Восточный ракурс
Это не «конец истории». Воспользуются ли Россия и Китай шансом сломать стереотипы?

Закончились те времена, когда в городе был «единственный полицейский», который сейчас просто в отчаянии, потому что мир меняется. И меняется очень быстро совсем не в том направлении, которое предсказал Фрэнсис Фукуяма в своей работе «Конец истории и последний человек». Вместо того, чтобы принять реалии – подъём Китая (как данность), возвращение на мировую арену сильной России (как неизбежность), постоянно растущую мощь Евросоюза – и найти решение с помощью дружеских переговоров для установления нового мирового порядка, чтобы обеспечить мир и развитие, президент Соединённых Штатов Дональд Трамп пытается прижать всех остальных ради иллюзии «сделать Америку снова великой», пишет Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований RimPac.

На фоне торговой войны между США и Китаем, продолжающихся американских санкций против России и нынешних торговых споров США с Евросоюзом в начале месяца в Москве прошла встреча китайского президента Си Цзиньпина и президента России Владимира Путина, которая стала новой вехой в китайско-российских отношениях. Подписанное после встречи двумя лидерами Совместное заявление о развитии отношений всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху послало миру чёткий сигнал о том, что политические связи двух стран будут укрепляться и поднимутся на новый уровень. Однако не стоит рассматривать эти отношения как оборонительный пакт в ответ на нынешнюю геополитическую турбулентность. Это скорее ещё один шаг на пути к достижению устойчивости, процветания и мира на планете.

Холодная война стала историей, «Большая семерка» превратилась в «Большую восьмерку», а сейчас мы имеем «Большую двадцатку». Закончились те времена, когда в городе был «единственный полицейский», который сейчас просто в отчаянии, потому что мир меняется. И меняется очень быстро совсем не в том направлении, которое предсказал Фрэнсис Фукуяма в своей работе «Конец истории и последний человек». Вместо того, чтобы принять реалии – подъём Китая (как данность), возвращение на мировую арену сильной России (как неизбежность), постоянно растущую мощь Евросоюза – и найти решение с помощью дружеских переговоров для установления нового мирового порядка, чтобы обеспечить мир и развитие, президент Соединённых Штатов Дональд Трамп пытается прижать всех остальных ради иллюзии «сделать Америку снова великой». При этом он грозит выйти из различных мировых объединений, которые в своё время создавались в том числе и с помощью США, и объявляет Россию и Китай «стратегическими конкурентами», а сейчас уже и «врагами».

Запад и российско-китайские отношения: стадии отрицания
Василий Кашин
Последним этапом отрицания российско-китайского взаимодействия является идея о превращении России в «младшего партнёра» Китая, вынужденного следовать в фарватере китайской политики и «играть вторую скрипку». Такое положение якобы должно рано или поздно стать нестерпимым для России, и привести к развалу партнёрства. Но у этого подхода есть небольшая проблема – его невозможно обосновать. Дело в том, что когда мы говорим о союзах, равных или неравных, мы имеем дело с политическими, а не экономическими категориями. Речь идёт о наличии у одной стороны ассиметричных рычагов влияния на политику другой. У России и Китая этого нет, пишет Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН.
Мнения экспертов

При таких обстоятельствах многим кажется естественным, что Китай и Россия должны объединиться для отражения общей угрозы, потому что обе эти страны подвергаются давлению и изоляции со стороны США. Исходя из этих же причин некоторые даже полагают, что настало время создать военный союз для защиты друг друга, так как мировая война неизбежна. Эти аргументы или предложения являются крайне неконструктивными и контрпродуктивными, да и вообще они вряд ли имеют под собой какие-либо основания. 

Будет, пожалуй, справедливым признать, что продолжающееся укрепление политических связей между Китаем и Россией, вероятно, было вызвано действиями США, и эти связи можно считать партнёрством по расчёту. Но это не дает логического основания полагать, что эти две страны должны стать союзниками.

На самом деле любые попытки способствовать военному союзу между Китаем и Россией могли бы вновь привести нас к холодной войне и вступили бы в противоречие стремлениям лидеров двух стран к построению сообщества единой судьбы человечества.

