Cмотреть
онлайн-трансляцию
Think Tank
Ключ без права передачи

Вообще-то Санкт-Петербургский форум – экономический. Но экономика – это люди. А люди живут в коммуникациях. В свою очередь, коммуникации переживают радикальные перемены. И всё то, что люди добывают с помощью экономики, неизбежно отражается в коммуникациях. Потому нам необходимо переосмыслить положение главного субъекта экономики – человека – в новой информационно-коммуникационной среде, в мире больших данных. 

Дискуссия разворачивается вокруг прав человека в упомянутом новом мире, прежде всего – вокруг права на частную жизнь, на самостоятельные поступки, на суверенность в действиях и суждениях.

Суть главной проблемы достаточно ясна: большие данные и коммуникации, в которые эти данные погружены, создают фантастические новые возможности. Тут и быстрота и лёгкость оборота денег, документов. Тут и новые возможности для бизнеса, который обретает доселе немыслимые знания о своих реальных и потенциальных клиентах. Тут и как минимум элементы искусственного интеллекта, позволяющего создавать совершенно новые и эффективные стратегии рыночного, да и не только рыночного, поведения. И ещё многое, многое другое. Так что получается какой-то новый блистательный мир, могущественный и светлый.

И этот мир был бы безупречен, если бы не было людей. Люди оказываются проблемой, причём проблемой сложной и разнообразной.

Есть люди, которые с помощью машин коллекционируют сведения о людях же. И есть люди, сведения о которых собираются, упорядочиваются, анализируются, используются. Строго говоря, они пересекаются между собой, но этим до поры до времени можно пренебречь.

Главное в том, как уравновесить очевидные выгоды от использования больших данных с естественным желанием человека сохранять частное пространство, действовать самостоятельно.

Можно, конечно, сказать, что право на частную жизнь – сравнительно недавнее изобретение, что в условиях, например, деревни XIX века это право если и существовало, то было крайне ограничено условиями жизни. Ещё можно добавить, что стремление к охране частной жизни – следствие греховной природы человека. Что совершенно честному человеку скрывать? Доходы его легальны, а поведение – нравственно. Что такому субъекту таить?

Увы, беда в том, что люди таковы, каковы они есть. То есть им свойственны агрессия, зависть, нетерпимость, взбалмошность и прочие, подчас сомнительные черты. История показывает, что те или иные особенности поведения, происхождения, вероисповедания часто становились причиной преследований, разрушавших огромное количество жизней в прямом и переносном смысле. И если и есть какой вектор в гуманитарном развитии мира, то это вектор постепенной эмансипации, обособления личности, обретения ей своего собственного, защищённого пространства.

И вот сегодня технологические успехи, призванные вроде бы сделать нашу жизнь легче, комфортнее, интереснее, бросают вызов нашему праву быть самими собой без опасных последствий. Это, если хотите, вопрос свободы человека, которая, как известно, может ограничиваться разве что свободой другого.

Большие данные, собранные о нас, оказываются в этом отношении весьма обоюдоострыми. В руках врача они могут помочь продлить нашу жизнь, а в руках жулика или манипулятора превратить её в ад.

Вот и возникает вопрос, как нам справиться с этим вызовом, как организовать сбор и хранение, контроль над использованием и доступом к этим данным? Как нам не дать возможности нечистоплотным людям использовать данные о нас, которые мы сами часто беспечно предоставляем? Как нам ограничить аппетиты сетевых гигантов, понимая при этом, что их эффективность во многом основана на использовании больших данных?

Увы, по всей видимости, простого ответа на эти вопросы нет. Хотя бы потому, что нет никаких общих правил регулирования в новой информационно-коммуникационной среде. Так, оборот больших данных носит международный характер, никаких границ здесь не существует. Но нет и общемировых правил, законы преимущественно национальные. Технологии, которые используются в новой среде, уже сейчас управляемы в неполной мере.

Тот же ковид показал, что общая безопасность требует рассекречивания части медицинских данных, например, сведений о прививках. Но пандемия показала и другое, – что достичь согласия в том, как обходиться с этими данными, как создавать и контролировать эти базы, крайне нелегко.

Регуляторная паутина
Андрей Быстрицкий
По всей видимости, регулирование интернета неизбежно. Вопрос в том, каково будет это регулирование, кто и как будет его осуществлять? Об этом пишет председатель Совета Фонда клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий.
От председателя


Проблема усугубляется ещё и крайней разнородностью субъектов сбора и хранения данных: это и частные компании, и государства, и общественные организации самых разных видов, и отдельные индивиды. И я уж не говорю об откровенных злоумышленниках. И совершенно не случайно идёт довольно серьёзная борьба за то, где именно – физически – должны храниться данные людей. Суды на эту тему проходят, можно сказать, во всех частях света.

В 1976 году в СССР вышел фильм «Ключ без права передачи». В сущности, он о данных, и даже о больших данных. И ещё о доверии. И о праве на частную жизнь. В фильме одна молодая и прогрессивная учительница (сейчас ей было бы под семьдесят) активно и очень откровенно общается с учениками, обсуждает с ними все вопросы на свете. Ученики записывают эти беседы на магнитофон. Запись попадает в руки одной из родительниц. А та передаёт эти записи в школу. Возникает ужасная ситуация: высказывания, сделанные в частных беседах, становятся публичными. И создают, понятно, серьёзные проблемы для всех. И ключ, который нельзя ни предавать, ни передавать, – доверие. Своего рода блокчейн, если хотите.

И потому, какие бы технические или юридические способы защиты данных мы ни создавали, без доверия проблема защиты нашей частной жизни решена быть не может.

Проблема «права на частную жизнь в условиях больших данных» сложна. Но необходимый элемент её решения – дискуссия, обсуждение этого сложного вопроса. О чём, собственно, и пойдёт речь на одноимённой сессии Валдайского клуба на ПМЭФ.

Статья подготовлена в продолжение сотрудничества с CARI в рамках Валдайского проекта Think Tank.

Диффузия свободы
Андрей Быстрицкий
Tempora mutantur et nos mutamur in illis. И в самом деле, времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Остается только надеяться, что в лучшую сторону. Однако первые дни третьего десятилетия ХХI века заставляют сомневаться, что мир хотя бы не устремился в пропасть, пишет председатель Совета Фонда клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий.


От председателя