Данные – это новая нефть. Цифровая стратегия ЕС как заявка на глобальное лидерство

В условиях четвёртой промышленной революции данные являются основой экономического развития. Говорят даже, что данные – это новая нефть. Соответственно, каждое государство заинтересовано в контроле собственных «месторождений данных» как политически значимого и экономически оспариваемого ресурса. Таким образом, принятие Цифровой стратегии ЕС обеспечивает цифровой суверенитет ЕС и ограничивает возможности влияния в цифровой среде США, которые в последние годы всё менее привержены союзническим обязательствам по НАТО, пишет Елена Зиновьева, доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России.

19 февраля 2020 года Евросоюз представил новую цифровую стратегию. Согласно документу, ЕС планирует стать одним из глобальных лидеров в сфере управлении данными. Как отмечают эксперты, создание единого европейского рынка данных призвано повысить глобальную конкурентоспособность ЕС и снизить зависимость стран ЕС от транснациональных корпораций, прежде всего, базирующихся в США.

С экономической точки зрения значимость контроля и управления данными в XXI веке бесспорна. Данные являются основой экономического развития в условиях четвёртой промышленной революции, будучи необходимым ресурсом для развития таких технологий, как искусственный интеллект и машинное обучение.

Однако, несмотря на то, что сама концепция четвёртой промышленной революции была предложена в ЕС (её автором является швейцарец Клаус Шваб, а реализована она была впервые в Германии) и ЕС обладает передовыми позициями в области ряда высокотехнологичных производств, на глобальном рынке данных и в сфере искусственного интеллекта, положение ЕС достаточно слабое. По оценкам ЮНКТАД, в 2019 году 90% рыночной капитализации современных цифровых платформ приходилось на компании из США и Китая, а доля Европейских компаний составила всего 4%. США и Китай также являются лидерами в области развития искусственного интеллекта, что связано с большими объёмами персональных данных, к которым компании этих стран имеют доступ. Если китайские компании ориентированы на внутренние рынки (население Китая на 2018 год составило 1,3 млрд человек), то американские компании собирают и обрабатывают данные в глобальном масштабе – так, количество пользователей Facebook на 2018 год – 1,5 млрд человек. Вместе с тем на 2018 год население стран ЕС составило 512 млн человек, что ограничивает возможности со стороны европейских компаний бросить вызов американским и китайским конкурентам – как в области контроля над данными, так и в отношении развития технологий искусственного интеллекта.

Эра 5G: технологии как ресурс геополитического лидерства
Елена Маслова
Основная дилемма, которую предстоит разрешить Европе, состоит в том, каким образом сочетать риски в отношении безопасности, якобы исходящие от компании Huawei, евроатлантическую солидарность с желанием внедрить новую передовую технологию, которая имеет решающее значение для развития собственной экономики и общества, пишет эксперт клуба «Валдай» Елена Маслова.
Мнения экспертов

Сложившаяся ситуация вынуждает страны ЕС искать альтернативные подходы к обеспечению лидерства в новой цифровой реальности. Одним из таких подходов может быть регуляторное лидерство – первенство в области выработки транснациональных стандартов работы с данными, в том числе в вопросах защиты персональных данных, на которые другие страны будут ориентироваться или копировать их. Современная цифровая экономика остро нуждается в подобных стандартах, однако ни США, ни Китай не готовы их предлагать, опасаясь подорвать экономический потенциал своих высокотехнологичных гигантов.

Цифровая стратегия ЕС, являясь заявкой на цифровое регуляторное лидерство, может не только повысить привлекательность европейских рынков для внешних инвесторов и расширить экономические преимущества европейских высокотехнологичных компаний на глобальных рынках, но и укрепить мягкую силу ЕС.

Ещё одним значимым аспектом новой стратегии является проблематика обеспечения цифрового суверенитета. В основе популярной сегодня концепции цифрового суверенитета, которую обсуждают не только в Иране (в контексте ограничения влияния американских цифровых компаний), но и в США (применительно к китайской компании Huawei), лежит вопрос контроля над трансграничными потоками данных, как стратегически значимой области. Проблематика цифрового суверенитета особенно актуальна ещё в силу того, что, согласно популярной в академической и экспертной среде точке зрения, политическое лидерство на международной арене во многом будет опираться на технологическое превосходство в области развития искусственного интеллекта.

Становится популярной метафора, согласно которой «данные – это новая нефть», и каждое государство заинтересовано в контроле собственных «месторождений данных» как политически значимого и экономически оспариваемого ресурса. Таким образом, принятие данной стратегии приближает и ещё одну цель – обеспечивает цифровой суверенитет ЕС и ограничивает возможности влияния в цифровой среде США, которые в последние годы всё менее привержены союзническим обязательствам по НАТО.

Дело Huawei: у них шпионы, у нас – разведчики?
Иван Тимофеев
Государственный департамент США разместил в своём русскоязычном твиттере ролик об угрозах 5G технологий. Основной угрозой в ролике прямо называется китайская компания Huawei. Материал построен на серии обвинений против компании и призывает держаться от неё подальше. Такой материал вполне мог быть размещен в СМИ или на сайте неправительственной организации. Однако сегодня под ним подписывается и выпускает государственное внешнеполитическое ведомство. Подробнее о последствиях подобной пропаганды – в материале Ивана Тимофеева, программного директора клуба «Валдай».
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.