Политэкономия конфронтации
Евразийский экономический союз – новые перспективы гуманитарного сотрудничества

Одна из основных задач России в рамках ЕАЭС – максимально полно использовать потенциал Союза для развития новых направлений сотрудничества. Однако до недавнего времени вопросы гуманитарного и культурного взаимодействия в рамках ЕАЭС оставались на периферии, хотя отдельные направления в этих областях могут способствовать повышению эффективности и ускорению экономической интеграции, полагает Екатерина Чимирис, руководитель Центра социально-политических исследований Института развития интеграционных процессов ВАВТ.

В текущем году Россия – председатель Евразийского экономического союза. В сложных условиях нарастания конфронтации в мире эта роль накладывает особые обязательства на нашу страну. Одна из основных задач в рамках ЕАЭС, как её видят и формулируют лидеры нашей страны, – максимально полно использовать потенциал Союза для развития новых направлений сотрудничества. Однако до недавнего времени вопросы гуманитарного и культурного взаимодействия в рамках ЕАЭС оставались на периферии интеграционной повестки. Мы хотели бы обратить внимание на то, как отдельные направления в этих областях могут способствовать повышению эффективности и ускорению экономической интеграции.

В 2015 году Евразийская экономическая комиссия как основной институт евразийской интеграции всячески сторонилась любых упоминаний о каких-либо дополнительных интеграционных инициативах, кроме сугубо экономической повестки. Это было связано с несколькими аспектами.

Во-первых, с прагматическим – «дорогой» в плане транзакционных издержек процесс интеграции и согласования позиций не предусматривал дополнительные ресурсы на размышления о том, в каких ещё сферах можно было бы наладить сотрудничество. Во-вторых, сразу же после появления проекта ЕАЭС в западном сообществе появилась идея о реинкарнации СССР в новом варианте, и ЕАЭС необходимо было дистанцироваться от этого образа.

Сейчас, когда процессы экономической интеграции вышли на устойчивое плато, важно найти дополнительные факторы для стимулирования прогрессивного роста кооперации в области торговли, промышленности, новейших разработок. Как ни странно, такого рода дополнительные стимулы лежат отнюдь не в политической плоскости, а в гуманитарной сфере.

Более того, с учётом новых международных условий перед интеграционным проектом ЕАЭС встал целый ряд вызовов, с которым сложно справиться без привлечения дополнительных направлений интеграции. Это касается более системного сотрудничества в сфере науки, культуры, формирования благоприятного институционального климата в области бизнес-кооперации и взаимодействия НКО.

Стремление максимально дистанцироваться от любой иной тематики, кроме экономической, сыграло с ЕАЭС злую шутку. Под общую гребёнку отказа от любой повестки, кроме экономической интеграции, попали не только политические вопросы, которые действительно на данном этапе представляются не столь актуальными и слишком чувствительными, но и широкий спектр культурных и гуманитарных направлений. С другой стороны, евразийская интеграция настолько глубоко погрузилась в экономический детерминизм, что любые сложности и препятствия в интеграционных процессах стало принято описывать только экономическими методами и в этой же сфере искать возможные решения. Наиболее ярко данный феномен заметен в публикациях СМИ, когда наиболее частные новости о ЕАЭС содержат данные о росте взаимного товарооборота, и не более. При этом не учитываются нарастающий языковой барьер, социокультурные особенности ведения бизнеса, особенности политической культуры стран-партнёров и тому подобное.

Почему опасен экономический детерминизм, когда речь идет об анализе причин замедления интеграционных процессов? В данном случае ключевую роль играет понимание взаимосвязанности всех областей жизни. Это звучит банально, но каждый раз, когда речь заходит о перспективах развития евразийской интеграции, об этом неоспоримом факте забывают.

Экономическое развитие напрямую связано с особенностями культуры, повседневными практиками, ценностями и традициями.

Не всегда ключевым фактором при заключении соглашения или бизнес-сделки выступают рациональные аргументы. Часто решающим фактором может стать взаимное понимание на уровне социокультурных аспектов. При формировании долгосрочного партнёрства важно не только понимание рациональной выгоды, но и общее пространство доверия.

Ключевая ошибка в восприятии наших партнёров по ЕАЭС и в целом СНГ – мнение о том, что они мыслят так же, как и мы, потому что мы все «родом из СССР». Практика показывает, что это далеко не так. В каждой из стран есть своя специфика, которую необходимо учитывать, помимо экономических показателей.

