Второй саммит Трампа и Кима: «Мы пожали друг другу руки и решили пока разойтись»

Если говорить о том, провалился ли саммит Ким – Трамп, то, несмотря на «слитую концовку», стороны могут считать, что у них получилось. Трамп показал себя бескомпромиссным политиком, Ким получил ещё один саммит с американским президентом, что выбило из его образа лидера страны-изгоя ещё один кирпич. Стороны подтвердили продолжение диалога и курс на разрядку региональной напряжённости. Что будет дальше, рассказывает ru.valdaiclub.com Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Совсем недавно в одном из предыдущих материалов автор описывал прогнозы второго саммита лидеров США и КНДР, готовясь анализировать финальное заявление так же, как он сделал это с предыдущими документами такого рода. Увы, в этот раз он попытается разобраться в том, почему его прежний прогноз оказался неверным. 

Новый саммит Трамп – Ким: пока стороны ведут диалог, пушки молчат
Меньше недели осталось до начала второго саммита Дональда Трампа и Ким Чен Ына, который пройдёт в Ханое 27–28 февраля. О том, каковы его возможная повестка и перспективы, пишет Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.
перейти
© Reuters

Можно вспомнить историю предыдущего саммита в Сингапуре, который Трамп сначала отменил, а потом отменил решение об отмене. В данном случае всё произошло наоборот. Только эксперты, включая автора, расслабились и решили, что в этот раз форс-мажоров уже не будет, как случился именно он.

Срыв случился в последний момент. Первая половина второго дня саммита прошла в обстановке обнадёживающих заявлений лидеров двух стран. Стороны, как говорят, даже обсуждали возможность открытия офисов связи, Ким Чен Ын на вопрос о готовности к денуклеаризации ответил, что иначе бы его здесь не было.

Ким и Трамп 20 минут разговаривали тет-а-тет, потом 10 минут гуляли по парку, и только на следующем раунде переговоров случилось что-то, что закончило саммит раньше срока. Стороны отменили совместный обед, разъехались из отеля раньше срока, не говоря уже о том, что, как говорят, готовая в черновиках Ханойская декларация так и осталась неподписанной.

На пресс-конференции Трамп выглядел очень усталым и задёрганным, уходя от большинства неудобных вопросов. По его версии событий, стороны не сторговались в вопросе о санкциях. «Хотя мы смогли уменьшить наши расхождения, но не получилось их полностью преодолеть. В целом прогресс был, но иногда лучше просто уйти». Однако общение было продуктивным, диалог будет продолжаться, проведение третьего саммита не исключается, но дата пока не определена. «Атмосфера всё равно была хорошей. Это не было ситуацией, когда кто-то бросил всё и ушёл. Нет, мы пожали друг другу руки и решили пока разойтись…»

СМИ КНДР тем более затушевали концовку саммита: стороны договорились продолжать тесное сотрудничество «в целях достижения прорыва в денуклеаризации Корейского полуострова и развития двусторонних отношений, а также для продолжения продуктивного диалога для решения проблем, возникших на саммите в Ханое». «Уважаемый высший руководитель и президент Трамп выразили уверенность, что вполне возможно эпохально развивать отношения между КНДР и США в соответствии со стремлениями и чаяниями народов двух стран. Если рука об руку вместе преодолеть, проявляя мудрость и терпение, хотя стена вражды и конфронтации высока из-за враждебных отношений на протяжении 70 с лишним лет и существуют неминуемые трудности и перипетии в процессе открытия новой истории в отношениях КНДР и США».

Рабочих версий того, почему Трамп и Ким столь внезапно разъехались, может быть несколько. Первая версия соответствует рассказу Трампа – стороны не договорились, однако «показания» сторон несколько различаются. Если верить Трампу, Ким был готов демонтировать атомный реактор в Йонбёне (то, что считается ключевым элементом ядерной программы КНДР), но а) американцы знали больше и хотели большего; б) в ответ КНДР запросила полное снятие санкций, к чему США не были готовы, после чего разговаривать стало не о чем. 

Ким – Трамп: почему в Ханое не сработала личная дипломатия и что будет дальше
Переговоры между Кимом и Трампом, скорее всего, будут продолжены, несмотря на неудачу в Ханое. И при определённом – крайне благоприятном – повороте событий они могут привести к компромиссу, который, не означая ядерного разоружения КНДР, всё-таки снизит геополитические риски, связанные с северокорейской ядерной программой. В любом случае сам факт ведения переговоров оказывает позитивное влияние на ситуацию в регионе и должен приветствоваться, считает Андрей Ланьков, профессор Университета Кунмин (Сеул).
перейти
© Reuters

Глава МИД КНДР Ли Ён Хо на экстренном брифинге заявил, что КНДР предлагала лишь частичную отмену санкций, а не полную, как утверждал Трамп. Взамен северяне обещали дать письменные гарантии о сохранении моратория на ракетные и ядерные испытания, а также об окончательном прекращении переработки плутония и урана – читай, о закрытии ядерного центра Йонбён под наблюдением американских экспертов. При этом речь шла лишь об отмене санкций, затрагивающих гражданский сектор экономики КНДР, а США внезапно потребовали дополнительных шагов, которые и оказались камнем преткновения.

Эта версия косвенно подтверждается оговоркой госсекретаря Помпео, который сказал, что Север, «по сути», предлагал полную отмену санкций. И правда, большинство ограничений направлено не на специфические товары, связанные с оборонкой, а в лучшем случае на продукты двойного назначения. Текстиль, уголь, рабочая сила – всё это формально гражданский сектор.

Но, отталкиваясь от фразы президента США – «они даже не знали, что мы об этом знаем», вполне возможно, что в качестве условий США могли поставить демонтаж и/или инспекции не только общеизвестных объектов. Здесь вспоминается новогодняя речь Ким Чен Ына, где он среди прочего упоминал о строительстве атомных электростанций. В 2016 году о том, что «мы строим АЭС», северокорейцы говорили автору. И если подобные разговоры дошли до Трампа, то он вполне мог поинтересоваться, что же это за АЭС и можно ли на её реакторе получать нужные для атомного оружия уран или плутоний. Ибо если да, то показательное уничтожение старого реактора – просто жест на публику. Ведь есть новый!

Вторая версия, выдвинутая экс-министром объединения Чон Се Хёном, говорит о том, что всё испортил советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, который внезапно потребовал от КНДР полного раскрытия данных не только о ядерной программе КНДР, но об оружии массового поражения вообще (химическое, биологическое и так далее). Ястребы в США нередко трактуют «денуклеаризацию» как лишение КНДР любого ОМП, ястребиная позиция Болтона хорошо известна, и поэтому, хотя доля конспирологии в такой версии есть, она принимается во внимание.

Третья версия связана с тем, что итог саммита испортила внутриполитическая конъюнктура в США. 27 февраля в публичных показаниях Майкла Коэна на Трампа «вылилось 40 бочек компромата», и это повлияло на ход переговоров. Возможно, Ким задал Трампу следующий вопрос: «Лично мы друг другу доверяем, но где гарантия, что твой преемник не дезавуирует наши договорённости?» Возможно, Трамп решил, что на подобном фоне любые разработанные ранее соглашения, предусматривавшие какие-то шаги навстречу друг другу, будут выглядеть преступной уступкой – мало того, что общественное мнение узнало, что Трамп расист, мошенник и негодяй, так он ещё и «лёг под северокорейцев»! В таком случае лучше ничего не подписывать, вернувшись к теме, когда страсти в США улягутся.

Когда автор смотрел пресс-конференцию президента США, у него возник вопрос: «Кому она адресована – международной общественности или электорату Дональда Трампа?» Если выбрать второе, то многое становится на свои места. Трамп заявляет: «Мы не уступили! Не пошли на уступки КНДР и не стали подписывать заявление ради заявления. Диалог при этом никуда не делся, и мы будем его продолжать». Это хорошее объяснение для внутренней американской аудитории, которое позволяет выставить Трампа, может, и не победителем, но точно – не проигравшим.

Заметим, реакция американских конгрессменов этот факт подтверждает. И демократы, и республиканцы, наоборот, скорее хвалили президента за то, что в этот раз он ничего не подписал.

Если же говорить о том, провалился ли саммит, то, несмотря на «слитую концовку», стороны могут считать, что у них получилось. Трамп показал себя бескомпромиссным политиком, Ким получил ещё один саммит с американским президентом, что выбило из его образа лидера страны-изгоя ещё один кирпич. Стороны подтвердили продолжение диалога и курс на разрядку региональной напряжённости.

А дальше? Об этом мы будем судить по тому, с какой частотой и плодотворностью будут идти переговоры на уровне рабочих групп. Если этот процесс не прекратится, значит, от курса на диалог не отказались и, возможно, когда внутриамериканские страсти улягутся, шанс провести результативную встречу, на которой стороны пойдут на обсуждаемые ранее взаимные уступки, появится вновь.

От ненависти до любви – один Ханой
27–28 февраля во Вьетнаме проходит второй саммит между лидерами США и КНДР. Такого ажиотажа, как первая встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына, он уже не вызывает – многие размышляют: не станет ли Ханой повтором Сингапура? Будут ли предприняты какие-то реальные меры по снижению напряжённости между двумя сторонами? Как на это может повлиять внутренняя ситуация в США и КНДР и внешние игроки? На эти и другие вопросы попытались ответить эксперты 27 февраля в ходе Валдайской дискуссии, модератором которой выступил программный директор Клуба «Валдай» Иван Тимофеев.
перейти
© Клуб «Валдай»
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.