Правила и ценности
Аргентина: резкое изменение баланса сил в регионе

Победа, которую одержал ультраправый экономист Хавьер Милей в Аргентине, оказала существенное влияние на два главных для Латинской Америки вопроса: это новая геополитическая перестройка в регионе, которая может повлечь изменения на мировой арене, а также усиление Соединённых Штатов и старого ядра власти Глобального Севера, стремящихся так или иначе остановить неизбежное падение своей гегемонии в рамках текущих историко-пространственных изменений в устройстве мира. О последствиях разворота Аргентины пишет Тельма Луссани.

Важно учитывать, что на протяжении всего 2023 года, с начала предвыборной кампании до президентской инаугурации 10 декабря, Хавьер Милей вносил в свою программу изменения (иногда крайне значительные). Тем не менее она по-прежнему увязана с двумя тенденциями, упомянутыми выше.

Вначале проанализируем связь с США. С момента основания этого государства его стратеги понимали, что необходимым условием для реализации экспансионистских планов и воплощения мечты о превращении в гегемонистскую державу (сперва континентальную, затем западную и, наконец, мировую) был и остаётся абсолютный контроль над остальной частью американского континента. В данном контексте единство латиноамериканских стран или любая иная форма союзов без участия США выглядит смертельной угрозой. С момента провозглашения доктрины Монро в XIX веке, Белый дом, в XX веке использовавший марионеточные правительства и военные диктатуры, а в XXI дошедший до гибридных войн и «мягких переворотов», непрерывно пытается посеять соперничество и нарушить баланс сил между нашими правительствами в угоду своим интересам.

Приход Жаира Болсонару на пост президента Бразилии и его отношения с Дональдом Трампом представлялись политической помехой как для стран БРИКС, так и для региональной интеграции Южной Америки. Однако возвращение к власти Лулы да Сильвы позволило затормозить этот откат, укрепить отношения и восстановить роль Бразилии в мире. Сегодня в политическое препятствие для региона превратилась Аргентина, возглавляемая Хавьером Милеем, который открыто выразил своё подчинение США, куда отправился сразу же после своей победы 19 ноября.

В течение предвыборной кампании новый президент Аргентины обещал порвать связи с «коммунистическими правительствами» Бразилии и Китая. Выполнить данное обещание очень сложно, ведь эти страны являются важнейшими партнёрами Аргентины (в первые 9 месяцев 2023 года торговый оборот достиг 38 миллиардов долларов). Вскоре Милей был вынужден отступить. За несколько дней до вступления в должность новый президент отправил своего будущего министра иностранных дел Диану Мондино налаживать отношения с Бразилией. Во вторые сутки своего президентства Милей принимал в Розовом Доме У Вэйхуа, заместителя председателя Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей и спецпредставителя председателя КНР Си Цзиньпина на инаугурации президента Аргентины. Будучи кандидатом в президенты, Милей заявлял: «Я не обмениваю свои моральные принципы на деньги». Однако реальность неумолима, и с Китаем пришлось налаживать отношения: Аргентине требуется срочно разморозить соглашение о валютном свопе на 5 миллиардов долларов.

Правила и ценности
Аргентина Хавьера Милея: возвращение в (дикие) 1990-е?
Борис Периус Заболоцкий
В Аргентине появление Милея стало прямым ответом на внутренние противоречия неолиберальной модели, влияние которой оставило глубокий негативный след в стране. С точки зрения Милея, для лечения недуга Аргентины необходимо «неолиберальное лекарство». Но если раньше это средство назначали периодически то в высоких, то в низких дозах, теперь его нужно принимать в лошадиных дозах, пишет Борис Периус Заболоцкий, соучредитель и вице-президент Российско-Бразильской молодёжной организации, доцент Федерального университета Риу-Гранди-ду-Сул.

Мнения участников


Равнение Милея на Вашингтон (на идеологических основаниях, но ставшее вынужденным ввиду огромного долгового бремени, лежащего на Аргентине из-за соглашения между бывшим президентом Маурисио Макри и Международным валютным фондом) выгодно для США по четырём причинам:

1) Помогает в возрождении доктрины Монро. 2 декабря 2023 года отмечалась двухсотлетняя годовщина данной американской стратегии, цель которой – доминирование в регионе, присвоение его ресурсов и вытеснение любого потенциального иностранного соперника (сегодня это Китай).

