Cмотреть
онлайн-трансляцию
Конфликт и лидерство
Ядерная сделка с Ираном: и повторится всё, как встарь?

Ситуация вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию иранской ядерной проблемы (СВПД) стремительно ухудшается. Выйдя из ядерной сделки и связав руки своим европейским партнёрам угрозой введения против них вторичных санкций в случае продолжения торгово-экономических отношений с Ираном, США наращивают усилия по развалу уникального нераспространенческого документа, пишет Александр Марьясов, российский дипломат, бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Иране.

Помимо усиления собственного экономического, политического и военного давления на Тегеран, Вашингтон ведёт активную работу по использованию международных политико-дипломатических инструментов для того, чтобы спровоцировать Иран на выход из СВПД. Он, в частности, пытается продавить через Совет Безопасности ООН решение о продлении истекающего в октябре этого года эмбарго на поставки в Иран вооружений. Отмена эмбарго предусмотрена Резолюцией 2231 СБ ООН, одобрившей СВПД. США также прорабатывают вопрос о возвращении международных санкций против Ирана, планируя использовать заложенный в СВПД механизм разрешения споров между участниками ядерной сделки, чтобы попытаться представить Тегеран главным нарушителем достигнутых договорённостей и добиться возобновления антииранских санкций. Правда, задействовать этот механизм могут только сами участники сделки. Вашингтон же, официально выйдя из неё, формально такое право утратил. Но он, безусловно, будет использовать любые юридические лазейки, чтобы добиться своего если не напрямую, то через своих европейских союзников, в очередной раз навязав им свою волю.

СВПД Шрёдингера: иранская ядерная суперпозиция
Андрей Баклицкий
В квантовой физике суперпозицией называют одновременное существование системы в двух взаимоисключающих состояниях. Электрон находится в двух местах сразу, ядро радиоактивного элемента и распалось, и не распалось, а всем известный кот Шрёдингера и жив, и мёртв в то же самое время. Последний пример в первую очередь красивая иллюстрация, в масштабах макромира квантовые эффекты не действуют. Но если поискать аналогии в сфере международной безопасности, то нельзя не заметить параллели с ситуацией вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе и с ирано-американскими отношениями в целом, пишет консультант ПИР-Центра, аналитик Института международных исследований МГИМО МИД России Андрей Баклицкий по итогам IV Российско-иранского диалога, который Валдайский клуб провёл 15 июля в партнёрстве с Институтом политических и международных исследований (IPIS).

Мнения экспертов


Для давления на Иран используется и МАГАТЭ. По согласованию с США европейские участники СВПД инициировали принятие Советом управляющих резолюции с требованием к Ирану строго соблюдать свои обязательства по соглашению о гарантиях и допустить инспекторов агентства на несколько ядерных объектов для проверки фактов «возможной незаявленной ядерной деятельности» Тегерана в прошлом. Поскольку Иран отказывается это делать, мотивируя свой отказ принятым агентством в 2015 году решением закрыть вопрос о прошлой ядерной деятельности Тегерана, США намерены склонять МАГАТЭ вести дело к передаче вопроса о «невыполнении Ираном своих обязательств» в СБ ООН для последующего принятия санкционных решений.

Обстановку накаляют и диверсии, совершённые против иранских ядерных объектов в Натанзе и Парчине, в организации которых подозревают Израиль и США.

Правительство Хасана Рухани, несмотря на растущую критику со стороны иранских консерваторов и радикалов, требующих резкой ответной реакции на давление США вплоть до выхода из СВПД, проявляет выдержку и не спешит облегчать американцам задачу изоляции Ирана. Принимая во внимание обостряющуюся внутриполитическую борьбу в США, иранский президент явно дожидается развязки президентской гонки. В случае победы демократа Джо Байдена, обещавшего вернуться в СВПД, Рухани и поддерживающие его иранские прагматики могут в оставшееся до президентских выборов в ИРИ время попытаться реанимировать ядерную сделку, если, конечно, обещания Байдена не являются чисто тактическим ходом в борьбе за президентский пост.

Шанс реанимировать СВПД ещё остаётся в том случае, если США не будут обусловливать своё возвращение в него новыми дополнительными требованиями, выходящими за рамки достигнутых в Вене в 2015 году договорённостей, а отложат их рассмотрение до создания более благоприятной атмосферы для обсуждения взаимных озабоченностей.

Вместе с тем, как следует из предвыборных заявлений Байдена, позиции демократов в отношении ядерной сделки с Ираном по существу мало чем отличаются от позиций республиканцев. Вряд ли демократическая администрация США вернётся в СВПД в его нынешней редакции. Если Байден пойдёт на переговоры с Ираном, он, скорее всего, будет добиваться пересмотра сроков ограничения ядерной деятельности Тегерана в сторону продления, возможно даже постоянного, а также поднимет вопрос об ограничении ракетной программы Ирана и прекращении его региональной активности. Практически это будут те же переговорные позиции, которые занимает сейчас Дональд Трамп, с призывами к Тегерану заключить новую, «лучшую» ядерную сделку. Даже склонному к разумным компромиссам Рухани будет невозможно согласиться с подобными требованиями без получения ответных серьёзных уступок и твёрдых гарантий их выполнения с американской стороны (что маловероятно).

Такое развитие событий неминуемо приведёт к поражению иранских прагматиков на предстоящих в 2021 году президентских выборах, маргинализации их роли во внутренней и внешней политике Ирана, захвату консерваторами и радикалами всех рычагов власти в стране.

В этом случае, как и в случае переизбрания Трампа на второй президентский срок и продолжения им жёсткого антииранского курса, новое радикальное правительство ИРИ при поддержке консервативного парламента, скорее всего, инициирует выход Ирана из СВПД и, возможно, из ДНЯО. Иран также активизирует различные направления своей ядерной деятельности, ускорит развитие ракетной программы и усилит поддержку проиранских группировок в регионе, чтобы укрепить свои позиции и козыри для новых переговоров с США и международным сообществом как по своей ядерной деятельности, так и по другим актуальным проблемам.

Таким образом, может повториться ситуация двухтысячных годов, когда после спровоцированного Вашингтоном провала переговоров по ядерной проблематике между евротройкой (Англия, Франция и Германия) и Ираном реформатора Мохаммада Хатами сменил президент-ультраконсерватор Махмуд Ахмадинежад, при котором иранская ядерная программа получила серьёзное развитие, а военное строительство и региональная активность Тегерана заметно активизировались.

Тогда Ирану и ведущим мировым державам удалось найти компромиссные решения по развязке иранской ядерной проблемы. Удастся ли это сделать в новых исторических условиях – большой вопрос.

Чем грозит свёртывание обязательств Тегерана по СВПД
Андрей Бакланов
Тегеран принял решение о начале третьего этапа свёртывания обязательств Тегерана по СВПД. Как представляется, этот шаг может привести к негативным последствиям, дальнейшей эскалации ситуации вокруг Ирана, в регионе в целом. Конечно, с эмоциональной точки зрения иранцев можно понять, пишет Андрей Бакланов, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов, помощник заместителя председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ.
Мнения экспертов

 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.