Правила и ценности
Современная экономическая война: взгляд из Венесуэлы

Санкции США преуспели в «причинении боли» тем, против кого они направлены. Однако не смогли изменить настроения общества и привести к смене правительства. Об опыте Венесуэлы пишет Карлос Рон, заместитель министра иностранных дел Венесуэлы по делам Северной Америки, президент Института мира и солидарности между народами имени Симона Боливара. Материал подготовлен специально к XIX Ежегодному заседанию клуба «Валдай».

Когда в 1823 году Джеймс Монро провозгласил пресловутую доктрину, в которой утверждалось, что американский континент закрыт для дальнейшей европейской колонизации, он сделал это не в знак признания недавно завоёванной южноамериканскими народами независимости, а скорее как вызов интересам других держав, в частности – российскому присутствию на северо-западе региона. С тех пор политика США в отношении своих южных соседей носила интервенционистский характер. Так было и во время холодной войны, и в начале XXI века, и в любое время, когда латиноамериканские страны проявляли интерес к проведению независимой внешней политики.

Экономическая война – не новое явление для латиноамериканского региона, а хорошо известный в нём невоенный инструмент, направленный на принуждение народов к смене режима с ожидаемым благоприятным результатом для внешней политики США.

Никсон при Альенде рушил экономику Чили, блокада Кубы насчитывает уже более шестидесяти лет, не говоря уже о недавней кампании «максимального давления» на Венесуэлу. Это лишь некоторые примеры.

В нынешних меняющихся условиях стремление США сохранить гегемонию приводит к гибридной войне мирового масштаба, включающей в себя экономическую составляющую и направленной против всех противников Америки, а не только против России или Китая. Применение односторонних принудительных мер – санкций – может иметь такие же серьёзные разрушительные последствия для больших групп населения, как и обычные военные действия. Санкции ставят под угрозу развитие и выживание, бросая вызов принципам и ценностям, согласованным международным сообществом в Уставе ООН. По мере формирования нового многополярного мирового порядка сопротивление этому механизму экономической войны не только возможно, но и необходимо.

 

Гибридная война против Венесуэлы

 

Внешняя политика Венесуэлы ставит целью построение полицентричного и многополярного мира, который может гарантировать мир и равновесие на мировой арене. Отказавшись от исторического следования в фарватере политики США, Венесуэла вышла из сферы влияния Вашингтона и способствовала созданию независимых региональных органов – это Боливарианский альянс за нашу Америку (ALBA), Союз южноамериканских наций (UNASUR) и Сообщество латиноамериканских и карибских государств (CELAC). Венесуэла укрепляет независимые отношения с Россией, Китаем, Ираном, Турцией.

Принятие суверенного выбора привело к тому, что в 2015 году при администрации Обамы Венесуэла была объявлена «необычной и чрезвычайной угрозой» национальной безопасности и внешней политике Соединённых Штатов. Вашингтон начал экономическую войну против демократически избранного правительства президента Николаса Мадуро, направленную на то, чтобы заставить венесуэльское население и военных сменить правительство. Трамп активизировал эту политику в 2017 году, продолжается она и при администрации Байдена. Венесуэле запрещено экспортировать нефть, золото и другие ресурсы; проводить такие операции, как пересмотр или реструктуризация долга; участвовать в финансовой системе США. В санкционные списки были внесены ключевые лидеры Венесуэлы, а также Центральный банк, государственная нефтяная компания PDVSA, государственная авиакомпания Conviasa и даже субсидируемая государством программа распределения продуктов питания, известная как CLAP (местные комитеты по снабжению и производству). Влияние на экономику было огромным: инфляция, нехватка основных товаров, включая продукты питания и лекарства. Эта политика является расчётливым ударом по программам социальной интеграции и развития, благодаря которым миллионы людей оказались выше черты бедности. Воздействие также ощущалось во всём регионе, поскольку оно затронуло реализацию программы PetroCaribe, что увеличило потребность в заключении новых и дорогостоящих договорённостей о поставках нефти для стран Карибского бассейна.

Несмотря на это, венесуэльский народ подтвердил поддержку президента Мадуро, переизбрав его в 2018 году. Как и ожидалось, США в ответ усилили экономическую войну, признав самозваного временного президента и тем самым оправдав арест венесуэльских счетов (не менее 6 миллиардов долларов) и активов, в частности компании Citgo, и даже осуществив кражу судовых грузов, направлявшихся в Венесуэлу. В то же время продолжались открытые попытки дестабилизации: неудавшееся покушение с использованием дронов (август 2018 года), саботаж национальной электросети (март 2019 года), неудавшаяся попытка государственного переворота (апрель 2019 года), юридическое преследование ключевых венесуэльских лидеров, включая заключение венесуэльского дипломата в тюрьму (2019–2020 годы), неудавшееся вторжение наёмников (май 2020 года). К 2020 году Венесуэла заработала около 1 процента от того, что она смогла заработать в 2014 году.