2) Ослабляет президента левых взглядов Лулу да Сильву. Дружественное правительство в Аргентине сыграло бы на руку лидеру Партии трудящихся. Кроме того, на фоне гегемонистской борьбы между державами в современном мире было бы крайне полезно подвести Бразилию и Аргентину к общему знаменателю, чтобы координировать политику в области торговли, инвестиций, мировых цен, а также гарантирования определённых принципов автономии и суверенитета на международных платформах. Вместо этого стороны продолжают притворяться, что не понимают друг друга. Подобное наблюдалось во время нахождения у власти в Аргентине президента Альберто Фернандеса. Бразилию тогда возглавлял Жаир Болсонару.

3) Меняет соотношение сил в регионе. До 9 декабря 2023 года четыре наиболее влиятельных и экономически значимых государства Южной Америки – Бразилия, Аргентина, Колумбия и Венесуэла – возглавлялись прогрессивными правительствами. Теперь Аргентина совершила разворот на 180 градусов, склонившись в сторону ультраправых сил.

4) Аргентина лишилась прекрасной возможности вступить с 1 января 2024 года в БРИКС+, организацию, которая знаменует собой определённое укрепление позиций региональных сил и представляет серьёзную возможность перераспределения мировой власти. Подобное отступничество наносит ущерб не только Аргентине, но и самому проекту БРИКС+. 

Преобразование карты региона

В Латинской Америке происходит борьба между двумя моделями: демократическими программами, способствующими перераспределению богатства и расширению прав основной части населения, и программами, делающими упор на концентрацию капитала и его подчинение транснациональному капиталу. В нынешней ситуации не ясно, какая из моделей возобладает.

В первой группе находятся экономически значимые государства с обширными территориями – Бразилия, Колумбия, Боливия, Чили, Венесуэла и Мексика. В этих странах представители так называемой внутренней и внешней «реальной власти», опирающейся на транснациональные корпорации, проамериканские СМИ и судебную власть, пытаются дестабилизировать демократии посредством «мягких переворотов», политического преследования и манипуляций правовой системой. Данные действия нацелены на создание атмосферы всеобщего уныния, осуждение народных лидеров обществом, а также поляризацию общества, чтобы прогрессивные правительства были неспособны воспользоваться всеми доступными инструментами для удовлетворения огромных требований населения.

Очевидно, что в третьем десятилетии XXI века эта группа государств оказалась в тупике. Президент Чили Габриэль Борич потерпел крах в отношении главных предложений, выдвинутых в ходе предвыборной кампании: в налоговой реформе и замене Конституции диктатора Аугусто Пиночета на новую, демократическую. Ситуация во внутренней политике Боливии остаётся напряжённой. В Колумбии Густаво Петро сталкивается с серьёзными попытками расшатывания ситуации. В 2024 году в Венесуэле и Мексике пройдут президентские выборы.

С победой Милея в Аргентине усилилась группа государств, поддерживающих проект неолиберальной зависимости, – Эквадор (где власть оказалась в руках нового президента правых взглядов, миллионера Даниэля Нобоа) или Перу (где действующим президентом является Дина Болуарте).

Реакционный интернационал

Победу Милея отпраздновали не только Сити и Уолл-Стрит, но и представители мировой ультраправой силы, иногда именуемой «реакционным интернационалом».

«Я бы хотел работать вместе с настоящим патриотом», – написал в Твиттере премьер-министр Венгрии, Виктор Орбан, присутствовавший на инаугурации в Каса Росада. Также из лидеров Европы присутствовали король Испании Филипп VI и президент Украины Владимир Зеленский.

Лидер партии «Свобода наступает» получил поздравления и от Дональда Трампа, который призвал нового президента «вернуть Аргентине былое величие», перефразировав свой слоган: «Вернём Америке былое величие». В конце ноября, до своего избрания, Милей совершил поездку в США, однако там его не приняли ни Дональд Трамп, ни президент Джо Байден – только бывший лидер государства Билл Клинтон, которому за эту встречу заплатили.

