Россия и Франция: начать с чистого листа?
Дискуссионная площадка клуба «Валдай» (Москва, улица Большая Татарская, дом 42)
Список спикеров

Хотя отношения России с абстрактным «коллективным Западом» сегодня продолжают оставаться напряжёнными, в последнее время в них наметились перемены, связанные прежде всего с Францией. В августе во французском Форте Брегансон состоялась встреча между президентами Владимиром Путиным и Эммануэлем Макроном, на которой последний заявил о близком конце «западной гегемонии» и обозначил необходимость «перезагрузки» в отношениях между Россией и Европой. 14 октября на площадке клуба «Валдай» состоялась встреча с послом Французской Республики в России Сильви-Аньес Берманн, в ходе которой гостья Клуба поделилась своим видением динамики этих отношений и вписала их в более широкий геополитический контекст.

По словам модератора встречи, директора по научной работе клуба «Валдай» Фёдора Лукьянова, сегодня Франция в лице Эммануэля Макрона не просто решилась улучшить отношения с Россией, но взяла на себя роль посредника в её взаимодействии с ЕС. «У него есть чёткое видение того места, которое Россия будет занимать в новом мире, и сейчас инициатива исходит именно с французской стороны, – отметил он. ­– Москва воспринимает то очень позитивно и готова развивать это направление».

В своём выступлении госпожа посол обозначила основные события, которые продемонстрировали улучшение отношений между Россией и Францией и привели их, как она выразилась, «к новому взлету»: это встречи в Брегансоне, в Версале, в Санкт-Петербурге, наконец, саммит «Большой двадцатки», когда президенты двух стран дали совместную пресс-конференцию и провели личные переговоры. «Несмотря на все разногласия, между двумя лидерами государств выстраиваются отношения доверия и взаимного уважения. Они устремлены в будущее и стремятся оставить упрёки в прошлом», – заявила она.

Россия – Франция: не прорыв, но шаг к стабилизации отношений
Татьяна Романова
Гораздо важнее и продуктивнее для стабилизации отношений – не блицвизиты высокого уровня, а регулярная, ежедневная работа чиновников различного уровня, начиная с самого низкого, парламентариев, судей, представителей бизнеса, пишет Татьяна Романова, доцент кафедры европейских исследований СПбГУ, комментируя недавний визит премьера Дмитрия Медведева во Францию. По её мнению, именно так укрепляются транснациональные и трансправительственные контакты, которые создают каркас прочных отношений и способствуют снятию стереотипов.
Мнения экспертов

Вместе с тем имеет место ряд кризисов, выступающих, по её выражению, как бы «индикатором» этих отношений. Во-первых, это Украина, из-за ситуации вокруг которой между Россией и ЕС впервые наметилось расхождение. «На основе доброй воли обеих сторон, России и Украины, можно будет в дальнейшим найти решение, которое позволит отменить санкции или, по крайней мере, их смягчить. Владимир Зеленский – достаточно гибкий политик, и в ближайшее время – например, в ноябре, – нужно устроить новую встречу в нормандском формате. Она позволила бы обозначить наши взгляды и разногласия», – заявила по этому поводу Сильви-Аньес Берманн. Во-вторых, это конфликт в Сирии, в отношении которого у России и Франции меньше разногласий, хотя ситуация и осложнилась в связи с недавней операцией турецких войск. Война в Сирии, равно как и столкновения в Ливии и ЦАР, предоставляют двум странам возможность действовать заодно и на благо мира. Среди прочих перспективных областей взаимодействия между двумя странами госпожа посол назвала борьбу против терроризма, кибербезопасность, космические программы, а также ядерную энергетику.
Страхи и надежды Макрона: российский вектор внешней политики Франции
Алексей Чихачёв
При всех негативных вводных (вроде продления санкций) французское руководство не хочет полностью закрывать окно возможностей для диалога с Россией. На это есть ряд причин. В частности, неслучайно согласие Франции на полноправное членство России в ПАСЕ и Совете Европы. В случае своего выхода Россия, рассуждают в Париже, сможет окончательно сделать другой политический выбор (например, отойти ближе к Китаю), а это фактически будет означать резкое ослабление влияния Европы как глобального центра притяжения и как цивилизационного образования, пишет Алексей Чихачёв, эксперт Российского совета по международным делам.
Мнения экспертов

В ходе общения гостя Клуба с экспертами и журналистами был поднят ещё один важный вопрос: если Россия – это одна страна, будущее которой можно считать более или менее предсказуемым, то каково будущее ЕС – или, шире, Европы? «Макрон вёл свою программу по европейской теме, и его выбрали как европейца, – заявила госпожа посол. – Сейчас перед Европой стоит множество вызовов: есть Brexit, не всё гладко в Италии, госпожа канцлер Ангела Меркель заявила, что уходит в отставку. Есть глобальные темы – например, проблема мигрантов. На все эти вопросы нужно найти ответы. Понятно, что это получится не моментально, но нам всегда удавалось преодолевать кризисы, и ЕС останется единым блоком и в торговых отношениях, и в отношениях с Россией».

В целом, как отметил в заключение встречи Фёдор Лукьянов, можно говорить и о серьёзном изменении отношения со стороны российского руководства – оно стало очень спокойным и лишённым какой-либо экзальтации. «Может быть, новая фаза уже наступила. Отношения между Россией и ЕС заслуживают большего, и кроме Франции выводить их на новый уровень некому», – подытожил он.