поскольку ставит в центр внимания не «умозрительные проблемы соблюдения отживших норм», а реальные проблемы безопасности. Однако узким местом новой инициативы является то, что существующий режим ограничения вооружений и ядерного разоружения стал продуктом продолжительной исторической эпохи, которая началась гораздо более кроваво, чем современный мир.

55 лет Карибскому кризису и угроза ядерной войны сегодня
Олег Барабанов
8 сентября 1962 года в рамках секретной операции Вооружённых сил Советского Союза под кодовым названием «Анадырь» на Кубу была доставлена первая партия ракет Р-12. Нынешний юбилей Карибского кризиса может стать последним юбилеем мирового порядка с глобальным табу на использование ядерного оружия, а мир – вступить в совсем иную эпоху с реалиями ядерных взрывов. Ответственность за это будет лежать не столько на Ким Чен Ыне, сколько на Трампе.
Мнения экспертов

После Второй мировой войны Советский Союз и США прошли через череду крайне опасных конфликтов, зачастую ставивших вопрос о существовании жизни на планете, – как, например, Карибский кризис. Отшатнувшись от края пропасти, Советский Союз и Соединённые Штаты осознали, что без взаимообязывающих соглашений о сокращении вооружений мир и стабильность на планете будут зависеть от решений младших офицеров на линии соприкосновения сторон. Продолжающиеся прокси-конфликты в разных частях мира побудили две страны к переговорам и заключению серии исторически важных соглашений.

Сегодня профессиональное сообщество российских и американских дипломатов, экспертов, технических специалистов и военных, которое сформировалось вокруг этого дипломатического процесса, с болью наблюдает за эрозией и распадом этих соглашений. Тезисы Кристофера Форда направлены, прежде всего, против этой группы специалистов и разделяемой ими оценки ситуации.

Однако Форд слишком забегает вперёд. Предлагая демонтировать существующие режимы и создать новые, он упускает из виду, что современный мир не пережил и десятой доли тех болезненных кризисов, которые стали основой для серии договоров об ограничении вооружений и для ядерного разоружения в 1960-х и 1970-х годах. А значит, не получен ценный опыт сдержанного поведения, не достигнуто осознание хрупкости мира. Если соперничество великих держав действительно является ключевой современной тенденцией, то мы находимся в самом начале болезненного пути, который должен привести к зрелому режиму контроля над вооружениями.

Другими словами, «разоружение для взрослых» пока слишком молодо и условия для него не созрели. Но никто из нас не заинтересован в том, чтобы эти условия созрели слишком быстро. Мир без катастрофических войн и конфликтов лучше мира, который вынудил страны создавать эти эффективные режимы ограничения вооружений. Не лучше ли пока отказаться от демонтажа систем, которые и так неплохо работают?

Есть ли жизнь после смерти контроля над вооружениями?
Андрей Кортунов
Долгое время в экспертном сообществе не хотели верить даже в гипотетическую возможность смерти контроля над вооружениями. И у нас, и на Западе эксперты исходили из того, что «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Соответственно, основное внимание было сосредоточено на задачах сохранения ядерного статус-кво, сложившегося в общих чертах ещё в прошлом веке. Как загнать ядерного джина обратно в бутылку? Каким образом остановить цепную реакцию распада? На каких рубежах можно удержать оборону от наступающего ядерного хаоса? Сегодня перспектива мира без контроля над ядерными вооружениями слишком реальна, чтобы о ней не думать или чтобы от неё отмахиваться. Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД), предлагает несколько правил, которые способны сделать жизнь в новых условиях чуть менее опасной и чуть более комфортной для всех.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.