Валдайский клуб на Raisina Dialogue: глобализация добровольцев – принцип следующей эпохи?
Нью-Дели
Список спикеров

В Дели на конференции Raisina Dialogue состоялась дискуссия «Политика стала глобальной: как устроен мировой порядок, в котором нет единства мировоззрений». Это первый опыт партнёрства Observer Research Foundation, организатора конференции, и Международного дискуссионного клуба «Валдай».

В прошлом году Валдайский клуб выпустил доклад «Возвышение Римланда: новая политическая география и стратегическая культура», в котором анализировал последствия роста Китая и Индии для будущего мирового устройства. Основная мысль заключалась в том, что следующий мировой порядок неизбежно будет создаваться под влиянием многих игроков, стратегическая культура которых существенно отличается. И вопрос в том, какой станет равнодействующая разных мировоззрений. Дискуссия на Raisina развивает положения доклада.

В валдайской сессии приняли участие председатель Совета ПИР-Центра генерал Евгений Бужинский, президент и главный исполнительный директор американского Института «Восток – Запад» Кэмерон Мантер, экс-глава представительства Китая при Европейском союзе Ян Яньи, международный редактор «The Times of India» Индрани Багчи, советник главы Центра стратегических разработок Антон Цветов. Вёл обсуждение директор по научной работе Фонда развития и поддержки Международного дискуссионного клуба «Валдай» Фёдор Лукьянов.

Кэмерон Мантер по просьбе ведущего остановился на тенденциях американской политики, от которой в значительной степени зависит то, что происходит во всём мире. Нынешняя ситуация – не изобретение Трампа. Он привнёс свой весьма своеобразный стиль, но предпосылки были и прежде – достаточно вспомнить президентство Джорджа Буша в 2001–2009 годах. Америка, как и весь мир, переживает процесс трансформации, консенсуса относительно проводимой политики в США нет. Все наиболее громкие решения Трампа в сфере международной безопасности – от выхода из соглашений по климату и по иранской ядерной программе до вывода войск из Сирии и отказа от ДРСМД – вызывают острые споры в военно-политическом и дипломатическом сообществе, многие им противостоят. При этом ничто их вышеперечисленного не противоречит прежним тенденциям в американской политике. Возвращение к status quo ante после Трампа уже точно не будет. То, что происходит сегодня – не какой-то произвол отдельного человека или группы лиц, это возникновение новой системы, просто мы к ней не привыкли.

Евгений Бужинский обратился к теме ядерного оружия. Контроль над ядерными вооружениями был ядром не только стратегической стабильности, но и всего миропорядка второй половины ХХ века. Он стоял на трёх договорах-столпах – о ПРО, РСМД и СНВ. С 2001 года эти столпы ликвидируются, и есть все шансы, что в 2021-м с истечением ныне действующего соглашения по СНВ уйдёт последний.

На смену прежней системе должна прийти какая-то другая – слишком велика опасность неконтролируемого развития в этой сфере. Так, большим достижением модели контроля над вооружениями была прозрачность, возможность верификации. В дальнейшем система не может быть двусторонней, она должна включать другие ядерные державы, как минимум – Китай и Индию.

Не потерять контроль: стратегические вооружения и российско-американские отношения
Вслед за заявлением президента США Дональда Трампа о возможном выходе из договора о РСМД в Сенат США внесён законопроект, ограничивающий продление российско-американского договора СНВ-3. Подписанный во времена президентства Дмитрия Медведева и Барака Обамы, договор действует до 2021 года, но может быть пролонгирован. Сергей Веселовский, доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России, считает, что двусторонние договоры СНВ в текущем виде себя практически исчерпали и дальнейшие переговоры необходимо вести уже в формате пяти ядерных держав, так как их национальные ядерные арсеналы хоть и не сравнялись по численности, но всё же уже сопоставимы.
перейти
© РИА Новости/МО РФ
Посол Ян Яньи призвала отказаться от принципа гарантированного взаимного уничтожения (MAD) в пользу принципа гарантированного взаимного процветания (MAP). Она подчеркнула, что мировой порядок, сложившийся после Второй мировой войны, принёс большинству стран фантастический прогресс. И развитым, и развивающимся. Поэтому нельзя его терять. КНР и США только что отметили сорокалетие дипломатических отношений, и урок из этого периода совершенно однозначный – выгода только в сотрудничестве, конфронтация приносит только убытки. По словам посла, есть вещи, в которых Пекин не пойдёт ни на какие компромиссы – это суверенитет и территориальная целостность, торг тут неуместен. В том, что касается торговли и экономики, Китай готов на максимальную гибкость и поиск взаимных решений.

Индрани Багджи откровенно призналась: у Индии уход прежнего порядка вызывает смешанные чувства. С одной стороны, исчезновение правил не укрепляет глобальную безопасность. С другой – далеко не во всех проявлениях прежний порядок устраивал Индию, он её дискриминировал. Например, ДНЯО – несправедливый договор, Индия не попала в ядерный клуб по стечению обстоятельств, и ей понадобилось 40 лет, чтобы туда фактически прорваться, хотя она имела такое право с самого начала. Так что у Индии, откровенно говоря, нет особых оснований так уж горевать в связи с возможным исчезновением ДНЯО.

То же касается и регионального устройства. Существовавший до недавнего времени региональный и мировой порядок ущемлял геополитические интересы Индии, вытеснив её из стратегически важных для страны сфер – от Ормузского пролива до западной части Тихого океана. И теперь благодаря набирающей силу инициативе Индо-Тихоокеанского региона Индия возвращается туда, где она должна быть по праву. Возвращается не сама по себе, а через систему партнёрств, но – всё равно. И это справедливо, уверены в Дели, хотя в Китае и России такое многим не нравится.

Антон Цветов обратил внимание, что многочисленные сегодня региональные инициативы – от Индо-Пацифики и «Одного пояса, одного пути» до МЕРКОСУР или Евразийского экономического союза – по сути, не только региональные, все они имеют глобальное измерение, хотя бы тем, что в них вовлечены глобальные державы. 
Это и есть новая структура глобализации, которую можно назвать, перефразируя давнее высказывание Дональда Рамсфельда, «глобализацией добровольцев». Именно такое объединение стран по интересам, возможно, более или менее ситуативное, представляет собой принцип следующей эпохи.
Можно ожидать роста интереса к такому понятию из прошлого, как «Движение неприсоединения». Его основная идея о том, что страны не хотят связывать себя жёсткими обязательствами в рамках альянсов, представляется весьма актуальной.

По словам Фёдора Лукьянова, участие «Валдая» в конференции Raisina-2019 – лишь начало сотрудничества. Валдайский клуб и фонд ORF намерены продолжать кооперацию.