Правила и ценности
Борьба с беззаконием: антиблокадная кампания Венесуэлы
Карлос Рон
Венесуэла входит в первую пятёрку стран, находящихся под санкциями США. Против неё введено более четырёхсот санкций. О том, как страна справляется с жёсткими ограничительными мерами, пишет Карлос Рон, заместитель министра иностранных дел Венесуэлы по делам Северной Америки.
Мнения экспертов


 

Человеческая цена санкций

 

В своей книге «Искусство санкций» Ричард Нефью, американский стратег по санкциям и в настоящее время координатор Госдепартамента по глобальной борьбе с коррупцией, пишет: «Эффективность санкций заключается в том, чтобы они причиняли боль тем, против кого они направлены». Сегодня Венесуэла занимает шестое место в мире по количеству направленных против неё односторонних принудительных мер (более 600), а экономически «боль», нанесённая ей, вылилась в убытки в размере более 130 миллиардов долларов с 2015 года по 2018 год, чего было бы достаточно для обеспечения стабильности венесуэльской экономики в течение как минимум девяти лет. Воздействие санкций на людей ещё возмутительнее: в разгар самой страшной пандемии, которую мир пережил за столетие, Венесуэла не могла легко закупить вакцины или основные медицинские принадлежности из-за чрезмерного соблюдения незаконных санкций США и неисполнимости исключений. Компании опасались возмездия со стороны Министерства финансов США, как это произошло с мексиканской компанией Libre Abordo, доведённой до банкротства из-за санкций против других своих предприятий из-за того, что она обменивала продукты питания на топливо. Если бы не поддержка Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и солидарность России и Китай, Венесуэла бы испытала настоящую медицинскую катастрофу. Тем не менее независимые исследования, например статья экономистов Марка Вейсброта и Джеффри Сакса, свидетельствуют о том, что из-за введения США односторонних принудительных мер погибли не менее 40 тысяч человек.

В 2021 году специальный докладчик ООН по негативным последствиям односторонних принудительных мер Елена Довгань указала, что «отсутствие ресурсов и нежелание иностранных партнёров, банков и компаний по доставке» иметь дело с Венесуэлой привело к «невозможности купить необходимое медицинское и технологическое оборудование, реагенты и запасные части для ремонта и технического обслуживания электросетей, газо- и водоснабжения, общественного транспорта, телефонных и коммуникационных систем, школ, больниц, жилых домов», что, помимо всего прочего, «подрывает осуществление многих прав человека, включая право на достойную жизнь».

После двух десятилетий войн на Ближнем Востоке общественное мнение США устало от военных действий. Именно поэтому санкции изображаются властями как менее разрушительная и более гуманная политика. Тем не менее они не предназначены для «исправления поведения» или «защиты прав человека» и остаются частью стратегии смены режима. Как заявил спецпредставитель США по Венесуэле Элиот Абрамс, «план состоит не столько в том, что заставить Николаса Мадуро изменить свои взгляды, сколько в том, чтобы заставить всех остальных в Венесуэле изменить своё отношение к нему».

 

Противостояние унилатерализму

 

В марте 2021 года проходило заседание Группы друзей в защиту Устава Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке. Венесуэла объединилась с двумя крупнейшими странами мира, Россией и Китаем, а также 16 другими странами из Азии, Африки и Латинской Америки для продвижения многосторонности и дипломатии в отношении применения силы и для защиты ценностей и принципов Устава. Это имеет ключевое значение как раз в то время, когда НАТО представляет серьёзную военную угрозу, а США продвигают «международный порядок, основанный на правилах», в рамках которого ни цель, ни происхождение правил не имеют чёткого определения.

На встрече 22 сентября Группа отвергла введение односторонних принудительных мер и призвала к созданию «безопасной зоны, свободной от односторонних санкций, в которой можно будет торговать и осуществлять платежи без опасностей или произвольных препятствий карательного характера». Важно защищать как благополучие наших народов, так и национальное развитие. Принятие конкретных мер, делающих незаконные односторонние санкции бесполезными, может помочь нейтрализовать ужасные последствия санкций США для населения и возродить развитие там, где оно было затруднено из-за этой преступной политики.

 

Преступная политика, обречённая на провал

 

Эта важная позиция Группы исходит из признания того, что односторонние принудительные меры из-за своего систематического и широкого действия, по сути, являются формами коллективного наказания и поэтому с ними следует бороться как с преступлениями против человечности.

В случае Венесуэлы политика санкций США преуспела в причинении боли, но не смогла изменить настроения общества и привести к смене правительства, к которой стремились американские политики. Скорее, санкции укрепили устойчивость Венесуэлы и привели к творческим и смелым шагам и партнёрствам, которые обеспечат самый большой экономический рост в регионе в этом году. Сопротивление и работа над жизнеспособными альтернативами экономической войне необходимы для консолидации полицентричного, многополярного мира на благо человечества.

Мир без сверхдержав. Ежегодный доклад клуба «Валдай»
Олег Барабанов, Тимофей Бордачёв, Ярослав Лисоволик, Фёдор Лукьянов, Андрей Сушенцов, Иван Тимофеев
Мировая политика быстро начала возвращаться в анархическое состояние с опорой на силовой компонент. «Конец истории» завершился восстановлением её привычного течения – слом мирового порядка происходит в результате крупномасштабных конфликтов между центрами силы.
Доклады
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.