Почему России и Японии трудно договориться?

Вопрос о мирном договоре между Россией и Японией – это не вопрос политического календаря или возможности набрать лёгкие очки перед парламентскими выборами. Это вопрос стратегического интереса двух сторон, от которого будет зависеть будущее Восточной Азии в XXI веке. И здесь неуместна спешка. В нынешней конфигурации отношений условий для прорыва не просматривается, пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов.

Много ожиданий экспертов было связано с прошедшим в конце января российско-японским саммитом в Москве. Встреча двух лидеров, как казалось многим, должна была привести к прорыву – заключению мирного договора и полной ясности по вопросу о японских претензиях на острова Курильской гряды.

Основания для подобных ожиданий давали обе стороны. С одной стороны, само согласие России вести переговоры с Японией на основе декларации 1956 года, по которой в обмен на заключение мирного договора российская сторона в качестве знака доброй воли соглашалась на передачу двух островов – само по себе является значительной уступкой. На большой пресс-конференции в декабре 2018 года президент Владимир Путин говорил о мирном договоре с Японией и «кардинальных решениях» по островам, как о возможной перспективе.

Вероятно, это создало ложные ожидания в Токио, где расценили, что уже в январе будут приняты эти самые кардинальные решения и заключён мир. Скорее всего, советники японского премьера Абэ поторопили время, ориентируясь на национальный политический календарь. В июле в Японии должна избираться половина представителей в верхней палате парламента.

О том, что японцы ожидали от московского саммита гораздо большего, говорит и то, что команда Абэ готовила японское общественное мнение к возможному прорыву. Тезисы о том, что Япония не будет требовать денежной компенсации от России, а также не будет насильственно переселять русских граждан с переданных островов, были ориентированы прежде всего на японскую аудиторию. Однако они неизбежно попали в российское информационное пространство, где вызвали волну возмущения и были расценены как издевательство. 

Саммит Путина и Абэ: возвращение к рутине
Николай Мурашкин
Очередная российско-японская встреча на высшем уровне вернула будничную тональность в обсуждение территориального вопроса после всплеска шумихи в прессе и общественности обеих стран в декабре-январе. И президент России Владимир Путин, и премьер-министр Японии Синдзо Абэ проявили умеренность в итоговых заявлениях для прессы, воздерживаясь как от резких формулировок, так и от нереалистичных обещаний.
Мнения экспертов

Широкая общественная реакция заставила российские власти ещё раз трезво проанализировать, какая именно задача будет решена при ускорении процесса подписания мирного договора. Несмотря на участившиеся двухсторонние встречи российского и японского лидеров, узловая проблема двухсторонних отношений не урегулирована. Она заключается в разнице стратегических подходов к двусторонним отношениям. В Токио полагают, что доброе расположение японского лидера к России ослабит российскую изоляцию и позволит Японии в обмен на символические шаги получить ценные уступки по территориальному вопросу. В Токио полагают, что смогут сблизиться с Москвой и нащупать почву для её вовлечения в сдерживание Китая в Восточной Азии. При этом Япония старается развивать с Россией экономические отношения, сохраняя санкционный режим и не раздражая Вашингтон.

Россия же хочет от Японии обратного – стратегической автономии, самостоятельности от США, прекращения санкций и нового качества экономических отношений. Россия приводит в пример процесс российско-китайского сближения, который тянулся два десятилетия и в конечном счёте сделал Китай ключевым торговым партнёром и наиболее доверенным стратегическим собеседником. В перспективе Россия хотела бы создать в Восточной Азии инклюзивную политическую систему с участием как Китая, так и Японии.

В этом состоит ключевая стратегическая коллизия. Япония – последовательный союзник США по военно-политическим вопросам. В 2018 году в ходе очередной острой фазы корейского кризиса Абэ поддержал применение силы против КНДР, тогда как остальные региональные силы выступили за сдержанность. Недавно Токио энергично поддержал американское торговое давление и санкции против технологических гигантов КНР. Сложно вспомнить случай, когда Токио призвал бы США к сдержанности или дистанцировался от наиболее одиозных шагов Вашингтона.

Для России ключевой вопрос – размещение американских военных объектов на Курилах. Без ясности по нему не будет никаких решений по островам и мирному договору. Как выразился на этот счёт президент Путин, «мы не понимаем уровня суверенитета Японии». Может быть, Токио действительно сильно связан американским давлением и не может позволить себе самостоятельных шагов. Но, возможно, Япония и сама не прочь проявить инициативу. Несмотря на то, что Токио и испытывает сейчас трения с США по торговым вопросам, он устойчиво поддерживает санкционный режим против России и сторонится расширения экономического сотрудничества, опасаясь вторичных санкций.

И хотя в последнее время российско-японские экономические отношения испытывают позитивную динамику, качественного сдвига в них до сих пор не произошло. Вопрос о мирном договоре между Россией и Японией – это не вопрос политического календаря или возможности набрать лёгкие очки перед парламентскими выборами. Это вопрос стратегического интереса двух сторон, от которого будет зависеть будущее Восточной Азии в XXI веке. И здесь неуместна спешка. В нынешней конфигурации отношений условий для прорыва не просматривается.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.