Вопрос дополнительных аспектов интеграции становится всё более актуальным сейчас, поскольку анализ даже открытых данных опросов общественного мнения показывает если не рост негативного отношения к ЕАЭС, то увеличение доли населения, которое разочаровывается в интеграции, не готово выражать своё отношение к ЕАЭС, умалчивает свою позицию по этому вопросу. В частности, такие результаты дают опросы Кавказского барометра по Армении и Центральноазиатского барометра по Казахстану и Киргизии.

Азия и Евразия
Евразийская интеграция: целеполагание в условиях геополитического шторма
Сергей Рекеда
Идея современной «прагматичной» евразийской интеграции стала плодом эпохи расцвета глобализации – Евразийский экономический союз должен был стать инструментом эффективного встраивания России с ближайшими партнёрами в мировую экономику наряду с Европейским союзом, Китаем, лидерами Юго-восточной Азии. Однако сегодня на первый план выходят иные задачи интеграции – укрепление экономической безопасности и суверенитета в целом, пишет Сергей Рекеда, доцент Базовой кафедры евразийской экономической интеграции Института права и национальной безопасности РАНХиГС при Президенте РФ, директор Центра изучения перспектив интеграции.
Мнения участников


Обозначим основные направления, которые способны стимулировать экономическую интеграцию неэкономическими методами, но при этом не претендуют на активную политическую повестку. В настоящий момент вопрос о развитии интеграционной повестки по этим направлениям встал наиболее остро.

Оговоримся, что в рамках развития неэкономических областей интеграции можно выделить направления, способные помочь достигнуть необходимого состояния системы, при котором экономические контакты станут выгодными для участников интеграции. Также нужно обозначить механизмы и методы достижения этих целей.

Развитие человеческого капитала

Это вопрос, который встаёт довольно остро во всех странах ЕАЭС по целому ряду причин. Для Центральной Азии это в первую очередь проблема увеличения доли молодёжи среди населения и необходимости дать этим людям достойное образование. В связи с этим академическая мобильность – инструмент, который показал свою эффективность. Задача максимум в этой области – формирование единого образовательного пространства. Обучение в другой стране даёт не только необходимый уровень образования, но и позволяет накопить социальный капитал.

Развитие интеграции в области образования становится актуальным на фоне активной политики ЕС, Китая, США, Турции на пространстве Северной Евразии. Эти страны развивают политику обучения языку, формируют совместные образовательные программы. Показательно, что в Казахстане одна из магистерских программ по евразийским исследованиям ведётся в партнёрстве с Университетом Висконсин-Мэдисона. В этом плане было бы логично развивать подобные партнёрские программы между вузами государств – членов ЕАЭС.

Формирование доверия

Один из важнейших аспектов развития экономики – формирование доверия. Институциональные экономисты и специалисты в области политических процессов отмечают, что доверие – самый эффективный способ снижения транзакционных издержек в процессе экономического взаимодействия. Доверие формируется несколькими способами. Во-первых, опыт позитивного взаимодействия и предсказуемость поведения партнёра. Во-вторых, развёрнутое полноценное знание о партнёре. Именно интенсивное и реальное сотрудничество в области культуры и публичной дипломатии способно сформировать знание и взаимопонимание между агентами экономической интеграции в странах ЕАЭС.

Формирование единого интеграционного дискурса

Формирование единого интеграционного дискурса не только в формате специализированного языка чиновников, но и на уровне общественности и СМИ – ещё одна важная задача на текущем этапе интеграции. В свете этого важной становится деполитизация языкового вопроса. Стремление национальных элит стран постсоветского пространства отстроиться от русского языка как доминирующего понятна – через отрицание намного проще сформировать идентичность. Однако русский язык необходим как язык межнационального общения, коммуникации между государствами-членами. Возможными решениями в этой области могут стать развитие двуязычия, поддержка национальных языков через выпуск текстов на двух или нескольких языках Союза.

При этом важно не только обучать русскому языку и культуре государства ЕАЭС, но и открывать для россиян культуру государств-членов, переводить на русский язык памятники литературы Армении, Казахстана, Киргизии, Белорусии.

Реализация указанных направлений – отдельная долгосрочная цель, которая сейчас актуализируется Россией и призвана вывести интеграционные процессы на новый уровень.

Единство и связанность. В Томске проходит III Центральноазиатская конференция клуба «Валдай»
III Центральноазиатская конференция клуба «Валдай» проходит в Томске 16–17 мая. Председатель Совета Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий во вступительном слове отметил, что мир переживает глобальные изменения. Турбулентность захлестнула все регионы, что определило необходимость переориентация политики России.
События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.