Турция и Россия в постамериканской Сирии: смогут ли они урегулировать разногласия?

Получив зелёный свет от Трампа по вопросу долгожданного военного вторжения в курдские районы на северо-востоке Сирии, где сосредоточены формирования так называемых Отрядов народной самообороны, Эрдоган быстро взялся за реализацию своей долгосрочной цели – создание зоны безопасности внутри этой страны. Хотя согласие Трампа имело решающее значение для вторжения турецких войск в Сирию, характер, глубина и протяжённость зоны безопасности будут в основном согласовываться Турцией с Россией, а не с США. И это определяет повестку дня сегодняшней встречи Путина и Эрдогана в Сочи, пишет Галип Далай, приглашённый профессор факультета политики и международных отношений Оксфордского университета, нерезидент Дохинского центра института Брукингса и директор по исследованиям Al Sharq Forum.

Но вопрос заключается в следующем: примет ли Россия турецкий план реализации зоны безопасности в Сирии? Начнём с того, что у России всё ещё есть заинтересованность в том, чтобы сохранить Турцию в сирийской игре. Следовательно, можно ожидать, что Россия учтёт часть озабоченностей и пожеланий Турции. Скорее всего, они будут охватывать ограниченную буферную зону, но, принимая во внимание предыдущие заявления российских официальных лиц, Москва вряд ли согласится с вариантом Анкары (протяжённость зоны безопасности – 400 км и более, глубина – 30 км и более).

США на Ближнем Востоке: почему нельзя просто взять и уйти
Анатоль Ливен
Ближний Восток напоминает ситуацию на Южном Кавказе в середине 1990-х годов, хотя в гораздо более ужасающих масштабах. Тогда новые независимые государства тоже оказались в хаосе и вели так много войн, что среди западных журналистов, освещающих регион, было распространено предположение о том, что результатом будет создание нового Pax Russica с согласия большинства измученных жителей региона. Но этого не произошло. Более того, теперь понятно, что Россия никогда не сможет просто взять и уйти с Южного Кавказа. И, как обнаружили Обама и Трамп, США тоже не могут просто взять и уйти с Ближнего Востока, не вызвав новых бедствий, пишет Анатоль Ливен, профессор Джорджтаунского университета в Катаре.
Мнения экспертов

Вместо этого россияне будут добиваться соглашения «Адана+». В 1998 году между Турцией и Сирией было подписано Аданское соглашение, в котором говорится о безопасности границ и которое даёт Турции ограниченное право преследования боевиков Рабочей партии Курдистана внутри Сирии.

Россия хочет, чтобы Аданское соглашение с дополнительными протоколами легло в основу сотрудничества Турции с режимом Башара Асада. И хотя вряд ли Турция и сирийский режим скоро оформят отношения, уровень контактов между обеими сторонами значительно возрастёт.

Ещё момент. Несмотря на то, что российская сторона не поддерживает масштабных проектов курдской автономии в Сирии, и это в какой-то мере утешает Турцию, но, если взять в качестве образца прежнюю политику России, то можно понять, что Москва строго следует принципу quid pro quo. Это означает, что в ответ на любую свою уступку Россия может потребовать, чтобы Турция пошла на аналогичную уступку в отношении сирийской оппозиции, включая Идлиб.

Таким образом, узлы событий, которые были развязаны решением Дональда Трампа о выводе войск из Сирии, означают не только то, что курдские Отряды народной самообороны понесли большие потери, но также и то, что сирийская оппозиция может стать одним из главных проигравшим в этом процессе.

После ухода американских войск из Сирии Россия стала самым важным арбитром между различными конфликтующими сторонами на сирийской сцене. Иными словами, в сирийском конфликте наступил следующий этап, когда все дороги ведут в Москву. Хотя это даёт России больше рычагов, это также возлагает на неё большую ответственность.

Турецкий гамбит смешал все фигуры на шахматной доске Вашингтона
Станислав Иванов
В Вашингтоне наблюдается определённая растерянность в отношении операции ВС Турции против сирийских курдов. Сведения о жертвах среди курдских ополченцев, мирных жителей, разрушения инфраструктуры, новая волна беженцев – всё это заставляет администрацию США лавировать и пытаться сохранить хорошую мину при плохой игре, считает Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.