Политэкономия конфронтации
«Альянс навсегда»: значение AUKUS для Австралии и мира

Присоединение Австралии к AUKUS не приведёт к реальному увеличению числа атомных подводных лодок альянса в ближайшие десятилетия. Но это даст альянсу значимую базу в центре Индо-Тихоокеанского региона, в политически стабильной стране, которая вряд ли когда-либо выйдет из партнёрства, пишет Сальваторе Бабонес, доцент кафедры социологии и социальной политики в Университете Сиднея. Мы приветствуем полемику и приглашаем к дискуссии всех, кто имеет иной взгляд на затронутую автором проблему.

Австралия, Великобритания и Соединённые Штаты объявили в сентябре прошлого года о новом стратегическом партнёрстве. На первый взгляд это не должно было стать неожиданностью или выглядеть значимой переменой. Три страны вместе сражались в Первой мировой войне, а их военно-морские силы тесно сотрудничали в западной части Тихого океана во времена Второй мировой войны. Когда 19 февраля 1942 года японцы бомбили город Дарвин на севере Австралии, американский эсминец USS Peary находился там и открыл ответный огонь. У Соединённых Штатов есть договоры о взаимной обороне как с Великобританией, так и с Австралией. Кроме того, британский и австралийский флоты являются «королевскими» флотами, подчиняющимися королеве Великобритании.

Так почему же AUKUS придают такое значение? Премьер-министр Австралии Скотт Моррисон определённо считает это партнёрство важным. Он описал его как «величайшую инициативу [в области безопасности]» своей страны за последние семьдесят лет. На пресс-конференции он тринадцать раз назвал AUKUS «партнёрством навсегда», а также заявил, что оно создаёт «отношения навеки», которые возлагают на Австралию «вечную ответственность... навсегда в будущем». Хотя подводные лодки, которые Австралия должна получить благодаря AUKUS, могут находиться на вооружении до конца этого века, «навсегда» – это всё равно очень долгий срок.

Но Моррисон не преувеличивал. Он лишь сигнализировал о том, что не мог сказать напрямую. Заголовки СМИ об AUKUS были сосредоточены на предложении США и Великобритании поделиться с Австралией технологиями ядерных двигателей для субмарин. Они не упомянули главную причину, по которой бывают нужны подводные лодки с ядерными силовыми установками. У атомных ударных подводных лодок есть одна основная задача, которую не могут выполнять их дизель-электрические конкуренты. Они отслеживают и (в крайнем случае) уничтожают атомные подводные лодки противника с баллистическими ракетами.

«Навсегда» в AUKUS – это отнюдь не долгое ожидание, пока подлодки встанут на вооружение. Это «навсегда» ядерного Армагеддона.

Когда страна с вестминстерской парламентской системой принимает важное стратегическое решение, ответственность за него не ложится исключительно на правительство. Оно советуется с оппозицией, чтобы стране не пришлось менять стратегические приоритеты при каждой смене правительства, что было бы неудобно. Соответственно, либералы Скотта Моррисона, выбрав путь в AUKUS, должны были проконсультироваться с оппозиционной Лейбористской партией Австралии. Лидер лейбористов Энтони Албаниз без особого шума поддержал партнёрство, заявив, что оно «безусловно продолжится» при будущем лейбористском правительстве. Другие высокопоставленные деятели Лейбористской партии заняли иную позицию.

Конфликт и лидерство
Трёхстороннее партнёрство AUKUS: политика, ядерное распространение и подводные лодки
Эндрю Фаттер
AUKUS для многих будет выглядеть как демонстрация двойных стандартов США и даже, возможно, неоколониального подхода к распространению ядерного оружия, в рамках которого одни страны считаются «ответственными» ядерными операторами, а другие – нет. Такое «условное распространение» значительно затруднит работу с другими государствами, также стремящихся развивать ядерные военно-морские мощности, но, возможно, для реализации более устрашающих целей, пишет Эндрю Фаттер, доцент Департамента политики и международных отношений Университета Лестера, Великобритания.

Мнения участников


Видный лейбористский сенатор Ким Карр заявил, что соглашение поднимает «вопросы о сохранении суверенитета Австралии как такового, потому что на многие десятилетия AUKUS будет жёстко привязывать Австралию к глобальным стратегическим приоритетам США… независимо от того, кто занимает Белый дом». Это предостережение показывает, что Карр понимает истинный смысл сделки, хотя, по-видимому, в обмен на информацию он обязался не разглашать никаких подробностей. Если бы AUKUS имел отношение только к закупке подводных лодок, с чего бы это угрожало самому суверенитету Австралии? В конце концов, Австралия уже использует целый ряд высокотехнологичного американского оборонного оборудования и оружия, в том числе истребитель-невидимку F-35, способный нести ядерное оружие. Однако, как хорошо известно Карру, реальная важность AUKUS не в самих подводных лодках, а в том, для каких задач они предназначены.