Действующих высокопоставленных лиц на инаугурации было немного. Их отсутствие свидетельствует о международной изоляции, ожидающая Аргентину в течение четырёхлетнего срока Милея, действия которого скорее отмечены идеологической одержимостью, чем заботой об интересах государства.

Среди присутствовавших, которые занимали высокие должности в прошлом, выделился Жаир Болсонару. Бразильский политик был принят с явным радушием, а сама встреча была хорошо подготовлена. Предвкушая будущие победы крайне правых сил на президентских выборах в США (2024) и Бразилии (2026), Болсонару заверил, что избрание Милея обещает «попутный ветер для Бразилии и США».

По мнению учёных из Королевского колледжа Лондона Пабло де Орельяна и Николаса Микельсена, характерной чертой «реакционного интернационала» является открытое противодействие мультилатерализму, экологическому активизму, равенству полов, социальной справедливости, а также научному мышлению по всем вопросам, связанным с климатическими изменениями и защитой окружающей среды.

И хотя область исследования упомянутых авторов распространяется на Глобальный Север и такие фигуры, как Джорджа Мелони, Марин Ле Пен с её Национальным фронтом, лидеры Brexit, Дональд Трамп, Виктор Орбан и некоторые политики, которые не смогли прийти к власти (например, Сантьяго Абаскаль из испанской партии «Голос»), обнаруживается ряд общих характеристик, которые также свойственны Болсонару и Милею. Например:

  • манихейское мировоззрение: радикальное противопоставление добра и зла, свободного мира и авторитаризма;

  • мессианский образ: лидер избран высшими силами для выполнения некой миссии; он представляет себя носителем истины и готов преследовать тех, кто придерживается иных взглядов;

  • противодействие интеграции: отвергают Европейский союз и МЕРКОСУР;

  • догматичность: лидер утверждает, что придерживается правильной веры и знает единственный путь к светлому будущему;

  • нацеленность на перемены: лидер стремится восстановить идиллическое (утраченное) прошлое и создать новую систему, разрушив существующую. В связи с этим он подвергает сомнению или откровенно не признаёт существующие международные договоры и организации, подобные ООН.

В случае Милея цель заключается в том, чтобы покончить с перонизмом и воссоздать Аргентину столетней давности, когда у власти находился Хулио Рока (1898–1904). В тот период в стране ещё не было всеобщего голосования и царила автократия. Новое правительство, вице-президентом в котором является Виктория Вильярруэль, представляющая военную касту времён военной диктатуры 1976 года, стремится аннулировать доклад «Никогда больше», представленный Национальной комиссией по исчезновению людей (Conadep). Эта организация была основана в 1983 году для расследования актов геноцида, совершённых представителями военной диктатуры с 1976 года по 1982 год. Новое правительство хочет помиловать виновных в геноциде и по-новому истолковать события, происходившие в Аргентине в то мрачное время и в последующие десятилетия.

На уровне внешней политики с первых дней работы правительства становится очевидно, что Аргентина совершает разворот на 180 градусов. Речь идёт о стране, которая на протяжении истории поддерживала диалог, мирные переговоры и невмешательство в чужие внутренние дела. В рамках ООН меньше, чем за 48 часов, Аргентина присоединилась к Израилю и воздержалась от голосования по резолюции, призывающей к прекращению огня в секторе Газа. Когда правительство Аргентины возглавлялось Альберто Фернандесом, страна обычно голосовала в пользу прекращения огня. Заметим, что на Генеральной Ассамблее ООН 12 декабря из 200 стран свою поддержку резолюции выразили 153.

Скоро станет понятно, к каким конкретно результатам приведёт новая внешняя политика Милея. Но, исходя из опыта Бразилии при Болсонару, уже можно сказать, что она не принесёт Аргентине ничего хорошего.

Правила и ценности
Новое наступление ультраправых: Аргентина, Голландия, далее везде?
Олег Барабанов
Итоги недавних выборов в Аргентине и Голландии фиксируют резкий успех правопопулистских, можно даже сказать – ультраправых, сил. В чём причины этого? И насколько можно говорить, что это не единичные случаи, случайно совпавшие по времени, а проявление новой тенденции? Размышляет Олег Барабанов, программный директор Валдайского клуба.

Мнения участников
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.