Правила и ценности
Неизбежна ли большая война?

В 1912 году начальник германского штаба Мольтке сказал: «Большая война неизбежна, и чем раньше она начнётся, тем лучше». Это, с точки зрения Германии, было рациональным расчётом. Экономика России и США росла быстрее, чем у Германии, что неизбежно приводило к тому, что они становились сильнее в военном отношении. Сейчас похожая угроза исходит от США, которые пытаются использовать свою военную мощь, чтобы избежать геополитических последствий своего экономического спада, пишет Джон Росс, старший научный сотрудник Института финансовых исследований «Чунъян» Китайского народного университета.

Попытка США расширить НАТО на Украину как напрямую, так и с помощью поощрения киевского правительства, намеревавшегося лишить прав русскоязычное население Крыма и Восточной Украины посредством государственного переворота, является истинной причиной нынешнего военного конфликта на Украине. Но наряду с крайне специфическими чертами украинской ситуации есть элементы, характеризующие общий нынешний курс внешней политики США. Они представляют ещё большую угрозу человечеству в целом и оказывают прямое влияние на российско-китайские отношения. Последний аспект и является предметом настоящей статьи.

Большую общую опасность для человечества, а также для России и Китая представляет современная тенденция США переносить решение вопросов в военную область. Эта эскалация курса военных действий США очевидна.

Всё началось с войн США против развивающихся стран, более слабых в военном отношении – нападение на Сербию (1999), вторжение в Афганистан (2001), вторжение в Ирак (2003), бомбардировки Ливии (2011). Теперь, с попыткой расширения НАТО за счёт Украины после поддержки Соединёнными Штатами государственного переворота на Украине в 2014 году, США были готовы продолжать политику, которая, как они заранее знали, затрагивает самые фундаментальные национальные интересы России, тем самым пересекая её «красные линии». Между тем Россия – страна с очень сильными вооружёнными силами, в том числе с мощным ядерным оружием.

Параллельно с этим США систематически пытались подорвать политику «одного Китая» – фундаментальную основу американо-китайских отношений после визита Никсона в Пекин в 1972 году. США осознают, что нарушение политики «одного Китая» затрагивает базовые национальные интересы Китая и что отказ от неё противоречит «красным линиям» Китая точно так же, как попытка включить Украину в НАТО нарушает российские интересы.

НАТО, Китай и ошибки 1990-х
Гленн Дисэн
Похоже, НАТО суждено стать институтом безопасности, который существует для решения проблем, вызванных его собственным существованием. Определение Китая в качестве угрозы может оказаться полезным лишь для придания смысла, казалось бы, не имеющему определённой цели альянсу с его вечными поисками новых монстров, которых нужно уничтожить. Как бы то ни было, обуславливая политическое единство новыми военными угрозами, Запад повторяет ошибку, допущенную в отношении России в 1990-е годы, пишет профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Гленн Дисэн.
Мнения участников


США полностью осознают, что их заявление о том, что в вопросе о НАТО и Украине они отстаивают «право» стран на вступление в военные союзы, является чистейшей софистикой. Во время Карибского кризиса 1962 года США не отстаивали «национальное право» Кубы на размещение советских ракет – напротив, американцы ясно дали понять, что готовы начать войну, чтобы это предотвратить. А расстояние для ракеты от Украины до Москвы вдвое меньше, чем от Кубы до США.

Таким образом, США теперь перешли от военных ударов по развивающимся странам, которые совершенно несправедливы, но не несут таких рисков для всего человечества, как угроза мировой ядерной войны, к агрессии против великих держав – России и Китая. Эта тенденция США к военной эскалации представляет собой угрозу человечеству, что требует анализа того, почему США проводят эту политику.

Суть проблемы в том, что США уже утратили подавляющее мировое экономическое господство. У них больше нет подавляющего преобладания даже над своим крупнейшим экономическим конкурентом – Китаем.

По рыночным обменным курсам экономика США по-прежнему больше, чем экономика Китая, но по реальным уровням цен и паритету покупательной способности (ППС) экономика Китая уже на 18 процентов больше, чем экономика США.

Даже если признать, что в целом экономика Соединённых Штатов всё ещё опережает Китай из-за более высокого уровня производительности и технологий, США всё равно потеряли глобальное экономическое превосходство. К 2021 году по ППС на долю США приходилось всего 16 процентов мировой экономики – 84 процента мировой экономики находится за пределами США. Вопросы геополитики мы обсудим ниже, но в экономике глобальная эпоха многополярности уже наступила.

Опасность заключается в том, что, хотя США необратимо утратили глобальное экономическое господство, не утратили военного превосходства. Конечно, в ядерном оружии США и Россия примерно равны, но обычные военные расходы США намного выше, чем у любой другой страны.

Это различие между экономическими и военными позициями США знаменует собой коренное различие между «новой холодной войной», которую ведут США сейчас, и «старой холодной войной», которую США вели против Советского Союза. Во время первой холодной войны военная мощь США и СССР была примерно сопоставима. Но экономика США всегда была намного больше, чем экономика СССР.

Стратегия США заключалась в том, чтобы попытаться перевести противостояние в экономическую плоскость. Даже наращивание военной мощи Рейганом в 1980-х годах было направлено не на ведение войны против СССР, а на вовлечение его в гонку вооружений, наносящую ущерб советской экономике. Следовательно, несмотря на геополитическую напряжённость, холодная война никогда не превращалась в горячую.

Нынешняя ситуация в США противоположна. Экономическое положение США ослабло. Однако военная мощь по-прежнему очень велика. Поэтому США пытаются перевести противостояние в военную плоскость. Этим объясняется усиление военной агрессии.

Можно найти пугающую историческую аналогию. В 1912 году начальник германского штаба Мольтке сделал печально известное заявление: «Большая война неизбежна, и чем раньше она начнётся, тем лучше». Это, с точки зрения Германии, было рациональным расчётом. Экономика России и США росла быстрее, чем у Германии, что неизбежно приводило к тому, что они становились сильнее Германии в военном отношении. Поэтому Мольтке призывал к войне – как можно скорее.

Сейчас похожая угроза исходит от Соединённых Штатов. США пытаются использовать свою военную мощь, чтобы избежать геополитических последствий своего экономического спада. Это приводит к эскалации военных операций.

Происходящее напрямую влияет на отношения России и Китая. Россия и Китай вместе представляют собой серьёзное экономическое и военное препятствие военным угрозам со стороны США. Поэтому центральная стратегическая цель политики США – разъединить Россию и Китай. Тогда США смогут атаковать их поодиночке, в том числе с применением военной силы.

Китайская телеведущая Лю Синь прекрасно выразилась в отношении нынешней попытки Байдена разделить Китай и Россию: «Не могли бы вы помочь мне сразиться с вашим другом, чтобы позже я мог сосредоточиться на борьбе с вами?» России, Китаю и человечества жизненно важно это понять.

Азия и Евразия
Почему многие китайцы симпатизируют России: взгляд из Китая на российско-украинский конфликт
Ван Вэнь
Тот факт, что многие китайцы поддерживают Россию, не означает, что внешняя политика Китая полностью повернётся к России. Большинство китайцев предпочитают нейтралитет. Их беспокоит то, как конфликт повлияет на экономическое развитие и на цены на энергоносители, а также – какое долгосрочное влияние он окажет на будущее Китая, пишет Ван Вэнь, исполнительный декан Института финансовых исследований «Чунъян» Китайского народного университета (RDCY), вице-президент Школы Шелкового пути Китайского народного университета.
Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.