Жёсткие альянсы или коалиции ad hoс? Что ждёт военно-политические союзы в XXI веке

20.06.2017

19 июня в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия о тенденциях в сфере военно-политического союзничества, в ходе которой прошла презентация Валдайской записки «Союзники России и геополитический фронтир в Евразии».

Дискуссия шла вокруг вопроса о том, насколько эффективно политика России на обширном пограничье (фронтире) с другими центрами силы обеспечивает её геополитические интересы. Авторы записки считают, что в первые десятилетия XXI века Россия успешно осваивает новую для себя геополитическую нишу. Она не пытается включить в свой состав или в жёсткую сферу влияния лимитрофные территории и склонна принять как данность их идентификационную текучесть. А система союзов, создаваемых Россией, не предполагает долговременной политической и военной вовлечённости за пределами её границ, допуская лишь точечное присутствие в наиболее важных для неё регионах.

Андрей Сушенцов, программный директор клуба «Валдай» и один из авторов доклада, отметил, что для западного геополитического фронтира России характерна высокая неопределённость и напряжённость. У относящихся к нему стран есть два пути: нагнетать эту напряжённость, представляя своё положение более «угрожающим», чем оно есть на самом деле, или сглаживать её. Первый путь избран прибалтийскими государствами, которые внесли решающий вклад в секьюритизацию балтийской повестки дня в последние годы.

По словам Сушенцова, это резко контрастирует с ситуацией на российско-китайском пограничье. «Между Россией и Китаем геополитического фронтира нет, они не конкурируют за Монголию или Киргизию», – отметил он. Причина такой ситуации, по его словам, в том, что Москва и Пекин строят свои отношения на принципах равенства, уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела и учёта интересов друг друга.

Союзники России и геополитический фронтир в Евразии Валдайская записка №66
Нестабильность на многих участках протяжённой границы России вынуждает Москву к активному обозначению своего военного присутствия в поясе своих границ. Фронтир взаимоотношений России и Запада сдвинулся дальше от российских границ. На Украине и в Сирии Россия доказала, что способна жёстко отстаивать свои позиции.

С этой точкой зрения согласен Василий Кашин, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН. По его мнению, идеальный образ будущего российской внешней политики – это то, чего Москва могла бы достигнуть в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Если Россия выйдет на мирный договор с Японией, то в Азии она станет полной противоположностью тому, что представляет в Европе. Этот идеал было бы хорошо распространить на все направления российской внешней политики, что на практике вряд ли возможно. Основной вопрос в проблемных регионах – может ли Россия стабилизировать свои отношения с оппонентами или они будут развиваться по логике борьбы, считает Кашин.

Согласно авторам записки, сеть союзов, в которую включена Россия, уместно рассматривать с точки зрения её адекватности глобальным трендам трансформации самого института международного военно-политического союзничества. Военно-политические альянсы в мире всё чаще создаются как проекты под решение конкретных задач. Пользуясь словами Дональда Рамсфелда, «не коалиция определяет миссию, а миссия определяет коалицию». Структура российских союзов, по мнению Сушенцова, адекватна требованиям международной среды. Так, ОДКБ – менее обязывающая организация, чем НАТО, в ней нет жёсткости и идеологизированности, а её структура дополняется двусторонними союзами России с государствами-членами. Россия и её союзники более подготовлены к неопределённости вызовов и угроз, считает программный директор клуба «Валдай».

Соавтор записки Николай Силаев, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России, подчеркнул в своём выступлении, что коалиции ad hoc – это устойчивая тенденция, воспроизводящая другие тенденции современного мира. Россия, считает Силаев, стремится поддерживать в каждом регионе такой баланс сил между региональными игроками, который соответствовал бы текущим целям её политики.

Алексей Дзермант, старший научный сотрудник Института философии НАН Белоруссии, участвовавший в дискуссии по видеомосту, выразил озабоченность по поводу подхода, не предполагающего вступления России в постоянные союзы. Он указал на то, что в условиях жёсткого нагнетания риторики со стороны НАТО военно-политический союз России и Белоруссии – единственный шанс сдержать эскалацию. Между тем, как отмечают авторы записки, российское военное строительство последних лет показывает, что регион, включающий в себя Калининградскую область, Белоруссию, страны Прибалтики и Польшу, российское руководство не рассматривает как наиболее уязвимый, поэтому традиционная для Минска политика извлечения политических и иных преимуществ из противостояния между Россией и Западом на постсоветском пространстве, периодически даёт сбои.

Один из вопросов, заданных в ходе дискуссии, касался того, могут ли у России возникать не ситуационные союзники, а те, с кем мы разделяем экзистенциальную угрозу. В качестве такого потенциального союзника был назван Иран. Василий Кашин отметил, что попытки сближения с Ираном поставят под угрозу отношения с Израилем, которые ценны России, а также могут вызвать озабоченность в Таджикистане, отношения которого с Тегераном в последнее время характеризуются определённой напряжённостью.

Особый интерес аудитории вызвали концептуальные основы политики России на Ближнем Востоке. Говоря об отличии между современной Россией и СССР в подходах к выстраиванию союзов, Николай Силаев указал на то, что у последнего на Ближнем Востоке были чёткие союзники и чёткие враги, чего нельзя сказать о России. Как известно, Россия поддерживает тесные отношения с ведущими игроками региона, не вступая в обязывающие союзы. Даже дружественные российско-сирийские отношения, имеющие многолетнюю историю, не предполагают юридических обязательств друг перед другом, предписывающих им вступать в войну в случае агрессии третьей стороны в отношении союзника. Возможность удерживать региональный баланс важнее постоянных союзов, подытожил Силаев. 

Материалы по теме

От Лиссабона до Сингапура: поиск точек соприкосновения в Евразии XXI века
02.10.2017
Роль евразийства заключается в его практической применимости, но без синтеза общей ценностной основы эта концепция крайне слаба, считают участники сессии клуба «Валдай», которая прошла 29 сентября в

Рубрика:
События клуба
Северо-Восточная Азия: трудный путь к совместному процветанию и безопасности
08.09.2017
Совместные экономические инициативы и проблемы безопасности в Северо-Восточной Азии оказались в центре обсуждения на сессии клуба «Валдай», которая прошла 6 сентября во Владивостоке в рамках

Рубрика:
События клуба
Евразия: обречённая на разделённость?
07.09.2017
Будучи родиной многих народов, Евразия никогда не была для них домом. Она всегда была лишь абстрактной идеей, мечтой, но никогда не могла стать субъектом геополитики. Наша цель – осмыслить Евразию в

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться