От ненависти до любви – один Ханой
ДИСКУССИОННАЯ ПЛОЩАДКА КЛУБА «ВАЛДАЙ» (МОСКВА, УЛИЦА БОЛЬШАЯ ТАТАРСКАЯ, ДОМ 42)
Список спикеров

27–28 февраля во Вьетнаме проходит второй саммит между лидерами США и КНДР. Такого ажиотажа, как первая встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына, он уже не вызывает – многие размышляют: не станет ли Ханой повтором Сингапура? Будут ли предприняты какие-то реальные меры по снижению напряжённости между двумя сторонами? Как на это может повлиять внутренняя ситуация в США и КНДР и внешние игроки? На эти и другие вопросы попытались ответить эксперты 27 февраля в ходе Валдайской дискуссии, модератором которой выступил программный директор Клуба «Валдай» Иван Тимофеев

В то время, когда саммит Ким – Трамп только начинался, во Вьетнаме находился эксперт клуба «Валдай» Георгий Толорая, руководитель Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН, исполнительный директор Национального комитета по исследованию БРИКС. По видеосвязи он поделился с участниками дискуссии своими впечатлениями от происходящего: «Ситуация сейчас динамичная, но предсказать никто ничего не может. Говорят, что готова декларация, будет механизм экономической помощи КНДР и что северокорейцы якобы подтвердили готовность закрыть ядерную базу. Но что в итоге получится – неизвестно».

Более подробный разговор продолжили эксперты на площадке в Москве. «Происходящее на саммите будет в русле исторической логики, от которой нельзя отойти в сторону, – сказал заместитель директора Первого департамента Азии МИД России Игорь Сагитов. – Переговорщики – очень уважаемые и опытные политики, это ответственные лидеры своих государств, и поэтому я бы не стал ждать каких-либо неожиданностей». Эта «историческая логика», по его мнению, заключается в том, что на первом этапе переговоров необходимо было снизить военную напряжённость на полуострове, что и было достигнуто. На втором этапе должны последовать меры по налаживанию диалога и укреплению доверия между двумя сторонами, которые могут включать создание офиса связи, обмен делегациями или договор о мирном сосуществовании.

Именно эти меры, по мнению эксперта, станут основой для установления безопасности на полуострове и – шире – в Юго-Восточной Азии. Что же касается ядерной программы КНДР, то это лишь одна из – хотя и безусловно важная, – часть более общей повестки. Он отметил, что нужна коллективная безопасность и гарантии, что мирная ситуация не будет подвержена влиянию извне или другим колебаниям, чтобы, если кто-то вдруг решил бы покинуть этот механизм, он сохранил бы устойчивость. Ожидать со стороны КНДР каких-то уступок, подчеркнул Сагитов, можно лишь при условии, что ей будут обеспечены гарантии в военной, политической, экономической и гуманитарной сферах. Нам же остаётся надеяться на хорошее завершение переговоров, заключил спикер.

Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, согласился с коллегой и подчеркнул, что построение системы безопасности в регионе связано с большими рисками для обеих сторон. Так, Ким Чен Ын рискует тем, что если пойдёт на серьёзные уступки в плане разоружения, то преемник Трампа может отказаться от сделки, и он останется ни с чем. С другой стороны, в связи со внутриполитической ситуацией в США, сам Трамп не имеет права на ошибку, поскольку это вызовет шквал критики со стороны обеих партий в Конгрессе. «Ким и Трамп – прагматики и понимают, что война – это не выбор, но переговоры, которые нанесли бы урон престижу страны или её обороне – тоже не выбор, – подчеркнул Асмолов. – В этой ситуации сложных взаимных рисков стороны поставили процесс на паузу. От второго саммита ожидают какой-то конкретики, но перед Кимом и Трампом стоит непростая задача: это должны быть важные шаги, которые хорошо смотрелись бы в кадре, но при этом не были бы реальными уступками ни для кого».

Со стороны Кима такими мерами может быть демонтаж ядерных реакторов, сокращение «демонизации» США в официальной пропаганде и нейтралитет в американо-китайском стратегическом противостоянии. Что касается Трампа, он связан по рукам и ногам в гораздо большей степени, так что максимум, чего можно ожидать – заявления о ненападении либо завершении войны или обещания не вводить каких-либо санкций наряду с существующими. 

Новый саммит Трамп – Ким: пока стороны ведут диалог, пушки молчат
Константин Асмолов
Меньше недели осталось до начала второго саммита Дональда Трампа и Ким Чен Ына, который пройдёт в Ханое 27–28 февраля. О том, каковы его возможная повестка и перспективы, пишет Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.
Мнения экспертов

Точку зрения Асмолова поддержал профессор Университета Кунмин (Южная Корея) Андрей Ланьков. «Скорее всего, будет достигнуто соглашение, по которому КНДР ликвидирует часть своих объектов, связанных с ядерной программой, – предположил он. – Со стороны США, я ожидаю, что будут сделаны шаги по исключениям для Южной Кореи, чтобы Юг мог вкладываться в Север. Не исключено и сокращение американского присутствия в Корее. Есть вероятность, что этот саммит будет, как сингапурский, но это маловероятно, поскольку стороны заинтересованы в достижении какого-либо результата». Для Кима, подчеркнул эксперт, это вопрос выживания, а для Трампа – всё ещё вопрос президентской кампании, и это обстоятельство неизбежно окажет влияние на результаты саммита.

Особое внимание участники дискуссии уделили вопросу о санкциях против Северной Кореи – как со стороны США, так и со стороны ООН и других игроков, в том числе Южной Кореи и Японии. Андрей Ланьков подчеркнул, что санкции не нанесли экономике страны серьёзного ущерба, но затормозили её развитие. «Жить под санкциями северокорейцы могут довольно долго, но без экономического роста. Поэтому Ким Чен Ын будет завтра добиваться от Трампа максимального смягчения санкций», – сказал он.

Константин Асмолов в свою очередь уточнил, что особенно сильное влияние на экономику Северной Кореи могут оказывать вторичные санкции в конкретных областях: это, касается, например, дорогостоящего медицинского оборудования. Вполне вероятно, что свою часть санкций снимет РК, а США могут способствовать смягчению санкций со стороны ООН.

Шагов, которые могла бы сделать та или другая сторона для того, чтобы можно было переходить к чему-то большему, просматривается множество. Вопрос лишь в том, будут ли они сделаны – а это покажет завтрашний день.