В 1958 году, через год после первого испытания британской водородной бомбы, США и Великобритания подписали соглашение о взаимной обороне, подразумевавшее сотрудничество в области ядерных вооружений и морских двигателей. В течение десятилетия после Второй мировой войны Великобритания пыталась сохранить положение самостоятельной великой державы наряду с США и СССР, но Суэцкий кризис 1956 года положил конец британским претензиям на стратегический паритет. Запуск спутника в 1957 году продемонстрировал, что СССР опередил в некоторых военных технологиях не только Великобританию, но и сами США. Британия хотела быть значимым игроком, но в 1958 году она признала, что её будущая роль в мире – это роль верного вассала американской сверхдержавы.

С тех пор США и Великобритания сотрудничают, стремясь отслеживать всё потенциально опасное ядерное оружие в мире и сохранять свои собственные ядерные силы в секрете и в безопасности. Хотя общественность склонна думать в первую очередь об огромных ракетах в укреплённых шахтах, профессионалы понимают, что реальная ядерная угроза исходит от подводных лодок с ядерными боеголовками.

Ядерные ракеты наземного и воздушного базирования запускаются издалека и потенциально уязвимы для ударившего первым врага. Ядерные ракеты подводных лодок, напротив, могут быть запущены недалеко от береговой линии противника и неуязвимы для превентивных ядерных ударов.

Единственный способ вывести из строя подводную лодку с ядерным вооружением весьма старомоден: потопить её.

И это задача как раз для атомных ударных подводных лодок.

После того как СССР принял на вооружение свои первые атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, США и Великобритания совместно занялись глобальной игрой в кошки-мышки и стали вместе отслеживать каждую из советских подлодок. Их цель состояла в том, чтобы в случае войны иметь возможность потопить эти субмарины ещё до того, как они смогут запустить свои ракеты. Это означало, что «на хвосте» каждой ракетной подводной лодки всегда должна была «висеть» ударная подводная лодка. Насколько западным союзникам удавалось этого добиться, никто никогда не узнает. Но теперь задача расширилась. Китай принял на вооружение свою первую атомную подводную лодку с баллистическими ракетами в 1983 году, но это был только пробный шаг. В 2007 году он начал спуск на воду подводных лодок с баллистическими ракетами нового поколения, и, как сообщается, третье поколение уже в стадии разработки.

Новые угрозы требуют новых ответов, но военно-морскому альянсу США и Великобритании не хватает крупной базы подводных лодок в западной части Тихого океана и Индийском океане. Американские ударные атомные подводные лодки посещают порты Японии, но базируются далеко, в Пёрл-Харборе и Сан-Диего. Британские ударные подводные лодки базируются в Шотландии и, предположительно, сосредоточены на Арктике и Северной Атлантике. У западного альянса нет крупной базы материально-технического снабжения и технического обслуживания подводных лодок в Индо-Тихоокеанском регионе, где, скорее всего, будут действовать китайские подводные лодки с баллистическими ракетами. Австралия является идеальным местом для размещения такой базы. Она сможет развить инфраструктуру для размещения подводных лодок союзников по AUKUS задолго до того, как получит свои собственные атомные ударные подводные лодки.

И в этом суть AUKUS. У Австралии нет инженерных возможностей для строительства атомных подводных лодок, а любые американские или британские подводные лодки, построенные для Австралии, будут просто означать, что меньше подлодок будет строиться для флотов самих западных держав. Присоединение Австралии к AUKUS не приведёт к реальному увеличению числа атомных подводных лодок альянса в ближайшие десятилетия, но зато даст ему значимую базу в центре Индо-Тихоокеанского региона, в политически стабильной стране, которая вряд ли когда-либо откажется от партнёрства. Таким образом можно объяснить формулировку «навсегда» от Моррисона относительно AUKUS: Австралия сделала ставку на англо-американский альянс.

Это плохая новость для Китая, но хорошая новость для остального мира. Конечно, нельзя ожидать, что другие государства одобрят укрепление западного военно-морского сотрудничества. Ни Россия, ни даже Франция не будут приветствовать партнёрство AUKUS. Но граждане всех стран мира теперь могут спать немного спокойнее, зная, что кто-то реально следит за ядерным оружием Китая. Сегодняшний Китай является свободным радикалом, бросающим вызов почти всем установленным конвенциям международного поведения. Он откровенно опасен не только для врагов, но и для друзей – и даже для себя самого. Атомные подводные лодки, базирующиеся в Австралии, никогда не нападут на французскую, индийскую или даже российскую подводную лодку, потому что ни одна из этих стран никогда не нападёт на Австралию, Великобританию или США. С Китаем мы не можем быть в этом уверены.

Никто не хочет войны с Китаем, но, если что-то когда-нибудь пойдёт катастрофически не так, весь мир выиграл бы от скоординированных действий по предотвращению ядерной катастрофы.

AUKUS: четыре взгляда на трёхстороннее соглашение
10 ноября клуб «Валдай» провёл дискуссию «AUKUS: новая холодная война в Индо-Тихоокеанском регионе?», посвящённую возможным последствиям трёхстороннего соглашения о сотрудничестве в сфере обороны, которое заключили в сентябре США, Великобритания и Австралия. Модератором дискуссии выступил директор по научной работе Фонда клуба «Валдай» Фёдор Лукьянов.

События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.