Также понятно, почему многие считают, что укрепление связей с Китаем не должно повлиять на евроцентричную ориентацию в политике России. Разумеется, её значение для Европы ни в коей мере не противоречит фундаментальным целям России по выстраиванию более близких отношений с Китаем. Если существующие разногласия и напряжённость между США и Европой будут усиливаться, то можно вполне реально предсказать, что Европа сможет впоследствии начать дружить с не самым для неё приятным, но постоянно нужным соседом – Россией. В этом контексте китайская инициатива «Пояс и путь» и постоянно расширяющееся сотрудничество с Европой становятся прекрасным мостом, который усилит взаимосвязь Азии и Европы с Россией между ними.

Хотя некоторые могут по-прежнему считать, что российско-китайское партнёрство носит временный и непрочный характер и изменения в политике США в отношении либо Китая, либо России могут легко это партнёрство разрушить, они склонны не учитывать силу политической решимости, которая стоит за последним совместным заявлением китайского и российского президентов, и их общее стремление – как и растущее желание народов мира – к новому многополярному миру, в котором голоса Евросоюза, России, Китая и других стран будут звучать ясно и громко, а не будут подтасовываться в своих интересах единственным полицейским-самозванцем.

Впрочем, у сомневающихся в прочности китайско-российских отношений есть причины так думать, поскольку объём взаимной торговли между двумя странами незначителен и у них нет экономической взаимозависимости. Хотя в 2018 году Китай стал крупнейшим торговым партнёром России с товарооборотом в 108 миллиардов долларов, это пока не идёт ни в какое сравнение с торговлей Китая с США (360 миллиардов долларов) и Евросоюзом (380 миллиардов долларов) в том же году.

Однако перемены происходят. Российские поставки нефти и газа в Китай задали тон экономическим отношениям между двумя странами, а сейчас сотрудничество расширилось до строительства АЭС в Китае и китайских инвестиций в российский СПГ. Особого внимания заслуживают недавнее соглашение компании Huawei с МТС о развитии в Росси сетей 5G, а также завод фирмы Great Wall Motors в Тульской области, который к 2020 году будет производить до 150 000 автомобилей.

Россия, Китай и Центральная Азия. Некоторые аспекты геополитической ревности
К чему приводит геополитическая ревность? Стоит ли лечить казахстанскую молодёжь от «синдрома Дудя»? Станут ли США ждать китайских самолётов или собьют птичку на взлёте? И в чём виноват «старший брат»? 14–15 мая в Нур-Султане состоялся третий Российско-казахстанский форум. За два дня Валдайский клуб в партнёрстве с Казахстанским советом по международным отношениям провёл пять дискуссий с участием экспертов двух стран. Получилось ёмко, интересно и результативно.
События клуба

Дальнейшие возможности сотрудничества предоставляет запланированное Россией освоение обширных районов Дальнего Востока. Китай является естественным партнёром в этом направлении, который готов действовать. Однако для реализации этих устремлений необходимо стимулировать большее количество китайских компаний, особенно из частного сектора, для участия в такого рода проектах, где Китай сможет делиться с партнёрами своими накопленными за последние 40 лет финансовыми ресурсами и опытом. Поэтому и Китай, и Россия должны усилить работу не только по более полной взаимной интеграции своих экономик, но и иметь постоянное взаимодействие на всех уровнях государственного управления, а также наращивать общественно-культурные обмены между двумя народами.

Сегодняшняя Россия – это не Советский Союз времен холодной войны, а Китай – совсем не такой, каким был 40 лет назад.

Интенсивно развивающиеся российско-китайские отношения имеют намного большее стратегическое значение на мировой арене, чем просто двусторонние по характеру отношения, и их нужно оценивать как попытку двух стран использовать эту историческую возможность для создания новых горизонтов для мира и развития, которые основывались бы на здравом смысле и прогрессе человечества.
Начало «новой эры» в китайско-российских отношениях. Каким будет продолжение?
Сян Ланьсинь
Долгое время западные комментаторы не воспринимали российско-китайские отношения всерьёз. В своих аналитических выкладках они исходили из традиционного представления об их хрупкости. У России есть Евразийский союз, который считается эфемерным и конъюнктурным образованием. В Китае со времён коммунистической революции существует большое недоверие к России, олицетворением которого является отчуждение, зародившееся между Мао и Сталиным. Но в нынешних обстоятельствах такого рода аналитическая логика уже не выдерживает критики, пишет Сян Ланьсинь, профессор Женевского института международных отношений и развития.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.